Спелость города берет

“МК” выяснил, откуда и какую клубнику привозят на столичные рынки

9 июля 2008 в 17:53, просмотров: 1209

Кого не тянет летом на клубничку? Нет, мы в хорошем смысле этого слова. Москвичи ныне мечутся по рынкам в поисках подмосковной ягоды по приемлемой цене. А ее в продаже нет. Клубники-то на лотках много, и цена на нее стандартная, только вот беда — невкусная эта ягода, даже не пахнет ничем.

Клубничная лихорадка продлится не больше месяца, потом ягода сойдет. Так что запасаться витаминами нужно сейчас. Репортер “МК” на собственном опыте решила проверить, что за клубнику продают нам на базарах, насколько она качественная, откуда к нам поступает, как много мы за нее переплачиваем, сколько съедаем вместе с ягодой удобрений и каких именно.

Как показало наше клубничное расследование, подмосковную ягоду на прилавках не отыщешь днем с огнем, пестицидов в товаре больше, чем витаминов, а бывает и так — ягоду срывают слегка оранжевой, а чтобы она быстрее покраснела, накануне дня продажи ставят ящики на выгребную яму, на “очко”.

Жизнь стала слаще: в разгаре клубничный сезон. На смену безвкусной импортной ягоде, которую можно грызть как орех, пришла нежнейшая, ароматная отечественная клубника.

Сезон деликатеса недолог, и потому каждый из москвичей спешит принести с базара килограмм–другой спелой ягоды.

Опытные продавцы подсказали: столичные “клубничные реки” берут свое начало на оптовом рынке в Южном округе. Куда и отправился репортер “МК”.

“Сладкий, как поцелуй девушки!”

Обозначенный клондайк у Кольцевой виден издалека. Час пик на “грузовом” рынке приходится на шесть утра. Площадь позади базара гудит как муравейник. Между “Бычками”, “Газелями”, “Жигулями” с прицепами снуют покупатели с телегами и тачками.

Едва вклиниваюсь в толпу, как получаю толчок в спину. С четырех сторон на меня надвигаются горы баклажанов, помидоров, зелени… Как рыба хватаю ртом воздух. Когда по моим ногам дважды проезжают колеса чьих–то телег, начинаю работать локтями. Сопровождаемая ругательствами на разных языках, через мешки и баулы выбираюсь к машинам с ягодами.

От клубничного духа кружится голова. К ящикам пришпилены картонки: “Крым”, “Ростов”, “Липецк”, “Рязанская область”, “Тамбовская область”…

— А где же подмосковная клубника? — спрашиваю я у “купцов”.

— Все земли ушли под застройку! — отзывается дородный продавец, чьи пальцы унизаны перстнями. — В области осталось одно–единственное хозяйство, которое выращивает клубнику.

Впрочем, тружеников села найти на “грузовом” очень трудно. На большинстве машин — дагестанские номера. Уже много лет во “фруктово–ягодном царстве” существует четкая градация: крестьяне на местах выращивают урожай, выходцы из Дагестана скоропортящуюся продукцию перевозят, а азербайджанцы — реализуют на местах.

Но бывают и исключения. У прицепа, сыпля меткими выражениями, торгуется миловидная украинка. Перебирая клубнику, она со знанием дела кричит продавцу:

— Из Польши ягоду привез? Мыльным раствором брызгал, чтобы дозрела в дороге?..

Джигит с выразительным носом округляет глаза:

— Из Краснодара ягода, на корню зрел! Сладкий, как поцелуй девушки!

После пяти минут препирательств продавец делает первой покупательнице скидку, отдает партию ягоды по 60 рублей за килограмм. Я помогаю женщине, назвавшейся Оксаной, перегрузить ящики с клубникой на внушительного вида металлическую телегу. Тут же, будто из–под земли, вырастает худощавый узбек — “рикша”. За тридцатку он толкает груз к выходу.

— Выгодно торговать клубникой? — не отстаю я от новой знакомой.

— Ягода — товар капризный, наценку делаем не менее 50%. В один день можем хороший навар получить, а на другой — чуть увядшей ягоды не продать и килограмма. Риск оплачивает покупатель.

Только притормаживаю, чтобы попробовать одну из ягод на импровизированном прилавке, как Оксана одергивает меня: “Глисты хочешь схватить или чесотку?..”

И тут же показывает облепленный объявлениями столб. Личные медицинские книжки любому желающему продаются по цене от тысячи рублей.

Хороший товар сам себя хвалит!

С оптового рынка на арендованной старенькой “копейке” с прицепом мы катим на рынок в Подольск.

Наша точка — на самых задворках базара, в открытых рядах, где нет крыши. На прилавок высыпаем лишь пару килограммов ягод. Оксана знает: клубника должна лежать только в два слоя — иначе помнется, даст сок и потечет.

На ценнике у нас значится “120 рублей”.

— В России популярен крупный калибр, — замечает напарница. — В Европе, наоборот, крупная ягода продается со скидкой, потому что клубника–гигант более водянистая, а витаминов в ней не больше, чем в средней или мелкой ягоде.

Рядом с нами толкает клубнику Ильяс. С братом Мамуком они покупают ягоду прямо с поездов на дальних подступах к столице. Хранят товар за мзду в одном из подмосковных бомбоубежищ. За документами на ягоду ездят в тот же Теплый Стан, на оптовый рынок.

Над нами вьется рой мух. Оксана считает это хорошим знаком: “К ягодам, обработанным ядохимикатами, ни одно насекомое не приблизится”.

— Выращена без гормонов, удобрений и стимуляторов роста! — нахваливаю я товар покупателям.

Напарница тем временем достает из сумки пачку черных пакетов. Почему продавцы питают к непрозрачным пластиковым кулькам особую любовь, я пойму позже.

А пока в ожидании покупателей мы садимся перебирать ягоду. Напарница знает: если хотя бы одна ягода в ящике начнет портиться, споры плесени тут же распространятся на другие ягоды.

Мятую клубнику мы откладываем в отдельный ящик. По наивности я думаю, что подгнившая ягода будет выброшена, в крайнем случае, продана по чисто символическим ценам на варенье.

— Щас! — восклицает Оксана, делая под прилавком особые заготовки. На дно каждого пакета она набрасывает пару горстей подгнившей ягоды. Когда подходит покупатель, она молниеносным движением выхватывает заготовленный пакет и проворно насыпает в него ягоду с прилавка.

В ходу и другой прием: отпускается качественная клубника, а довешивается до килограмма подгнившей ягодой. Так покупатель приносит домой 100—150 граммов “некондиции”.

— За место на рынке надо заплатить, за транспорт, грузчикам, всяким службам… Кто себе в убыток будет работать? — оправдывается торговка.

Оксана мухлюет по–мелкому. На рынке полно тех, кто со сноровкой фокусника при взвешивании умудряется подменить пакет с товаром. Отберет дотошный покупатель отличные ягоды с прилавка — а дома обнаружит сплошь помятую ягоду.

Ягода с “темным прошлым”

Торгующий под навесом Тофик об отечественной ягоде говорит снисходительно: “Некрасивая, быстро портится, плохо хранится и неправильно транспортируется”.

У него клубника в пластиковых поддонах, “иммигрировавшая” из Польши. Чудо–ягоду вырастили по индустриальной технологии, сорвали лишь слегка оранжевой. Дозревала она в дороге. А это для клубники явный минус: запас витаминов и минералов в нее закладывается именно тогда, когда ягода имеет доступ к минералам почвы.

Удивительно, но четыре коробки у Тофика сходу забирает девушка-кондитер из частной кофейни. Импортная ягода идеально подходит для украшения тортов и пирожных: долго не теряет товарного вида, хорошо режется и совсем не дает сока.

— Откуда клубника? — подступается к прилавку Тофика дотошная покупательница в панамке.
— Крымская. А как пахнет!.. — не моргнув глазом, изрекает продавец.

И дама покупает два килограмма ровных, глянцевых, без запаха и вкуса, как нам кажется, мертвых ягод.

— Вреда от такой ягоды нет, как и пользы! — говорит Оксана, закончившая в Луганске сельскохозяйственный техникум. — В газетах любят кричать: “Ягоды под газом!” А они обработаны азотом, который предотвращает образование плесени.

По уверениям напарницы, в Россию везут специальные индустриальные сорта клубники с уменьшенным содержанием сахара.

— Чем слаще ягода, тем быстрее она портится, — говорит Оксана. — Именно поэтому импортная клубника и кажется нам безвкусной: везут только то, что может пережить дорогу.
Тем не менее Ильяс Тофика, торгующего “пластмассовой” клубникой с “темным прошлым”, не понимает:

— Аромат клубники — как аромат женщины! Как без эмоций и хорошего настроеныя есть ягоду?..

“Природная виагра”

К обеду мы распродали две трети товара. В минуты затишья мою себе третью по счету чашку клубники, сижу уплетаю за обе щеки. А Оксане ягода приелась. “Мне бы черного хлеба да сальца со слезой”, — говорит, потягиваясь, напарница.

— Клубника — садовая аптека! — просвещает нас пенсионер, торгующий напротив зеленью и редиской. — Организм чистит, укрепляет иммунную систему и стенки сосудов. 500 граммов клубники в сутки — обязательная строка в меню космонавтов!

— Природная виагра! — подхватывает Ильяс. — Цинк, содержащийся в клубнике, повышает либидо…

К Оксане тем временем приходит постоянная покупательница. Зная, что клубника — отличное мочегонное средство, дама неделю подряд покупает свежую ягоду. По признанию покупательницы, она уже распрощалась с тремя килограммами лишнего веса.

Ягода расходится у нас как горячие пирожки.

— Клубника не с пестицидами? — допытывается мужчина в военной форме.

— Откуда ж, сокол, у крестьян деньги на удобрения?.. — говорит нараспев Оксана, нагребая покупателю полный пакет ягоды. И через минуту уже мне замечает:

— Всем хочется своего, натурального, свеженького с грядки… Со мной всю прошлую неделю торговал рядом парень с Рязанской области. Рассказывал, что собирает с женой зеленую крупную клубнику в проветриваемые ящики, ставит на ночь на очко в выгребной яме — и утром алая красавица готова.

Видя, что я поперхнулась ягодой, Оксана смеется: “Да то ж тоже удобрение!..”

К трем дня мы распродали всю клубнику. День оказался удачным. Подсчитывая барыши, напарница оставляет себе на мелкие расходы три тысячи, еще пять “штук” собирается отправить с проводницей маме, которая воспитывает ее сына Тараса. Остальную сумму Оксана завтра вложит в новый товар.

СПРАВКА "МК"

В одном стакане клубники содержится 220 мг так необходимого сердцу калия, 3 г клетчатки и всего 46 калорий. За сезон врачи рекомендуют употребить минимум 8 кг клубники.

p-1-1.jpg




Партнеры