Царская семья до сих пор под следствием

Почему через 90 лет после расстрела Романовы не опознаны и не захоронены вместе?

10 июля 2008 в 17:50, просмотров: 1960

Обнаружение 29 июля 2007 года фрагментов костей и зубов двух человек на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга вновь разбудило интерес: кому же принадлежат останки 9 человек, захороненных в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга в 1998 году? Многолетнее отсутствие возможности исследовать всю совокупность документов о расстреле царской семьи породило поток литературных сочинений и всевозможных домыслов.

Накануне 90-летия со дня расстрела царской семьи и 10-летия со дня ее погребения в гостях у “МК” следователь по особо важным государственным преступлениям Следственного комитета Генпрокуратуры, старший советник юстиции Владимир СОЛОВЬЕВ.

— На протяжении 17 лет вы занимаетесь проблемой останков царской семьи последних Романовых. Какова ситуация сегодня?

— До 1991 года ученые могли знакомиться лишь с отдельными документами, но не знали всей совокупности данных, разбросанных в архивных собраниях по всей стране. Не говоря о документах, находившихся за границей. Сегодня нам известны практически все — как белогвардейские, так и советские — источники, которые дают возможность рассмотреть проблему во всей ее полноте и сделать окончательные выводы о последних днях и посмертной судьбе членов царской семьи, погибших в Екатеринбурге в 1918 году. Наступило время собирать камни. Я стараюсь осмыслить и соединить те данные, которые дошли до нас от предшественников по следствию, занимавшихся поисками тел в 1918—1919 годах, с фактами, полученными из советских источников, а также материалов современного уголовного дела.

— В чем вы видите основную задачу сегодняшнего следствия?

— В правильной идентификации останков людей, обнаруженных в 1991 и 2007 годах. Сегодня речь о том, кому принадлежат останки. Следствие было начато 30 июля 1918 года судебным следователем по важнейшим делам Екатеринбургского окружного суда Наметкиным. С 13 августа 1918 года следственные материалы отдали для дальнейшего производства члену Екатеринбургского окружного суда Сергееву. 25 января 1919 года постановлением верховного правителя России адмирала А.В.Колчака Сергеев передал уголовное дело генерал-лейтенанту М.К.Дитерихсу. 5 февраля 1919 года материалы дела получил судебный следователь по особо важным делам Омского окружного суда Н.А.Соколов. С этого дня вплоть до своей смерти во Франции 23 ноября 1924 года он занимался сбором необходимых данных. Окончательного решения по уголовному делу Соколова не было, поскольку существовавшие до революции 1917 года законы предполагали рассмотрение материалов, представленных следователем, только в суде. Иных законов, кроме законов Российской империи, Соколов не признавал.

Находясь за границей, Соколов надеялся на поддержку в проведении расследования прежде всего от дяди царя — великого князя Николая Николаевича Романова. Но и он, и вдовствующая императрица Мария Федоровна до конца своей жизни не верили в гибель членов царской семьи. Мария Федоровна оставила без ответа обращение Соколова и отказалась принять его. Соколов обратился к великому князю Николаю Николаевичу с просьбой помочь ему в расследовании и передал ему для ознакомления материалы уголовного дела. Великий князь распорядился о создании специального комитета для хранения материалов дела, но отказался помочь в проведении следствия. 18 января 1921 года следователь записал в “Настольном реестре”, что материалы следствия разделены им и часть их передана на хранение послу Временного правительства России в Риме М.Н.Гирсу. Во время пребывания Соколова в Берлине в июле 1921 года на его квартиру был совершен вооруженный налет, во время которого неизвестные похитили часть материалов следствия, но дубликаты сохранились.

— Какова судьба материалов, собранных Соколовым?

— Исчезновение во время Второй мировой войны из одного из парижских банков подлинника уголовного дела не давало возможности точно сказать, каких результатов достиг Соколов. Не проясняла ситуации и книга Соколова “Убийство царской семьи”, выпущенная сначала на французском, а потом на русском языке. В Германии в 1946 году российскими спецслужбами обнаружены 8 подлинных томов следственного дела Соколова, вывезенных немцами в 1943 году из Парижа. Во время работы правительственной комиссии были приобретены и находятся на хранении в Государственном архиве Российской Федерации самые ценные материалы Соколова, переданные им перед смертью графу Н.В.Орлову. Самым важным документом является так называемый “Настольный реестр” в 3 томах, озаглавленный как “Предмет дела об убийстве отрекшегося от престола государя императора Николая II, его семьи и бывших при ней лиц”. В “Настольном реестре” указаны все входящие, исходящие и иные документы, имеющие отношение к расследованию уголовного дела о гибели царской семьи с первого по последний день ведения следствия. Утрат “соколовских” документов практически нет. Все самые важные документы сохранились в подлинниках и полном объеме.

— О чем говорят документы, собранные следователем Соколовым?

— Он пришел к выводу, что в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в доме инженера Ипатьева были расстреляны все члены царской семьи и лица из ее окружения. Инициаторами расстрела он считал высших руководителей большевистской партии и государства (В.И.Ленина и Я.М.Свердлова). По убеждению Соколова, тела членов царской семьи и слуг в ночь на 17 июля 1918 года были вывезены в район Четырехбратского рудника (Ганиной Ямы), где трупы были расчленены и сожжены с использованием бензина, керосина и серной кислоты. Большевики сознательно вводили всех в заблуждение, официально объявив, что расстрелян Николай II, а “семья направлена в безопасное место”. Факт гибели как Николая II, так и других обитателей дома Ипатьева долгое время не был очевиден. Окончательно выводы о гибели царской семьи были сделаны следователем Сергеевым только в конце 1918 года.

Климатические условия Урала и события Гражданской войны не дали Соколову возможности обнаружения истинного места захоронения. Широкомасштабные раскопки в районе Четырехбратского рудника можно было начать только после того, как оттает земля, не раньше середины мая 1919 года. Следователь начал детальный осмотр Четырехбратского рудника 23 мая 1919 года. Путь следственной группы шел от дома Ипатьева до Открытой шахты. У железнодорожного переезда Соколов зафиксировал состояние лога, где в 1991 году было вскрыто захоронение царской семьи: “При выходе к нему уровень дороги сильно понижается. Самый лог представляет собой лесное сенокосное болото, покрытое местами небольшими кочками и водой. В расстоянии 414 шагов от переезда на полотне дороги, в наиболее низком поверх дороги месте, набросан мостик. Он состоит из нескольких новых бревнышек толщиною в вершка 3—4 и старых железнодорожных шпал. Шпалы и бревнышки положены прямо на полотно дороги”. Там же в деле находится фотография “мостика” и подпись под ней: “76. Мостик, набросанный большевиками на Коптяковской дороге, где застрял грузовой автомобиль, доставивший трупы царской семьи к руднику”.

— Какова версия следователя Соколова о дальнейшей судьбе тел членов расстрелянной царской семьи?

— Летом 1919 года ни у Соколова, ни у Дитерихса не было уверенности в расчленении и сожжении тел в районе Четырехбратского рудника. Соколов правильно сделал вывод о гибели всех членов царской семьи. Пули и гильзы, обнаруженные Соколовым как в доме Ипатьева, так и в районе Ганиной Ямы, соответствуют тем, что были обнаружены при раскопках захоронения у Старой Коптяковской дороги в 1991 и 2007 годах. Соколов проделал огромную работу, но в то же время часть категорических утверждений сделана скоропалительно и не опирается на материалы дела.

— На какие исторические документы опиралось современное следствие?

— Прежде всего на источники, связанные с воспоминаниями непосредственных участников расстрела и захоронения, среди которых особо стоят воспоминания коменданта Дома особого назначения Якова Юровского. Первый, рукописный, находится в бывшем партийном архиве в фонде историка Покровского. Судя по отметкам на документах, они первоначально предназначались для Якова Свердлова, а после его смерти перешли к его преемнику, Михаилу Калинину. Папка с документами была недоступна исследователям до начала 90-х годов.

Текст “Записки” рисует нелицеприятный образ большевиков, принимавших участие в расстреле и захоронении. Участники расстрела мародерствуют, крадут ценные вещи с еще не остывших трупов. Другая группа “похоронщиков” — так называемая дружина Ермакова с Верх-Исетского завода — возмущается тем, что им не дали расстрелять детей и слуг, а потом обворовывает мертвые тела. В 2008 году проведена судебно-почерковедческая экспертиза машинописного текста выступления Якова Юровского перед старыми большевиками Свердловска в 1934 году. Получено категорическое заключение экспертизы, что в тексте имеются исправления, внесенные туда рукой Юровского. События, связанные с расстрелом и захоронением царской семьи, не имеют существенных разногласий как в “Записке” Юровского, так и в тексте его выступления 1934 года, а также пространной записи его воспоминаний 1921 года, хранящейся в архиве президента.

— О чем повествуют эти документы Юровского?

— На встрече со старыми большевиками в 1934 году Юровский рассказал: “Затем мы поехали за линией железной дороги, и снова наш автомобиль застрял, а лошадей мы отпустили, потому что невыгодно было ехать целый хвост. Возились часа два. Я велел разложить костер и приступить к сжиганию. Думал, что, пока удастся вытащить машину, часть будет сожжена. Но это не удалось, т.к. снова наступило утро... держать было трудно, решил я тогда найти более удобное место. Линия железной дороги была недалеко. Там мы одного заставили копать яму. Кругом стоял народ, который охранял цепью это место, работали мы долго — трое суток провели без сна. В это же время мы жгли. Велели притащить шпалы, имея в виду, чтобы их наложить сверху, чтобы все считали, что здесь устроен вроде как помост, для того чтобы прошел грузовик”.

— Первоначально захоронение с останками царской семьи обнаружили независимые исследователи Александр Авдонин и Гелий Рябов. Когда было возбуждено уголовное дело по их заявлению?

— 19 августа 1993 года Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело по выяснению обстоятельств гибели членов российского императорского дома в период 1918—1919 годов по признакам статьи 102 пункт “з”  УК (умышленное убийство двух или более лиц). Генеральным прокурором России проведение следствия было поручено мне. Тогда я работал в должности прокурора-криминалиста Главного следственного управления Генпрокуратуры. С 1993 по 1998 год проходила работа правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Николая II и его семьи. Привлекались крупнейшие специалисты (историки, архивисты, работники правоохранительных органов, дипломаты, судебные медики). Следствием был проведен ряд сложных идентификационных экспертиз, прежде всего генетических.

Было установлено, что представленные на экспертизу останки являются скелетами девяти человек, которые по признакам пола, возраста, роста и расы оказались сходными с предполагаемыми лицами. Отсутствовали скелеты, сходные с цесаревичем Алексеем и одной из его сестер. Каждому из черепов соответствовал определенный скелет. В результате проведенных генетических исследований из костных фрагментов удалось выделить ДНК. Среди девяти объектов идентифицирована семейная группа из пяти человек. Полностью расшифрована митохондриальная ДНК всех девяти объектов. А также двух объектов — принца-консорта Филиппа, герцога Эдинбургского, внучатого племянника царицы Александры Федоровны (генетическая дистанция — 4 поколения) и двух потомков династии Романовых — графини Ксении Шереметевой-Сфири и представителя графской семьи Файф. Все они добровольно представили для анализа образцы крови. Молекулярно-генетические исследования проводились на базе криминалистического центра МВД Великобритании в городе Алдермастоне и военно-медицинском институте минобороны США в Вашингтоне.
Следствие установило, что лицами, принимавшими участие в решении вопроса о казни и непосредственно участвующими в расстреле членов царской семьи и слуг, было совершено умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Учитывая, что в связи со смертью лиц, совершивших преступление, их уголовное преследование невозможно, и руководствуясь статьей 5 пункт 8 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, уголовное дело было прекращено 17 июля 1998 г.

— А каковы результаты последних исследований по найденным в прошлом году останкам Марии и Алексея Романовых?

— 29 июля 2007 года при проведении археологических раскопок южнее места обнаружения захоронения останков 9 членов семьи Романовых в 25 метрах от Старой Коптяковской дороги на глубине 60 см были обнаружены фрагменты костей двух человек. В захоронении также нашли три пули, фрагменты керамического сосуда и лоскут ткани. Инициаторами раскопок были екатеринбургские краеведы Неуймин и Шитов. 21 августа 2007 года в связи со вновь открывшимися обстоятельствами постановление о прекращении уголовного дела отменено, и 26 августа 2007 года дело принято мной к производству.

 Производство экспертизы поручено Свердловскому областному бюро судебно-медицинских экспертиз под руководством Николая Неволина. Создан ряд независимых групп экспертов по различным направлениям судебно-медицинской экспертизы, антропологии и генетики. В состав группы вошли ведущие сотрудники Института археологии РАН и Института рентгеновской оптики, также эксперты из Экспертно-криминалистического центра МВД РФ. Экспертиза находится в стадии завершения, окончание планируется 15 июля 2008 года. Группой антропологов, в которую вошли старший научный сотрудник Института истории и археологии Уральского отделения РАН Дмитрий Ражев и Энтони Фальцетти, руководитель лаборатории идентификации личности человека, адъюнкт-профессор отдела антропологии в университете штата Флорида в США, консультант по судебной антропологии в области судебной медицины при департаменте полиции штата Нью-Йорк, были проведены тщательные исследования. Все участники антропологических и стоматологических исследований пришли к выводу, что в захоронении 2007 года находятся останки мальчика в возрасте 12—14 лет и женщины в возрасте 17—19 лет.

Заведующий лабораторией Института общей генетики им. Вавилова РАН, а также лаборатории ДНК Массачусетского университета США доктор биологических наук Евгений Рогаев с ноября 2007-го по май 2008 года провел уникальные исследования. В лаборатории ДНК вооруженных сил США (начальник лаборатории Майкл Коббл) при участии экспертов Свердловского областного бюро судебно-медицинской экспертизы в марте-апреле 2008 года из костных останков получена ДНК мужского и женского генетического пола. Проведено также генетическое исследование в лаборатории ДНК Института судебной медицины города Инсбрука (руководитель В.Парсон) в Австрии при участии российских экспертов. Все группы экспертов установили близкое генетическое родство обнаруженных лиц с английским королевским домом.

Это означает, что в захоронении, обнаруженном 29 июля 2007 года, находились останки мужчины и женщины, состоящих в кровном родстве с императором Николаем II и императрицей Александрой Федоровной. После окончания работ планируются контрольные генетические исследования в одном из научных центров Великобритании. Уровень генетических исследований, проведенных в 2007—2008 годах, превышает по степени полноты информации подобные экспертизы 1992—1998 годов.

В Экспертно-криминалистическом центре МВД РФ закончена судебно-баллистическая экспертиза по пулям и гильзам, обнаруженным на месте захоронения 1991, 2007 годов и при раскопках, проведенных в 1998—2000 годах в районе Четырехбратского рудника под Екатеринбургом. Две пары пуль, обнаруженных в районе Ганиной Ямы и в захоронении 1991 года, выстрелены из одних и тех же экземпляров оружия. Теперь можно утверждать, что район Ганиной Ямы и лог на Старой Коптяковской дороге связаны между собой пулями, которые могли попасть в кострища при сожжении одежды, и пулями, которые находились в телах членов императорской семьи.



Партнеры