Идите вы все!

В Пекине мудрят с покрытием для ходоков. Россия протестует…

3 июля 2008 в 17:12, просмотров: 263

У ходоков — незавидная судьба. Дисциплина — своеобразная, любой человек со стороны так и норовит передразнить: идете, мол, тюк-тюк, как утки, да тазом виляете! И тяжелая: прошагать в любую погоду труднейшие километры — не каждому дано. Судьи часто что хотят, то и творят. И наконец, почему-то о мужестве этих спортсменов принято говорить только тогда, когда пополняется золотая копилка сборной России.

В мае в Чебоксарах прошел 23-й Кубок мира по спортивной ходьбе, российские спортсмены не просто отшагали свое в домашних условиях, а победили с блеском. В пяти видах программы завоевали 10 медалей, из них 4 золотые. Сборная Россия стала абсолютным победителем, выиграв в командном зачете все виды программы. В Чебоксарах проходил и отбор в Пекин. Кубок мира подтвердил, что конкуренция за места в российской сборной усиливается. Подтвердил и то, что российские спортсмены на Олимпийских играх в Пекине во всех трех видах ходьбы будут претендовать не просто на медали — на победу.

Правда, пока ходокам приходится нервничать. Недавняя инспекция олимпийской трассы вдруг выявила, что она слишком жесткая. И организаторами было принято решение уложить на ней синтетическое покрытие, чтобы исключить вероятность получения спортсменами травм. Но, например, Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) выступила категорически против укладки искусственного покрытия. И буквально забросала письмами руководителей Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF). Президент нашей федерации Валентин Балахничев считает, что гранит явно ближе к бетону и асфальту, на которых обычно и проходят тренировки и соревнования ходоков, чем синтетика. И если все годы спортсмены готовились в одних условиях, как можно сразу переключиться, прямо на месте, на другие? Пострадает техника, а с техникой во время ходьбы на длиннющие дистанции и так всегда возникают проблемы. Скользкий — это всегда вопрос.

Капельница на 14-м километре

Тренеры знают, что в Пекине ходокам придется несладко — жара. Тяжелый климат ударил по этому виду уже в прошлом году в Осаке. В Японии спортсмены не оставили телевизионщиков без топовых кадров — ставший там трехкратным чемпионом мира олимпийский чемпион Атланты Джефферсон Перес, например, перевалившись через финишную ленту 20 километров, упал и в ту же секунду забился в конвульсиях: спазм задней приводящей мышцы ноги. Опытный спортсмен признался потом, что для него это был самый трудный старт.

Там же наш 20-летний Валерий Борчин, серебряный призер чемпионата Европы в Гетеборге, на 14-м километре потерял сознание. Подоспевшие волонтеры обложили его пакетами со льдом, затем — капельница… Борчин, как утверждает его тренер — руководитель Центра олимпийской подготовки по спортивной ходьбе Виктор Чегин, специально притормозил себя в Чебоксарах, стал вторым, но на Пекин настрой у него самый серьезный. Помня об Осаке, и спортсмен, и наставник считают, что выход у них только один: привезти себя в Пекин в идеальной форме, чтобы даже погода не смогла повлиять на результат.

— Я из Мордовии, у нас много хороших ходоков. Говорят, передается по генам, — говорит Валерий. — А как не передаваться? Я живу в деревне неподалеку от Саранска, чтобы дойти до спортивной школы — надо было идти пять километров в один конец. Десять туда и обратно, ежедневно. Полгода ходил, пока не отправили в ДЮСШ в Саранск. Родители у меня спортом не увлекались. Тетка только — да и то лыжами. А у меня вроде получается…

Кстати, на дистанцию 20 км планировал после Чебоксар отобраться на чемпионате России и Владимир Канайкин. Он на этой дистанции рекордсмен мира и считал, что ему вполне по силам будет пройти в Пекине и 20, и 50 км. Не удалось — пойдет лишь полтинник.

ЖАРУ МОЖНО ТОЛЬКО ПЕРЕТЕРПЕТЬ

Денис Нижегородов в Чебоксарах установил мировой рекорд на дистанции 50 км. Заметил, что это хороший знак — за несколько месяцев до Олимпиады в Афинах он также установил рекорд. На китайские Игры возлагает большие надежды, потому что скорее всего для 27-летнего ходока — героя Афин они станут последними в карьере. Что предстоит пережить — предполагает.

— В августе 2001 года я выступал в Пекине на Всемирной универсиаде, — рассказывает Денис. — Климат там жесткий, за эти годы не изменился. При мне в Пекине четверых унесли на носилках, а сколько сзади было потерь — не знаю. Это было на 20 км. А что будет на 50, представить даже не могу. Это будут скорее всего мои последние Олимпийские игры в жизни, поэтому нечего будет терять. Буду идти изо всех сил — на пределе, значит, на пределе. К жаре все равно нельзя никак адаптироваться. Мы можем только перетерпеть. Но если мы будет терпеть где-то на протяжении двух месяцев, допустим, то потом не хватит сил терпеть на главном старте. Надо приезжать на место старта за два дня — и идти. А перед этим жить дома, в Саранске, вот и все. Акклиматизация при таком подходе еще не успеет начаться. Организм начинает адаптироваться, когда проживаешь несколько дней. А мы приедем еще свежие, и нас эта волна не накроет.

— Говорят, что соперники предпочитают высокогорье для подготовки?

— Если мы на равнине тренируемся, это не значит, что мы без нагрузки. У нас временные нагрузки, то есть на отрезок дистанции надо затратить минимальные часы. Так что хватает нагрузки сполна. Есть ли смысл заниматься этим в высокогорье, оставляя там больше здоровья? У нас был горький опыт подготовки на высоте в Кисловодске перед прошлым Кубком мира — я выиграл “золото”, но думал, что каждая тренировка там будет последней. Я сказал тогда, что если еще пару сезонов в горах позанимаюсь, то выхолощусь.

ПОЛЕТЕЛ — ПРОЛЕТЕЛ

Как готовиться, наши спортсмены знают,. До начала Игр главное — не растратить силы. Ольга Каниськина, например, в Чебоксарах чуть не установила мировой рекорд. Секунду, которую не дотянула на дистанции 20 км, можно считать просто роковой. Но — мотивация дальнейших стартов усиливается. Сначала отдых, потом вхождение в форму и выход на ее пик уже в Пекине. План прост и незатейлив. Вот как, например, рассказывает Каниськина о своей победе в Осаке:

— Мы с тренером заранее решили: если кто-то рванет вперед — не догонять, идти по своему графику. Если почувствую силы — лидировать. Я и ушла вперед, потом, правда, за полтора круга до финиша получила второе предупреждение, сбавила темп. Оба предупреждения были за “полеты” — это когда мы полностью отрываем стопу от земли. За третье у нас дисквалифицируют. Тренеры — смешно так — сначала кричали: “Не торопись!” А у финиша: “Ты что встала?!”

Про победу же в Чебоксарах Виктор Чегин заметил: была задача выиграть, спортсменка справилась. Но результат мог быть секунд на 30 выше.

Испугать ходоков практически невозможно. Ответ на все один: будем искать резервы. Илья Марков, когда его спрашивают о трудностях Пекина, вспоминает о 40-градусном пекле в Севилье в 1999 году (правда, там не было такой влажности), где он стал чемпионом мира. На вопрос, что нужно сделать, чтобы привыкнуть к таким условиям, лаконично замечает, что к жаре привыкнуть невозможно: чем дольше ты в ней находишься, тем хуже. Поэтому для подготовки к Олимпийским играм в Пекине надо собрать все в мощный кулак — в тренировках, технике, в помощи руководства нашей федерации. Последние годы Марков, кстати, практически постоянно проживает в Польше и тренируется под руководством тренера-консультанта Роберта Корженевского. “Мне в Польше комфортно, там живет моя девушка. Она тренер по танцам и аэробике”, — говорит Илья.

ГДЕ У ХОДОКОВ РАЙ?

“Россия сильна ходоками, чем вы это объясняете?” — этот вопрос часто задают нашим спортсменам после побед. Денис Нижегородов отвечает на него подробно.

— Все всегда начинается с людей. Мой тренер Виктор Чегин когда-то задался целью воспитать призеров Олимпийских игр. В 1995 году Мордовия выделила деньги. Но все под честное слово, что он сможет добиться результата. Атланта — мимо, Сидней — мимо, а в Афинах — “серебро” и “бронза”! И сразу мощная поддержка, создан Центр олимпийской подготовки — база, интернат. Спортсмены здесь на полном обеспечении, бани, массажи, лечебные кабинеты... Круг 3200 м с ровным асфальтом. Тебя накормят на базе, обстирают, отмассируют — иди работай: рай. Чегин об этом и мечтал. Сейчас — все реально существует, действует, а тренеру хочется еще и расширить. Нас у него много. Главное, система создана. Развитая сеть — в республике 13 районов имеют базу, зимний манеж, тренеров. Ребятишек воспитывают там. Все это работает на ЦОП. Кто талантлив — выдвигают в центр. Приехав, дети проживают вместе с нами, взрослыми. В школу ходят, смотрят на нас, мы им советуем, помогаем, так и идет передача опыта. Дедовщины нет. Я сам когда-то был из таких ребят, никогда себе ничего подобного не позволю…



Партнеры