Помесь дуба с джентльменом

В северной столице умерших людей скрещивают с деревьями, чтобы потом клонировать

11 июля 2008 в 14:56, просмотров: 966

Стать бессмертным?

Прогрессивные питерские ученые изобрели как.

Нужно взять вашу ДНК (можно и не дожидаясь кончины) и вживить в клетку любого растения. А дальше дело генной инженерии. Хотите — будете розочкой, хотите — кактусом.

Между прочим, год назад, в июле 2007 года в России как раз закончился мораторий на исследования в области клонирования.

А лет через тыщу, когда моральные и юридические аспекты этого дела будут окончательно урегулированы, вас воссоздадут обратно, по образу и подобию.

Так что самое время двинуть в баобабы.

На опытной делянке под Питером растет обычная на первый взгляд яблонька. На ней надпись — “Овчар Дарья”, рядом свечка.

“Это моя родная бабушка, — говорит биолог Евгений Попов, специалист в области биологической теории наследственности и теории эволюции, энтузиаст и подвижник, организатор проекта “Биоприсутствие” в России. — Бабушке стукнуло бы 110 лет, умерла она еще в бытность мою аспирантом, в семидесятые. Но я рос любознательным юношей и очень не хотел, чтобы старушка исчезла бесследно. Я читал научно-фантастические романы и мечтал ее воскресить. Но как?

Покойников размножат саженцами

В мире практикуют два способа сохранения впрок ДНК умерших. Либо замораживают тело целиком в жидком азоте, что для студента-биолога было бы накладно, да и вряд ли ему позволили бы. Либо надо положить в криобанк отдельный фрагментик бабушкиного организма. Это Евгений Борисович, тогда еще Женя Попов, и сделал, сохранив материалы биопсии.

А потом, уже став известным ученым, автором трудов по эволюции и наследственности, использовал замороженное наследие.

Практически оно выглядело так.

— С помощью достаточно сложных методик выделенные из человеческих клеток молекулы ДНК помещают в древесные клетки. Эти гибридные клетки способны размножаться на специальных питательных растворах, и клетки начинают делиться, образуя своеобразную кашу, тканевую культуру. При этом вживленная ДНК человека размножается вместе с клетками тоже, но при этом ничем себя не выдает, так как находится в “спящем” состоянии.

— Но все-таки человек от дерева отличается слишком сильно, как это возможно их соединить? — изумляюсь я.

— Человек от дерева — да, а спирали ДНК у всех живых организмов похожи. Это давно известно. Только у человека задействованы одни участки ДНК, у животных — другие, у растений — третьи. Эх, если бы кто-нибудь из ученых понял, почему это происходит и как это можно изменить — переориентировать у одних живых видов рабочие участки на нерабочие, у других — наоборот. Ведь в итоге открытие мирового уровня вышло бы, переворот в науке, возможность той направленной эволюции видов, о которой можно пока лишь мечтать.

— И любая собака стала бы товарищем Шариковым…

— Именно, — оживляется биолог. — Но вернемся к нашим баранам, то есть к яблоням. Для вживления человеческой ДНК можно выбрать практически любое растение, методикой создания культур растительных тканей ученые овладели еще в XIX веке. А в наши дни из гибридных клеток (растение — ДНК человека) можно получить целый лес “клонов” одной и той же личности. Я бы только не рискнул экспериментировать с однолетними декоративными, уж больно мало они живут — засохнут, а близким умершего опять переживать.

Товарищ дерево

“То, что я вам рассказываю, — не прикол, не розыгрыш, это, если рассуждать научно, новый и относительно дешевый способ консервации нашего ДНК, который уже несколько лет эффективно разрабатывают англичане, — продолжает биолог Попов. — Они это делают в коммерческих целях, хотят создавать мемориальные кладбища из человеко-деревьев.

Дают своим клиентам полноценную гарантию, проводят специальный дорогостоящий анализ, который доказывает, что в клетках растения действительно сохранена ДНК донора. Люди еще при жизни оговаривают такого рода процедуру в завещании, заключают с лабораторией договор.

На туманном Альбионе полно желающих законсервировать себя не в противном жидком азоте, а в образе древесного “зеленого друга”. Столетиями радоваться солнышку, дождику и всему прочему. Такая прелесть, и всего за каких-то пару десятков тысяч долларов.

Вот только опыты по гибридизации дубов и джентльменов в Британии не приветствуются. А у нас к таким разработкам всегда относились снисходительно (все равно на них у государства денег нет), а теперь —  пожалуйста, клонируй кого и сколько хочешь, пятилетний мораторий на генетические эксперименты, принятый еще при Путине, в 2002 году, закончен. Новый вроде бы пока не провозглашен.

Обсуждается вопрос о том, чтобы и растительные гибриды с клетками ДНК англичан выращивать именно в России, а потом уже в новом образе они в прямом смысле этого слова вернутся на родную почву.

К ак стало известно “МК”, желание финансировать исследования по “скрещиванию” уже проявили некоторые наши олигархи, наверняка мечтающие о вечном. И даже в ритуальных бюро Санкт-Петербурга, возможно, в скором времени появится именно такая услуга — не урна с прахом почившего, а цветочный горшок в руки. “Это может быть востребовано населением”, — считает руководитель ГУП “Ритуальные услуги” Евгений Стрельцов. “Для родственников будет отличный способ проявить свою заботу об умершем, если при жизни они этого не делали, — мечтает Евгений Попов. — Особенно это актуально для одиноких людей, для которых общение с таким цветком станет настоящей отдушинкой. Нет, я не хочу сказать, что в растении сохранится человеческая душа, что оно сможет чувствовать или думать… Но кто знает? Вдруг да и правы те, кто утверждает о наличии каких-то особых биологических полей, исходящих от всех живых организмов”.

Жаль только, что путь обратно — от дерева до человека — еще не до конца исследован. Но в принципе — вполне реален. Так если родишься баобабом, то совсем не обязательно ждать тыщу лет, пока найдут способ вызволить твой геном из зеленого плена.

Так, лет сто-двести. Что для  баобаба, согласитесь, совсем не срок.

— Важно понять, клон по идее должен родиться обычным младенцем, с чистой памятью, — обращает внимание Попов.

— Его заново придется всему учить, он будет расти, как и все. Медленно, годами… Так что с точки зрения медицины, я думаю, бесполезно выращивать клонированные органы, слишком длительный это процесс. А целый клонированный человек? Он приобретет иной опыт, проживет другую жизнь, то есть станет в итоге совершенно новой личностью.

Только что с набором каких-то исходных генов и внешностью, соответствующей этим генам. Нет, кто как хочет, а мне все-таки сложно себе представить, что малыш в памперсах, бегающий по моей квартире, это будет (или был?) мой родной отец, который умер давным-давно. Мне было бы сложно привыкнуть к нему в новом образе.

— Так вы и ДНК папы с яблоней скрестили?

— Да. А еще тестя. Ну и себя самого собираюсь. Чего не сделаешь ради науки! Но я пока еще в “зачаточном” состоянии, — и биолог Попов с удовольствием демонстрирует мне запаянную колбу с зеленой кашицей внутри.

Санкт-Петербург—Москва



Партнеры