Мы За Ценой Не Постоим

Одежда и обувь — стратегически важные товары. Объемы легкой промышленности уступают только продуктам питания, серьезно обгоняя сотовую связь, IT, бытовую технику, электронику и автопром.

6 июля 2008 в 15:11, просмотров: 422

В России от шальных продаж туфель и футболок, джинсов и пижам выигрывают только зарубежные производители. Пока отечественные промышленники на собственном рынке — “чужие среди своих”…

Правительство решило делать ставку в том числе и на “малышей”. Предполагается, что в ближайшие годы пряниками и калачами в виде налоговых поблажек, льготных кредитных линий и арендных ставок в легкую промышленность станут заманивать малый бизнес. Если все сложится благополучно, то, по расчетам чиновников, уже лет через пять у наших производителей есть шансы отвоевать хотя бы 50% отечественного рынка текстильной, меховой и кожевенной промышленности. “МБ” решил проанализировать, как сейчас выглядит это “поле боя”.

Емкость российского рынка товаров легкой промышленности впечатляет: к 2012 году его объем превысит 4 трлн. руб. Доля отечественного производителя, даже по самым оптимистичным подсчетам, составляет не более 15% рынка. 85—90% продаваемой в нашей стране одежды, обуви и кожгалантереи — заслуга зарубежных фирм. Сложившаяся ситуация оптимизма не внушает. Даже во времена СССР доля “легонького” сектора в общем объеме промышленности составляла более 20%. Сегодня можно говорить о том, что Россия вообще ничего не производит из одежды, обуви и текстиля: только 1,5% в общем объеме промышленности страны — доля легпрома.

Шахтерам платят так же мало

Раньше текстильные и швейные фабрики разрастались в целые города, поглощая сотни тысяч лимитчиц и гастарбайтеров. Сегодня ситуация иная. 16 тысяч текстильных компаний обеспечивают рабочими местами 827 тыс. человек. 80% занятых в этой сфере экономики — женщины. Из-за оборудования, которое устарело как минимум 50 лет назад, труд закройщиц, валяльщиц и швей по тяжести сопоставим с шахтерским. А вот заработная плата — одна из самых низких в России: от 6500 и до 10 000 руб. Фабрики и не могут платить больше. Более половины из действующих компаний-производителей — убыточны. Они ежегодно не повышают фонд оплаты труда, а напротив, динамично его сокращают.

У российских предпринимателей сложилось устойчивое мнение о том, что практично вкладываться в “нефтянку”, розничный ритейл, производство продуктов питания и ПИФы. Поэтому инвестиции в легкую промышленность у нас самые убогие. Общий объем вложений не превышает 4—4,5 млрд. рублей, в то время как переоснащение только одной текстильной и кожевенной фабрики обходится не менее чем в 10—15 млн. долл.

Конечно, о полном вымирании отрасли говорить преждевременно. Здесь, как и везде, есть и свои “последние из могикан”, и новые русские. Но таких — единицы. Вся отрасль держится на 312 фирмах, которые умудряются производить до 70% отраслевой продукции. Но даже этим компаниям катастрофически не хватает финансовых ресурсов. Их потребность в реконструкции и модернизации оценивается более чем в 2 млрд. долл.

Государство пытается решать “легкие” проблемы. Так, до нулевой ставки понизились таможенные пошлины на ввоз более 78 видов оборудования для легпрома. Данная льгота несколько подтолкнула отрасль, но не более того. У компаний нет свободных средств, которые можно было бы вкладывать в долгосрочные инвестиционные проекты. Современные, отвечающие последним веяниям моды и требованиям покупателей трикотажные станки, кроильное оборудование, оверлоки стоят сотни тысяч евро. Поэтому если отечественные фабриканты и покупают какую-то технику за рубежом, то в основном недорогое вспомогательное оборудование, а также швейные и вязальные машины низшего и среднего класса. Отрасль испытывает острейший кадровый дефицит, зависит от импортного давальческого сырья и регулярного повышения цен на энергоносители на внутреннем рынке. В таких условиях ни о какой конкурентоспособности с иностранными шмотками и шузами говорить не приходится.

“Серые” схемы

Если производством в нашей стране заниматься крайне сложно и убыточно, то торговать, напротив, очень выгодно. Данную ситуацию “просекли” и российские бизнесмены, и зарубежные поставщики. Импортная одежда и обувь оккупировали не менее 85% российской розницы. Лишь 15—18% одежды, тканей, обуви и кожгалантереи, продаваемых на территории нашей страны, — отечественного производства.

Повышенная конкурентоспособность импорта на фоне отечественных товаров складывается из ряда вполне понятных факторов.

Импортеры получают конкурентное преимущество уже на стадии официального экспорта своей продукции в Россию.

Для большинства стран с развитой рыночной экономикой политика завоевания иностранных рынков товарами отечественного производства — государственная задача. Страны ЕС, Китай, Турция официально “отстегивают” экспортерам определенные проценты с суммы полученных доходов — своеобразный налог на прибыль экспортера, в каких-то странах и вовсе поощрение выдается живыми деньгами. При этом, говоря откровенно, мухлюют и иностранцы. В зарубежных СМИ часто просачивается информация о том, что тот или иной экспортер регулярно завышал декларируемую стоимость своих экспортных операций с целью получения больших дотаций от своего родного государства. Таким образом, весь импортный товар попадает на территорию нашей страны уже со скидкой.

Затем, используя услуги так называемых таможенных брокеров, иностранцы уже серьезно занижают стоимость своих изделий на территории России. Доля нелегального, контрафактного импорта на российском рынке превышает 60%. Согласно данным российской ФТС, в 2006 году на территорию РФ из Китая было завезено товаров легпрома на сумму чуть более 1,9 млрд. долл. Согласно данным китайских таможенников, местные бизнесмены экспортировали в Россию все тот же “легкий” ширпотреб на 6,3 млрд. долл. — и такие разноречивые данные мы найдем по каждой декларируемой позиции и по каждой стране-импортеру.

Благодаря “невнимательности” некоторых российских таможенников импортеры платят таможенные пошлины по самым минимальным ставкам и в расчете на явно заниженные объемы. Года два назад в ФТС произошел крупный скандал. Внутренняя проверка одного из таможенных терминалов выявила, что большая часть грузов, в числе которых было немало контейнеров с одеждой, проходила процедуру таможенного оформления уже после 18 часов, и при этом на всю длительную процедуру освидетельствования, проверки деклараций, сертификатов и накладных у трудолюбивых чиновников уходило не более 15 минут…

Пройдя через две границы, получив скидку у себя на родине и недоплатив в России, иностранная одежда изначально оказывается дешевле российских аналогов. При этом уже на российском рынке импортная продукция снова выигрывает у отечественной.

Российских производителей мучают постоянной сертификацией гигиены и качества продукции. А в это время к нам изо всех щелей сочится благоухающий вредными красителями и грошовой синтетикой импорт, а также по дешевке растаможенный контрафакт. К примеру, обычные женские хлопковые трусы у отечественного производителя стоят не менее 70 руб., а китайский аналог можно отыскать и за 50, и за 25. Обманутый покупатель рад экономии, не думая о том, что в заявленных “стопроцентно хлопковых” плавках коттона — не более 10%, а то и вовсе нет.

Заморские хитрости

Производство тканей, выпуск готовой одежды, обуви и кожгалантереи — крайне выгодное занятие. Вложения при грамотном подходе к инвестициям успевают оборачиваться по 2—4 раза за год. Таким образом, средняя чистая доходность легкой промышленности составляет 25—30% к обороту. Такой показатель на сегодняшний день сопоставим только с нефтяным бизнесом. При этом если энергоносители — товар лимитированный, то объемы ширпотреба абсолютно безграничны.

Турецкие и китайские текстильные компании растут буквально как на дрожжах. Их успех не дает спокойно жить индийским, пакистанским и даже монгольским компаниям — они пытаются перенимать опыт у более предприимчивых азиатско-арабских соседей. А поучиться у китайцев и турок есть чему.

Возьмем все ту же КНР. Попасть зарубежному производителю со своей иностранной продукцией на китайский рынок очень сложно. Хочешь торговать в Китае — плати высокие таможенные пошлины на импорт.

Протекционная китайская политика касается не только иностранцев-импортеров. Размещение производства в Китае — также не вполне безопасная экономическая операция. Местные власти разрешают пользоваться своей грошовой рабочей силой только при условии, что иностранец-фабрикант наймет большую часть управленческого персонала из числа коренных китайцев и обучит их всем секретам своего бизнеса. При этом разрешение на производство выдается на какой-то определенный местными чиновниками срок. По его окончании оборудование, технологические секреты и патенты полностью передаются китайской стороне. Благодаря таким уловкам китайцы довольно быстро обучились всем азам швейной и текстильной грамоты, причем не в теории, а на практике. В наследство от предприимчивых американских и европейских фабрикантов им ежегодно достаются современное оборудование, технологии и подготовленный персонал.

Проблему с закупками новых станков и переоснащения старых фабрик китайские чиновники снова решают на свой лад. На деньги правительства или местной администрации дорогостоящим оборудованием оснащается специальный цех или даже фабрика. Затем производство организуется максимально многостаночным и сменным методом. Дорогой техникой пользуются абсолютно разные предприниматели, мелкие фирмы, небольшие деревни и семьи. Таким образом, без каких-то серьезных первоначальных капитальных вложений каждый желающий китаец имеет возможность стать текстильным магнатом. Предпринимателю нужно только разработать собственную модель, лекало и закупить сырье.

Коммунистическая КНР стоит за своих производителей горой, и даже такие организации, как ВТО, ей не указ. Еще один пример наплевательского отношения к бизнес-сообществу. Мировая цена на хлопок варьируется от 1200 до 1300 долл. за тонну. По мировым ценам китайское правительство гонит хлопок на экспорт, а на внутреннем рынке продает давальческое хлопковое сырье собственным производителям по 500 долл. Сделав ставку на русских челноков, китайские и турецкие текстильщики существенно подняли в своих странах не только легпром, но и сопутствующие ему отрасли — гостиничную, ресторанную, банковскую и транспортную.

На сегодняшний день Турция и Китай — лидеры текстильных и кожевенных рынков России, Европы и США. Они вытеснили таких традиционных “монстров” обуви, аксессуаров и швейки, как Португалия, Испания, Италия и Германия…

Согласно прогнозу Международного консультативного комитета по хлопку (ICAC), в 2008 г. уровень производства хлопка в мире достигнет своего пика — 26,9 млн. тонн. Спрос превысит предложение на 0,6 млн. тонн. Фермерам выгоднее выращивать не хлопок, а более прибыльные культуры — сою, кукурузу и пшеницу, рынки сбыта которых стремительно растут. Поэтому в этом году международные цены на хлопок вырастут более чем на 8% (в прошлом году хлопок уже подорожал на 40%).




Партнеры