Светило ушел, не дожив до века

Кардиохирург Ринат Акчурин: “Я бы назвал секрет его долголетия внутренним аскетизмом”

13 июля 2008 в 18:53, просмотров: 485

Один из основоположников современной кардиохирургии, создатель метода аортокоронарного шунтирования американский врач Майкл Дебейки скончался в пятницу вечером в возрасте 99 лет. Широкой публике в России Майкл Дебейки известен прежде всего как “спаситель Ельцина”: именно он сделал экс-президенту операцию аортокоронарного шунтирования в 1996 году. “МК” попросил вспомнить свои встречи с легендарным светилом известного российского кардиохирурга, академика Рината Акчурина, который в прошлом много работал с Майклом Дебейки.

— Я знал Майкла, можно сказать, еще со студенческой скамьи — правда, заочно — по его книгам, которыми зачитывался (они тогда переводились в СССР). Потом он приезжал к нам в страну оперировать академика Келдыша. И книги, и операции — совершенно фантастические по тем временам — сильно на меня повлияли. 
Майкл был невероятно открытым и очень тепло относился к русским. Хорошо знал мою семью, жену, детей, всегда, где бы ни встречались, просил: “Передавай Наташе привет”. Сколько у него было контактов по всему миру — а он помнил про жен и детишек учеников.

Трудно сказать, сколько длился его обычный рабочий день. Когда я работал у Майкла в клинике, у меня никогда не получалось приехать на работу раньше его, а уйти позже. Там на парковке для его машины было отведено специальное место и на асфальте написано: “Майкл Дебейки”. Надпись можно было заметить только тогда, когда он уезжал из страны. Если Майкл был дома, значит, он пропадал в клинике. Я приходил на работу в 7.30 утра, его машина уже была припаркована. Я уходил в половине восьмого вечера — машина Дебейки еще стояла.
— Он до последнего продолжал оперировать?

— Даже для молодого врача операция на сердце — очень большая эмоциональная и психическая нагрузка. Тем не менее Дебейки вставал к столу — и рука его была твердой. Два года назад я был свидетелем операции, в которой он принимал участие. Конечно, он уже не мог вести ее от начала до конца, этим занимались ученики, но Майкл брал на себя определенные стадии и манипуляции. Ему уже было 98 лет, он только что перенес неприятность с аневризмой. Помню, я ему высказал что-то по этому поводу, а он мне ответил: “Ринат, я могу и хочу оперировать, это дело всей моей жизни, другого я не умею”.

— По-вашему, в чем секрет такого невероятного долголетия Дебейки?

— Я бы назвал этот секрет внутренним аскетизмом.

— Расшифруйте, пожалуйста.

— Невероятная требовательность к себе и самоограничение в так называемых радостях жизни. Я познакомился с Майклом, когда ему было 80 лет. Он был подтянутым, худощавым — хотя, говорят, лет в 60 Майкл был весьма упитанным. Я никогда не видел, чтобы он курил, пил, много ел. Знаю, что Майкл любил сухое вино, иногда он позволял себе бокал, но не больше.

— У нас в стране имя Майкла Дебейки ассоциируется с именем Бориса Ельцина. Какие отношения их связывали?

— Майкл тепло к нему относился. То, что произошло с Борисом Николаевичем, — это катастрофа, он слишком быстро сгорел, на самом деле ресурс его организма тоже был рассчитан на сто лет.

— Вы полетите прощаться с Дебейки?

— Думаю, что из-за виз и согласований с посольством уже не успею. Горько. Для меня уход Майкла — большая утрата.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Майкл Дебейки участвовал в создании нескольких десятков медицинских инструментов и аппаратов. Среди них был насос, используемый в аппаратах поддержания сердечной деятельности, благодаря которым хирурги получили возможность проводить операции на открытом сердце. Разработанные Дебейки методы лечения спасли  жизнь сотням тысяч больных во всем мире. Среди пациентов Дебейки был Борис Ельцин. Два года назад кардиохирургу была проведена операция на сердце по его собственной методике.



Партнеры