Следствие ведут одни знатоки

Руководитель управления СКП РФ: “Штат не укомплектован, но мы выбираем только лучших”

29 июня 2008 в 15:53, просмотров: 974

Одна из ключевых перестановок в Следственном комитете при прокуратуре России — недавняя смена руководства Главного следственного управления — до сих пор вызывает массу вопросов и домыслов. О том, что же на самом деле сейчас происходит в основной структуре СКП, в эксклюзивном интервью “МК” рассказал новый руководитель одного из управлений ГСУ Сергей Маркелов.

— Ваше назначение связано с самым крупным скандалом с момента создания СКП. Ваш предшественник Довгий практически прямо говорил, что под него “копало” управление собственной безопасности СКП. Вы бывший сотрудник УСБ. Что же происходит в СКП? Как вы можете описать эту ситуацию?

— Возможно, своим ответом на ваш вопрос о ситуации в Следственном комитете я не оправдаю ожиданий и даже огорчу некоторых “любителей жареного”, поскольку сенсации не будет.

Информации о нас публикуется немало, скорее даже много, что в целом вроде бы неплохо, однако информация эта неоднородная, а нередко тенденциозная и провокационная. Особенно охотно муссируется (я бы даже сказал, эксплуатируется) получившая скандальный оттенок тема недавних отставок в руководстве нашего главка, для чего в некоторых случаях используются скомпрометировавшие себя лица из числа бывших наших “коллег по цеху”, что, по замыслу творцов информационных скандалов, должно придавать их сочинениям некую правдоподобность.

С 7 сентября 2007 года, с момента образования Следственного комитета (СК) и до назначения 11 марта 2008 года в Главное следственное управление, я работал в управлении (ныне Главное управление) собственной безопасности, физической защиты и служебных проверок СК, которое, как вы говорите, “копало” под бывшего руководителя главка. Однако к его отстранению от должности и последующему увольнению из СК я отношения не имею.

Я не буду комментировать ни обстоятельства, приведшие к его увольнению, ни вопросы его виновности или невиновности. Все эти вопросы будут исследованы в установленном законом порядке, им будет дана правовая оценка, поэтому давайте не будем мешать спокойному завершению расследования и при необходимости решению суда.

Тем не менее полагаю, что создание в СК подразделения собственной безопасности и его деятельность имеют большое положительное значение. Оно позволяет отфильтровывать ненужное и чуждое, имея целью, как раньше говорили, сохранить “чистоту рядов”, что весьма непросто с учетом усилий разных, извините за армейский сленг, “постановщиков помех”.

А в целом обстановка в СК, в частности в Главном следственном управлении, нормальная, напряженная, т.е. работы хватает. Причем работаем мы не как белка в колесе, а предметно и невзирая на лица.

— Очень много говорят о качестве работы следователей и их нехватке.

— Штатная численность следователей ГСУ — 98 человек, в том числе старших следователей по особо важным делам, следователей по особо важным делам и старших следователей. При этом штат укомплектован на две трети. Но дефицита кадров нет. Наоборот, кандидаты на должности проходят тщательный отбор, и не только по своим профессиональным и деловым качествам, но и по другим параметрам, поскольку следователь — профессия уникальная, требующая самоотдачи и колоссальной работоспособности в нередко стрессовых ситуациях и чисто человеческих качеств. В производстве следователей ГСУ находится около 150 уголовных дел. По большей части это дела о преступлениях, относящихся к категории тяжких и особо тяжких, а также имеющих большой общественный резонанс, по которым под стражей содержится 150 человек. Более 56% из их числа составляют преступления экономической и коррупционной направленности.

Для того чтобы реально ощутить нагрузку на следователей главка, достаточно упомянуть об объемах этих дел. К примеру, объем уголовного дела по обвинению руководителя коммандитного товарищества “Социальная инициатива” Карасева и четверых членов товарищества составляет 1472 тома (из них 450 томов с материалами выделенного дела направлены в суд), а количество потерпевших — 7714 человек.

А дело о контрабанде из КНР — более 600 томов. Для работы по делу была создана следственная группа в количестве 19 человек. Они же процессуально оформляют изъятые по делу вещественные доказательства (более 64 тыс. наименований).

— Что происходит с “делом Политковской”? Отпущен в том числе наиболее одиозный фигурант — Шамиль Бураев. Многие СМИ утверждают, что дело разваливается. А председатель СКП говорит, что дело готово к передаче в суд.

— Следствие по делу об убийстве обозревателя “Новой газеты” продолжается. Установлена группа лиц из четырех человек, причастных к убийству Политковской. Собранных по делу доказательств достаточно для составления обвинительного заключения в отношении этих фигурантов, поэтому в отношении их предварительное следствие окончено. Но в ходе дальнейшего расследования необходимо провести ряд следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, направленных на установление других соучастников преступления, в том числе и его инициатора (заказчика).

— А какие подвижки по другим “громким делам”?

— В производстве только одного из следователей по особо важным делам ГСУ находятся четыре уголовных дела, в том числе так называемое “дело ЮКОСА” по обвинению Ходорковского и Лебедева в хищении путем обмана с подготовкой подложных документов 38% акций ОАО “ВНК”, принадлежащих России, общей стоимостью более 3 млрд. 621 млн. 563 тыс. руб., акции ОАО “НК ЮКОС” на общую сумму более 222 млн. 334 тыс. руб., а также в легализации имущества, добытого преступным путем в 1998—2004 годах, на общую сумму более 487 млрд. руб. и более $7 млрд. В другом деле по факту причинения имущественного ущерба ОАО “Апатит” и присвоения зарубежных активов “НК ЮКОС” путем перевода в специальный фонд, учрежденный в Голландии, соединено более 20 уголовных дел по обвинению Спиричева, Черниковой, Карташова, Горбачева, Чернышевой, Дубова, Маруева, Брудно, Елфимова, Ивлева, Невзлина, Бурганова, Гололобова (все обвиняемые объявлены в международный розыск, по делу планируется предъявить также обвинение еще 5 лицам из руководства ОАО “НК ЮКОС”, объем дела составляет более 3000 томов). А объем уголовного дела, возбужденного в отношении находящейся в международном розыске главного бухгалтера ОАО “НК ЮКОС” Голубь, составляет 2800 томов.

Неоднократно Следственный комитет при прокуратуре информировал общественность о ходе расследования уголовных дел в отношении заместителя министров финансов России Сторчака, которое возбуждено 9 ноября 2007 года в отношении конкретных лиц по приготовлению к хищению денежных средств из федерального бюджета Российской Федерации под предлогом покрытия затрат, якобы понесенных ЗАО “Содэксим”.

В ходе предварительного следствия установлено, что с 11 апреля 1996 года Министерство финансов Российской Федерации предоставило ЗАО “Содэксим” право на использование квоты в сумме 90,8 миллиона долларов США на поставку товаров из Алжира по заключенным АООТ “Внешинторг” контрактам.

29.05.1996 между ЗАО “Содэксим” и АОЗТ “ПКК “Санта-Рат” был заключен договор комиссии №21/96, согласно которому “Содэксим” по поручению “Санта-Рат” должно заключить контракты с инофирмой на поставку товаров. При этом комитент — ПКК “Санта-Рат” — взял на себя обязательство произвести предоплату товара и осуществить иные платежи.

Однако поступившие в распоряжение следствия документы о перечислении на счет Министерства финансов Российской Федерации во Внешэкономбанке денежных средств за право использования квоты в общей сумме 121 393 920 000 неденоминированных рублей, что составило на тот период 24 240 000 долларов США, вызвали сомнения в их подлинности.

В дальнейшем квота не была использована ни ЗАО “Содэксим”, ни АОЗТ “ПКК “Санта-Рат”. Кроме того, 22.06.2004 ПКК “Санта-Рат” признано банкротом и ликвидировано.

Члены организованной преступной группы, куда входил и Сторчак, решили использовать эту ситуацию и похитить денежные средства из федерального бюджета Российской Федерации под предлогом покрытия затрат, якобы понесенных ЗАО “Содэксим”. При этом Сторчак, зная о неправомерности требований ЗАО “Содэксим” к Правительству РФ, обеспечил подписание и направление в Правительство РФ письма о необходимости включения статьи в Федеральный закон “О Федеральном бюджете на 2007 год”, которая позволила бы осуществить расчеты с ЗАО “Содэксим” в общей сумме 43 миллиона 400 тысяч долларов США.

Кроме того, Сторчаком был подготовлен проект распоряжения Правительства Российской Федерации, предусматривающий погашение в 2007 г. задолженности перед ЗАО “Содэксим”, включая проценты, в общей сумме 40 миллионов долларов США.

Действия Сторчака и др. не были доведены до конца по независящим от них причинам, т.к. были пресечены в результате возбуждения уголовного дела с последующим их задержанием. В частности, Сторчак задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ 15 ноября 2007 г., а 16 ноября 2007 г. Басманным районным судом г. Москвы в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 23 ноября 2007 г. Сторчаку предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Вина Сторчака в инкриминируемых деяниях подтверждается материалами уголовного дела. Следствие по делу продолжается.

Проведенным расследованием по уголовному делу по факту убийства губернатора Магаданской области Цветкова и покушения на убийство замруководителя представительства администрации Магаданской области при Правительстве России Шапки, возбужденному 18 октября 2002 г., установлено, что это преступление совершено устойчивой преступной группой из более 8 человек, созданной в Москве в августе 2002 г. В ходе расследования были установлены факты других преступлений, совершенных этой группой. Расследование по делу завершено, с декабря 2007 г. содержащиеся под стражей четверо обвиняемых знакомятся с материалами дела.

— СКП часто упрекают в том, что под стражей содержатся подозреваемые, к которым могли быть применены более мягкие меры.

— Упреки в чрезмерно широком и необоснованном использовании такой меры пресечения, как заключение под стражу, в наш адрес раздаются нередко. Безусловно, это стресс для любого человека. Но это законная мера, и применяется она нами по расследуемым делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, когда налицо особая общественная опасность, очевидны возможность “развала” дела, противодействие следствию, запугивание участников процесса, что обуславливает необходимость изоляции от общества. И надо сказать, что суды с нашими аргументами соглашаются.

Тем не менее к вопросу об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу мы стараемся подходить ответственно и взвешенно, памятуя, что причиненный в результате уголовного преследования ущерб может быть возмещен государством в результате реабилитации в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

— Должен ли следователь нести материальную ответственность — возмещать по суду гражданину ущерб за неправомерное задержание, помещение под стражу? За это так ратует генпрокурор.

— Естественно, что такое возмещение наносит ущерб бюджету страны. С учетом этого я не исключаю возможности полной материальной ответственности следователя, но только в том случае, если ущерб реабилитированному причинен в результате преступных действий (бездействия) следователя, установленных приговором суда.

— Каким вы видите механизм контроля за следствием? Какова роль в этом общественных организаций, гражданского общества?

— Механизм процессуального контроля в стадии досудебного производства по уголовному делу предусмотрен в УПК РФ. И если выполняется соответствующим образом, обеспечивает как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Вмешательство в этот процесс общественных организаций, тем более гражданского общества, законом не предусмотрено. Законодатель четко определил участников уголовного судопроизводства как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Я же, как один из сотрудников СКП РФ, обязан точно следовать, как говорится, духу и букве закона и требовать этого от подчиненных, что я и делаю.

Термин “независимость следственных органов” применительно к стадии досудебного производства неприменим по объективным причинам. В ходе предварительного следствия по большинству уголовных дел, хотим мы того или нет, следователи зависят от надлежащей и эффективной работы экспертных учреждений, органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, своевременного и полного исполнения соответствующими компетентными органами иностранных государств запросов о правовой помощи и даже от того, насколько своевременно и полно осуществляется их материально-техническое обеспечение.

— Как вы оцениваете работу СКП сегодня?

— Прошло девять месяцев с момента начала работы СКП РФ, решение о создании которого вызревало долго и непросто, хотя необходимость создания этого нового следственного органа, казалось, была очевидна и диктовалась положением дел в нашем обществе в целом и в правоохранительной системе в частности.

В 90-е годы прошедшего века, в период кризиса госвласти, чувство безнаказанности породило разгул организованной преступности, доходивший до открытых войн между преступными группировками, которым с отчаянным упорством противостояли наши коллеги. Их работа в тот период нередко не была оценена по достоинству, и, надо признать, незаслуженно.

В это непростое время ушло немало грамотных, опытных профессионалов (этот исход с трудом, но все же удалось остановить). Именно тогда со всей очевидностью проявилась необходимость реформирования правоохранительных структур с целью повышения эффективности борьбы с преступными проявлениями в стране.

СПРАВКА "МК"

Сергей Иванович Маркелов родился в 1963 году в Калужской области, с 1982 по 1984 год проходил срочную военную службу в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане, командиром группы захвата в отряде специального назначения ГРУ.

После окончания Харьковского юридического института в 1989 году 16 лет проработал на прокурорско-следственных должностях в прокуратуре Москвы. Начинал с должности стажера-следователя, затем работал следователем, следователем по особо важным делам, заместителем и первым заместителем районного прокурора, прокурором района столицы, а также в центральном аппарате Генпрокуратуры РФ в должности начальника отдела — замначальника управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью органов ФСБ.

Имеет награды: орден Красного Знамени, медаль “За отвагу”, именное оружие. Государственный советник юстиции III класса.



Партнеры