Вход Без Выхода

“Легонькая промышленность” не по зубам отечественным малым предприятиям

6 июля 2008 в 15:04, просмотров: 395

Правительство намерено предпринять отчаянный шаг — втянуть в легкую промышленность отечественный малый бизнес. Не подумали только о “мелочах”. Кто станет производить и кому будет выгодно торговать? Страна уже подсела на импортную “иглу”. Так что “ломка” российского рынка текстиля, одежды, обуви и кожгалантереи неизбежна. Главное — без летального исхода…

Своим вход запрещен

Начнем с главного: кто на сегодняшний день захватил российскую розницу? Ответ прост: зарубежные торговые сети, а также российские компании, прямо или косвенно представляющие их интересы либо учрежденные на средства или кредиты иностранцев.

Наивный россиянин радуется широкому ассортименту гипер- и супермаркетов, бутиков и демократичных магазинов, торгующих известными зарубежными брендами. Мы даже не задумываемся над тем, что в странах ЕС, США, Канаде и, конечно же, Турции и Китае любая иностранная сеть, торгующая товарами легкой промышленности, не менее 51% своих торговых полок и вешалок должна отдать под продукцию местных производителей. Таким образом в экономике достигается баланс — импорт не душит отечественного производителя. Наши законодатели, пуская “чужих волков” в свой огород, о российских фирмах забыли.

Благодаря такой “внимательности” русским кофточкам и трусам в большую часть зарубежных сетей путь заказан. Если отечественный производитель решается навести мосты с каким-то крупным универмагом — из числа новых или сохранивших свой статус со времен “совка”, — вопрос о том, чтобы продавать его продукцию, решается просто. С фирмы требуют в качестве первичного поощрения взятку для директора и зав. секцией (представьте, такая должность все еще есть в ряде бывших советских магазинов), а также ежемесячные платежи в размере определенных процентов от реализованного товара все тем же “аффилированным” лицам. Такая “щедрость” под силу только крупным фабрикам. У них есть возможность и взятки платить, и проценты “черным налом” отстегивать. Маленькое ателье или небольшой цех подобной роскоши себе позволить не могут. Из чего можно сделать первый вывод: малым игрокам отечественного легпрома пути в крупные розничные сети закрыты!

Что строчить прикажете?

Торговля одеждой и обувью — действительно прибыльный бизнес. В России его оборот оценивается не менее чем в 22—25 млрд. долларов. Европа, Америка стонут от перенасыщения фирменными и обычными шмотками. Наша же страна ежегодно наращивает объемы продаж не менее чем на 20—30%. Но при таких оптимистичных объемах российским брендам принадлежит всего лишь 4% рынка одежды. На производство какого класса одежды может реально сфокусировать свой бизнес начинающий предприниматель?

Самым прибыльным сектором одежного рынка является продажа товаров класса люкс. Только в Москве платьев по цене от 5 тыс. у.е., костюмов от 10 тыс. и сумок от 1 тыс. продается на сумму более чем 2—2,5 млрд. в год. При этом, по признанию самих владельцев элитных бутиков, такой оборот им делают всего лишь 100 тыс. клиентов. Российских производителей в люксовом сегменте нет. Несколько дизайнеров пытаются сделать себе имя в данной нише, но пока их обороты не вызывают зависти и волнения у иностранных конкурентов. Специалисты оценивают сегодняшний порог вхождения в категорию “высокая мода” не менее чем в 5—7 млн. долл. В эту сумму укладываются реклама бренда, оплата услуг профессиональных дизайнеров, известных лиц, которые станут надевать одежду на разные вечеринки, ТВ-программы и показы. Такой высокий старт явно не для малой компании.

Есть у малого предприятия шанс войти со своей продукцией в категорию одежды для среднего класса? Не менее 30% розничного оборота обеспечивают марки средней руки. Из российских компаний только пара-тройка способна производить действительно качественный и не очень дорогой товар. Лидеры ниши прет-а-порте — фирмы Германии, Италии и Франции. Речь идет о довольно раскрученных марках, которые по качеству и фасонам не уступают “высоким”. Правда, средняя розничная цена у таких брендов редко опускается ниже 100 евро за блузку, 150 за брюки и 300—400 евро за костюм. Высокое качество дизайна, кроя и материалов при относительно низких розничных ценах достигается благодаря размеру компаний. Одежду класса прет-а-порте в состоянии выпускать только действительно большие компании. За счет того, что они торгуют по всему миру, у них есть возможность выпускать одежду миллионными партиями. Чем больше шьешь одежды, тем ниже закупочные цены на ткань, средневзвешенные расходы на фонд оплаты труда, на закупки нового оборудования, на транспорт и таможенные пошлины. Получается, что стать производителем средней руки тоже не дешево. В кармане бизнесмена должно лежать не менее 1—2 млн. долл. Поэтому, как правило, такие компании — акционерные общества, участники открытого размещения акций. Они собирают свой стартовый капитал, что называется, с миру по нитке. Потом наращивают обороты и за счет такой политики живут счастливо и безбедно. Такой вариант ведения бизнеса не для фирмы малой и даже средней руки.

Есть у нас и третья категория одежды, которая продается на любимых вещевых рынках и в торговых центрах средней и низшей категории. Сюда абсолютно небрендовые и никому не известные марки поставляют вагонами. Грошовые цены компенсируются миллионными партиями. И речь идет не об одежде, обуви или белье, а о море некачественного и неучтенного, опасного для здоровья и жизни человека контрафакта. Российский предприниматель по определению не может произвести что-то подобное. Конечно, можно предположить, что наш предприниматель пойдет по пути итальянской фэшн-индустрии и начнет выпускать одежду небольшими партиями. Но, как мы уже говорили выше, в розницу такая компания выйти не в состоянии. Самостоятельно арендовать торговые площади — тоже дорого. Так что на сегодняшний день пока никаких действительно реальных предпосылок для вхождения малой фирмы в производство одежды нет.

Торгуем — веселимся

Так и не решившись на организацию собственного производства, бизнесмен-патриот может попытаться открыть магазин или секцию в ТЦ, торгующую исключительно отечественными марками одежды и обуви.

Если сегодня пробежаться по торговым улицам больших городов, заглянуть в крупные ТЦ, создастся впечатление, что продается довольно большое количество российских товаров — обуви, шапок, кепок, кошельков, шуб и обложек для паспорта. Но это всего лишь мираж.

У мудрых китайских производителей теперь модно ставить на этикетках не иероглифы, а какие-то мутные российские названия. Выдают “китайщину”, как и всегда, низкое качество и неудобство.

Ничего страшного, подумает бизнесмен-патриот и отправится на поиски действительно русских брендов. Их можно пересчитать по пальцам. Те, кто действительно успешен, уже давно надеются только на себя. Поэтому товара у таких доходных компаний порой не хватает даже на собственную розницу. Если даже они и соглашаются сотрудничать с мелким розничным предпринимателем, то только на условиях жестких заказов, авансовых платежей и стопроцентных оплат. Ни о каких отсрочках платежей или, не дай бог, комиссионной торговле речи не идет. Маленькой компании, оплачивающей сумасшедшую аренду, такое сотрудничество невыгодно.

И, плюнув на патриотизм, бизнесмен снова возвращается к импорту — отправляется к иностранным поставщикам или их российским представителям. Там его и кофе угостят, и товар с отсрочкой поставят, и остатки назад примут, а нереализованную коллекцию разрешат продать со скидкой. Сухой остаток в том, что даже продавать одежду удобнее, выгоднее и, самое главное, доходнее именно импортного, а не отечественного производства. Что тут говорить о производстве.



Партнеры