Россиянку обезжирили на 60 кг

Проведена уникальная операция по удалению рекордного живота

30 июня 2008 в 17:56, просмотров: 1482

Когда я позвонила в Борисоглебск Наде Шапкиной и попросила ее об интервью, девушка разрыдалась и бросила трубку: “Я не могу больше об этом говорить, надоело!”

Еще бы — такой славы, какая теперь у Надежды, и врагу не пожелаешь. В Интернете красуются ее многочисленные фотографии с надписью “женщина-фартук” и “женщина-живот”. До и после операции.

На фотографиях Надя почти обнажена. Но назвать это эротикой можно только с большой натяжкой… Ведь большую часть своей молодой жизни Надежда, а ей всего-то 32 года, носила на себе вес еще одного взрослого человека — 60-килограммовый живот, который в конце концов достиг таких гигантских размеров, что волочился по земле.

Ее уродство стало следствием врачебной ошибки.

“Дочка появилась на свет вполне нормальным ребенком — 3 кило 800 граммов, — рассказывала позже ее мама, Валентина Ивановна. — У нас в семье все довольно плотные, хотя ожирением мы не страдаем. Но в подростковом возрасте случилась трагедия, Надюшка заболела желтухой и загремела в больницу. Лечащий врач у нас попалась неопытная, только после медицинского института, назначила ей кое-как лечение, а сама сбежала в отпуск и не проследила за ходом”.

Побочный эффект

Что мы, мечтающие избавиться от трех—пяти, как нам кажется, лишних килограммчиков… То вползающие в диету, то так же резво, как кошки, спрыгивающие с нее…

Разве же это проблемы?

Надежду Шапкину сегодня знает весь Борисоглебск и еще пол-Воронежа, кто увидел ее хотя бы раз — не забудет. В далекой юности, когда Надя еще могла передвигаться по земле самостоятельно, то и дело слышала в свой адрес: “Вон жиртрест гулять пошел!”, “Какая корова!”, “Сама виновата, очень, видно, любит покушать!”.

Каждому ведь не объяснишь, что привычка запихивать в ненасытную утробу тонны продуктов тут ни при чем. Вредные уколы и капельницы, которые Наде ставили в детстве от желтухи, видно, так повлияли на растущий организм, что малышка принялась пухнуть как на дрожжах. Своеобразный побочный эффект. Через три недели к выписке Надя поправилась аж на целых 25 килограммов, хотя ничего сладкого не ела.

Но врачи, как обычно, сочли, что все в порядке и… выпроводили ребенка домой, предварительно порекомендовав Наде сесть на диету.

Мама лишила девочку булочек, конфет, пирожных, котлет, колбасы, сыра и картофельных чипсов… А также сладкой газировки, мороженого, жареной картошки с грибами и жирных пончиков.

Короче, за целый год на одном кефире школьница не только не похудела, но прибавила еще 15 кило. Тут взрослые спохватились, потащили ребенка-гиганта к местным эскулапам, потом повезли в Москву, в институт эндокринологии.

Там профессора целую неделю не разрешали Наде кушать и экспериментальным путем выяснили любопытную вещь: с едой или без еды, но живот ребенка регулярно увеличивается в размерах. И поделать ничего нельзя, время для приведения гормонального дисбаланса в норму упущено, у пациентки Шапкиной произошло необратимое нарушение обмена веществ — в конце концов поставили такой неутешительный диагноз. В общем, все болезни делятся на неизлечимые и смертельные…

И радуйтесь еще, Надежда, что у вас — первый вариант.

Врача, совершившую ошибку и перевернувшую всю Надину жизнь, никак не наказали — люди простые, Шапкины не знали, куда писать жалобу. Да и на что тут жаловаться — она же не нарочно.

Крайняя степень ожирения

В тридцать лет Надежда весила уже 220 кэгэ. Не уникальная сенсация вроде бы, если учесть, что на нашей планете живут люди с весом и больше полутонны.

Но особенность россиянки Шапкиной состояла в том, что толстела она не равномерно, грудь — 70-го размера, бедра — в общем, не рекордного, 100-го, зато на животе у нее примостился огромный жировой фартук, который свешивался до пола. “Десять сантиметров ниже лобка считается уже крайней, четвертой степенью ожирения”, — объясняют специалисты.

Десять сантиметров — крайняя степень ожирения.

А тут — аж метр двадцать.

Одноклассницы бегали на первые свидания и целовались с поклонниками, Надя сидела дома и читала умные книги, писала стихи, училась рисовать. Подружек у нее не было, с кем же еще по душам разговаривать…

Летом мама с отцом отвозили девочку на машине (на заднем сиденье помещалась она одна) далеко за город, на заброшенный пляж, где Надежда, не видимая и не обсуждаемая никем, купалась одетая. Особенно тяжело приходилось в сильную жару, когда организм потел и тело под животом прело.

Все вещи девушки приходилось расшивать на десять размеров, без помощи родных она не могла даже руку вверх поднять, не видела собственные колени. Лишние килограммы давили на конечности, ноги подкашивались, и нельзя было сделать ни шага. Надя превратилась в полного инвалида: она не могла ни работать, ни отдыхать, сердце стучало с перебоями.

Можно было плакать, клясть судьбу и, чего уж там, плюнув на все диеты, хотя бы поглощать все, что хочется, раз уж терять больше нечего.

Дожив до 32, Надежда решилась на перемены.

Иссечь и забыть!

“В ходе операции мы сделали два надреза над жировым фартуком и таким образом иссекли часть жира, потом установили специальные аппараты для оттока лишней жидкости, 29 штук, в общей сложности мы удалили у пациентки 58 кг лишнего веса. Но при этом в ней осталось еще порядка 160 килограммов, — говорят хирурги Больницы скорой медицинской помощи города Воронежа.

Когда Надя Шапкина пришла сюда, ее даже не могли толком взвесить — ни одни весы не были рассчитаны на этот объем.

“Женщина-фартук” полностью зависела от мамы и младшей сестры, которые постоянно находились рядом.
Ночью Надежда старалась не ворочаться на кровати — сетка проваливалась до пола…

В общем, у нее оставалось два выхода — решиться на рискованную операцию или, став памятником самой себе, постепенно совсем обездвижеть. Как мексиканец Урибе, весивший когда-то более 550 килограммов.
Но уникальное вмешательство могло завершиться и летальным исходом. Потому что рассчитать абсолютно точную дозу наркоза при столь гигантском весе и не сделать передоз очень сложно.

“Мы верили в то, что у медиков все получится. Надежда нас и вдохновляла. Перед операцией держали кулаки на счастье”, — говорила ее мама.

Если бы такое произошло где-нибудь за рубежом — вышла бы сенсация. Штатовские врачи, бывает, удалят несколько десятков килограммов с тела пациента и трубят об этом как о выдающемся достижении медицины на весь мир. Но даже 50 лишних кг из одного тела до случая Надежды Шапкиной не удавалось “иссечь” никому.

Больше года потратила девушка на восстановление. Это только ей самой казалось, что она стала стройной как тростиночка, врачи предупреждают, что живот может вернуться в любой момент.

Неожиданно пришла “слава”. Фотографии уникальной больной попали в Интернет, видно, кто-то из врачей “похвастался” — и понеслось!

Надю тут же признали знаменитостью, ее стали снимать местные телевизионщики, делали с ней интервью. “Стали ли вы счастливее, избавившись от “фартука”?” И самое обидное: “Надеетесь ли вы в будущем выйти замуж?”

В конце концов ей это страшно надоело, никого из них ведь не интересовала ее душа, всем подавай тело!
Никем не узнанная ходит теперь Надя Шапкина на индивидуальные занятия по фитнесу, встает чуть свет, чтобы прийти самой первой — надевает маечку подлиннее и пошире, чтобы та не облегала, и тренируется до потери пульса, худеет дальше.

А когда Надежда после усиленных тренировок, посмотрев вниз, впервые увидела свои ноги, она заплакала.

Как мало, оказывается, нужно человеку для счастья.

Фамилия героини изменена.



Партнеры