Главный ирокез Советского Союза

Герой СССР стал предводителем индейского племени

13 июля 2008 в 16:15, просмотров: 783

Героя Советского Союза, сбитого фашистами в 1944 году в небе над Львовом и считавшегося все эти годы пропавшим без вести, случайно обнаружили в Северной Канаде. Он вырастил четверых сыновей и воспитал двоих внуков. Мало того, стал вождем индейского племени ирокезов. Можно было бы подумать, что это всего лишь красивая легенда — так хочется думать его родным и близким. Было бы так, если бы не свидетельства очевидцев и однозначное заключение главного специалиста института судебно-медицинской экспертизы — боевой летчик с Украины Иван Даценко и вождь племени по имени Пронзающий Огонь Джон Маккомбер — одно и то же лицо.

Тайна гибели героя

Племянница Ивана Даценко, Героя Советского Союза, Ольга Рубан достает две фотографии: на одной из них ее дядя в день награждения медалью “Золотая Звезда” — военная выправка, гордая осанка и грудь в орденах, а на другой — вождь племени ирокезов в боевой раскраске, амулетах, из головы торчат воинственные орлиные перья. Эту фотографию сделали участники советской делегации на выставке “Экспо-67” во время посещения резервации индейцев. На них две разные жизни одного и того же человека с разрывом в четверть века.

— Мой дядя окончил Чкаловскую военно-авиационную школу летчиков, и уже в 1940 году его назначают в строевую часть, — рассказывает Ольга Васильевна. — Войну он встретил умелым и опытным пилотом. А в апреле 1944 года экипаж Даценко вылетел на очередное боевое задание — разбомбить врага на территории железнодорожной станции во Львове. Вот как описывает тот ночной бой в своих мемуарах Герой Советского Союза Алексей Кот: “…Когда самолет, который сбросил осветительные бомбы, поймали несколько прожекторов, сердце у меня замерло. Вражеские зенитки будто сбесились! Трассы снарядов потянулись к освещенному бомбардировщику, фейерверки взрывов окрасили небо в багровый цвет, но летчик (И.Даценко) вел самолет по боевому курсу сквозь огненный вихрь. И вдруг — взрыв. Многие из тех, кто был в это время в районе цели, видели эту страшную картину…”

— Моя мама, Дарья Ивановна, родная сестра Ивана Даценко, после войны пыталась найти брата, потому что не верила в его смерть, — рассказывает Ольга Васильевна. — Ведь нам не приходила похоронка, а лишь выписка из приказа главного управления кадров, где говорилось, что гвардии капитан Даценко И.И. не вернулся с боевого задания. А значит, была надежда, что он жив. Нашлись очевидцы, которые утверждали, что на месте падения самолета на дереве висел парашют. А значит, дядя мог успеть им воспользоваться.

Невероятное продолжение эта история получила случайно. Местная полтавская газета перепечатала интервью легендарного исполнителя танцев народов мира Махмуда Эсамбаева. В 1997 году Махмуд Спартакович рассказал историю появления в его репертуаре необычного танца огня, исполняемого им под светомузыку и “Поэму экстаза” композитора А.Н.Скрябина.

Как Эсамбаев нашел вождя

В 1967 году в Канаде во время выставки “Экспо-67” проводились дни советской культуры. На выставке разместили огромный павильон, где СССР демонстрировал свои достижения в науке, технике, спорте и культуре. В числе побывавших в те дни в Канаде, в Монреале, был и Эсамбаев. К артисту без протокола обратился лично премьер-министр Канады господин Лестер Пирсон:

— Я бы хотел сделать для вас подарок. Что вы желаете?

— Я танцую танцы народов мира, поэтому хотел бы увидеть настоящих индейцев, — не растерялся Махмуд Спартакович.

В резервации ирокезов гостей советской делегации встречали со всеми почестями. По этому случаю все жители племени надели лучшие праздничные наряды — в основном из шкур диких животных и перьев.

Приводим дословно воспоминания Махмуда Эсамбаева на Всесоюзном совещании работников культуры в Житомире: “В этот день был выходной. Приехали мы. Одновременно танцевали 800—900 человек: мужчины, женщины, дети. Красиво до невозможности! Я спрашиваю: “А где же вождь?” И тут увидел, что навстречу идет высокий, крепкого телосложения мужчина. Весь разукрашен, на голове — праздничный убор из перьев. Он был моего роста, может быть, даже выше. Рядом с вождем стояла его прекрасная жена-индианка. И тут он поклонился и говорит: “Здоровеньки булы! Здравствуйте. Счастлив, что вас приветствую. Будь ласка, прошу до моей хижины”. — “Вы что, по-украински говорите?” — спрашиваю. “А шо? Я украинец”. Говорю ему: “Как, вы, вождь индейского племени?” Он говорит: “Батька наш помер 12 рокив тому назад. Жинка моя — дочка его”. Я пошел к нему. У него 4 сына. Жена — настоящая индианка, дочь вождя. Она говорит по-украински и дети. Спрашиваю: “Вы откуда?” Говорит: “Из-пид Полтавы”. Звали его Иван Даценко. Но в племени его называют Penetrating Fire! По-русски — “Пронзающий Огонь”…”

На прощание все фотографировались. Именно эту фотографию, переданную ей одной из участниц выставки, так бережно хранит племянница Ивана Даценко, Ольга Рубан. Советские люди пытались подарить на память вождю сувениры, но он почему-то отнекивался, брать не хотел, по-русски односложно говорил только “нет” и “нет”. Но Эсамбаеву вождь будто бы сказал с ностальгической грустью на прощание: “Кинув бы усе, та пишов бы до дому, на Полтавщину. Через моря и океаны плыв бы, на коленях бы полз, да нельзя мне... Жизнь прошла...” И попросил Махмуда прислать ему открытки с видами “ридной Украйны”.

Возможно, украинец открылся Махмуду Эсамбаеву, потому что нашел с ним общий язык: когда-то Махмуд Спартакович сам пострадал от сталинских репрессий, когда его подростком среди других чеченцев погрузили в товарняк и выслали в Узбекистан.

“МК” нашел советника посольства СССР в Канаде, работавшего в 1962—1968 годы.

— История Ивана Даценко меня буквально потрясла, она не кажется мне фантастической, а напротив, достоверной, — рассказывает Владимир Семенов, сегодня посол в отставке. — Я прекрасно помню прилет в Монреаль многочисленной советской делегации. В резервацию индейцев нашу делегацию сопровождал тогдашний посол СССР в Канаде Иван Фадеевич Шпедько. Сам я занимался организационными вопросами, поэтому к индейцам не поехал, такие дни суетные были.  Сам посол, кстати, тоже был украинцем и специально для индейцев взял в подарок бутылку горилки, которую хранил для особо торжественных случаев. Когда Иван Фадеевич вернулся, то рассказал буквально следующее: “Когда я передал суровому вождю племени бутылку горилки, он изменился на глазах, а сам заговорил со мной на украинской мове. Я был изумлен: надо же было хохлу затесаться в племя индейцев, да еще стать вождем!” Имени его он не называл и подробностей, как украинец попал в племя индейцев, не рассказывал. Отсутствие любопытства у посла меня совсем не удивляет, напротив, это естественно. Могу предположить, почему посол не стал приставать с расспросами к украинцу, пусть даже такому экзотическому. Многочисленные эмигрантские организации в Канаде, особенно украинские, с лета 1967 года проводили шумные антисоветские демонстрации прямо у ворот посольства СССР в Оттаве, да и вокруг советского павильона на Всемирной выставке в Монреале доставляли нам массу хлопот. Представьте себе положение посла, который вдруг проявляет интерес к непонятному эмигранту, перебежчику, в конце концов — в глазах правительства — предателю родины. В то время и в голову никому не могло прийти проявить инициативу — это же было чревато последствиями..

— А почему тогда вождя племени называли Джон Маккомбер? — интересуюсь я у Владимира Михайловича.

— Странно, если бы могавки называли его Иван Иванович, — смеется дипломат. — Вождь племени всегда носит имя своего клана, а если Иван Даценко был чужак, то тем более получил это имя по наследству. Жизнь индейцев настолько отличается от нашей, что даже сами жители Северной Америки имеют слабое представление, кто же такие могавки. В кругу индейцев это племя за стойкость называют кремниевым народом. В наши дни их осталось около 10 тысяч.

Беглец, пронзающий огонь

На родине Ивана Даценко, в селе Чернечий Яр, где родился Герой Советского Союза, историю летчика — вождя индейцев знает любой взрослый житель. В школе, в селе Великие Будища, где учился Герой Советского Союза, Ивану Ивановичу посвящен двойной стенд. Один из них рассказывает о героическом подвиге летчика, а другой — о жизни вождя индейского племени.

Корреспондент “МК” встретился с двоюродным братом Ивана Даценко, Василием Иванченко.

— Нет никаких сомнений, что индейский вождь — это наш Иван. Что ль я брата бы не узнал? — удивляется моему вопросу о правдоподобности этой истории Василий Иванович. — Закройте на фотографии перья, и вот он, как живой. Иван был не тот человек, который мог бы так просто погибнуть и не спрыгнуть с парашютом. Мы никогда не сомневались, что он жив, даже без Махмуда Эсамбаева. Кроме того, Эсамбаев понятия не имел о пропавшем без вести нашем земляке Иване Даценко, поэтому случайно в его воспоминаниях это имя не могло появиться. Совпадений слишком много, чтобы усомниться в правдивости его слов.

На Полтавщине краеведы отрабатывают несколько версий, как их земляк стал вождем племени. Рассказывают так убедительно, словно сами сидели с ним в вигваме.

Краевед, участник ВОВ Панас Михайлик учился с Иваном Даценко в одной школе, прекрасно его знал, сегодня он проректор Полтавского университета им. Панаса Мирного. Панас Яковлевич собрал все версии того, как же Герой Советского Союза мог оказаться в Канаде.

— Дело в том, что слухи о том, что Иван Даценко не погиб во время взрыва самолета, а попал в немецкий плен, начались еще в конце войны, — вспоминает Панас Яковлевич. — Исследователь Михаил Секрет собирал уникальные сведения обо всех Героях Советского Союза — писал книгу. В Оренбургском военном училище, куда он обратился для биографических сведений выпускников, когда дошли до фамилии Даценко, один из летчиков, озираясь по сторонам, обмолвился, что лучше этого Героя не трогать. Якобы поговаривают, что кто-то из однополчан в том же 1944-м был с ним в немецком плену. Но каким-то образом Даценко удалось бежать. Иван прекрасно понимал, что после плена, если попадет в руки своих, будет еще хуже…

Кроме того, гибель Ивана Даценко поставили под сомнение и органы КГБ.

— Командование летного училища в том же 1967 году, в годовщину 50-летия советской власти, обратилось к руководству Полтавской области с предложением переименовать село Чернечий Яр, где родился герой ВОВ, в Даценковское, — вспоминает Панас Яковлевич. — Таким количеством боевых вылетов могут похвастаться единицы боевых летчиков! Я помню, как в 1943 году, после освобождения Полтавщины, командование предоставило возможность Даценко навестить своих родственников, и он приехал в село, его встречали как национального героя, остановилась работа в колхозах и совхозах, женщины с грудными детьми приезжали из соседних деревень, чтобы хоть одним глазком взглянуть на легендарного бомбардировщика. Кроме того, в те годы все населенные пункты хватались за имена Героев Советского Союза, даже имеющих малое отношение к их селению, лишь бы переименовать. А тут свой, родной, доморощенный герой. К огромному изумлению наших селян, эту идею не только не поддержали, но и в свежем издании Книги памяти имя Даценко пропало вообще.

По версии исследователей, основанной на исторических фактах, Даценко мог выбрать путь побега из СССР через Аляску. Как военный летчик, он знал, что единственное спасение уйти от вездесущего Смерша, который не щадил “предателей”, побывавших в фашистском плену, — добраться до Красноярска в тех же вагонах-теплушках. Там было воздушное сообщение Аляска—Сибирь — “Алсиб” — единственная трасса, соединяющая Советский Союз и Америку, по ней доставлялись новые бомбардировщики из Америки — “ДС-3”, которые использовались для ведения боя советскими пилотами. Они были похожи в управлении на советские “ДБ-3”, которыми когда-то управлял сам Даценко.

Авиасообщение из Красноярска до американского города Фэрбенкса насчитывало более 6 тысяч километров. Аэродромы строились на расстоянии в тысячу километров друг от друга на пересечении трассы с крупнейшими реками Анадырь, Колыма, Лена и Енисей. А через Фэрбенкс проходило трансконтинентальное шоссе Аляска—Канада (АЛКАН). Автомобильная дорога помогла быстро оборудовать воздушную трассу, по которой американские летчики перегоняли самолеты с авиационных заводов, работавших на севере США и Канады. Исследователи полагают, что именно авиатрассой “Алсиб” воспользовался Иван Даценко.

— Добравшись до Канады, Иван Иванович без документов и гражданства, разумеется, не мог бы там жить, — объясняет Панас Яковлевич. — Именно поэтому он подался в леса, к индейцам. Нет сомнений, что такого мужественного человека, как он, они к себе бы приняли. А потом Иван Иванович женился на дочери вождя племени. Он был богатырского телосложения, — нет ничего удивительного, что дочь вождя обратила на него внимание.

— Версия о том, что Иван Даценко мог жениться на дочери вождя племени, имеет под собой основания, — считает и Владимир Семенов. — Заинтересовавшись судьбой Даценко, я написал письмо в Оттаву своему давнему канадскому другу Бляру Симборну, в прошлом видному дипломату, в одно время министру по вопросам окружающей среды. Бляр связался с членом канадского сената — индейцем. В недавнем прошлом он был одним из вождей могавков и единственным сенатором от индейцев. Его родная сестра по-прежнему живет в резервации Канауэйк. И она вспомнила, как много лет тому назад некий человек-“неиндеец” был принят в племя. Он не был признанным вождем, одна из таких возможностей как раз представляется, если у вождя племени нет сыновей, тогда муж дочери после смерти вождя по наследству становится главой клана. Индианка рассказала, что этот чужеземец в какое-то время организовал там туристический бизнес с показом танцев индейцев, за что и получил имя… “Пронзающий Огонь”. Не его ли видела советская делегация?

Мало того, главный эксперт института судебно-медицинской экспертизы Сергей Никитин, сравнив на компьютере методом наложения две фотографии — молодого военного летчика Ивана Даценко и немолодого уже индейского вождя, — установил полное совпадение линий носа, рта, бровей, подбородка, которые не меняются у человека в течение всей жизни, и пришел к однозначному выводу: военный летчик Иван Даценко и вождь индейского племени ирокезов “Пронзающий огонь” — одно и то же лицо!

Когда стали подтверждаться факты, что в племени индейцев живет родной дядя Ольги Рубан, она решила встретиться с ним во что бы то ни стало. Ольга Васильевна сегодня украинская пенсионерка, но полна сил и энергии, наверное, пошла в дядю, даже ростом она в него, он у нее огромный для женщины — почти 180 см.

— Сначала я решила поехать к Махмуду Эсамбаеву в Москву, чтобы лично поговорить с ним и выяснить все детали, — рассказывает Ольга Васильевна. — Но газета с его интервью попала ко мне слишком поздно, Махмуд Эсамбаев к тому времени уже умер. Я готова поехать в Канаду и сама заняться поисками дяди.

Буквально недавно Ольге Васильевне по ее запросу пришел ответ из Канады, из представительства Украинского Красного Креста, в котором ей сообщили, что в резервации Канауэйк живет Джон Маккомбер, только он сын того Джона Маккомбера, вождя племени, который, увы, умер 2 года назад. Даты рождения Ивана Даценко и Джона Маккомбера совпадают — 1918 год! У него двое детей — Джон и дочь с не совсем типичным для индианки именем — Нина.

— Мой друг Бляр Симборн через индейского сенатора подтвердил, что Джон работает в полиции, а Нина живет недалеко от резервации, как и ее дед, занимается туристическим бизнесом, — рассказывает Владимир Семенов. — Однако, по словам индейского сенатора, племяннице Ивана Даценко будет непросто установить с ними контакт. У индейцев отношение к вождю как к богу. Происхождение его — священно, их вера не предполагает таких понятий, как вождь-украинец, вождь–армянин. Это все равно что прийти в чужую семью, рассматривать альбом и расспрашивать: “Что-то происхождение вашего русского дедушки вызывает у меня большие сомнения. А почему у него нос с горбинкой?” Тем более если вождь племени действительно чужак, в этом никто не захочет признаваться неизвестным людям с Украины, о стране которых они не имеют ни малейшего представления.

Однако все эти преграды не останавливают Ольгу Рубан. Если даже дяди нет в живых, то Ольга Васильевна должна выполнить наказ своей матери, родной сестры Ивана Даценко, — положить на его могилу горсть родной земли. Она сердцем чувствует, что ее индейские родственники не откажут ей во встрече. Ведь внучка Нина не случайно носит то же имя, что и бабушка Героя Советского Союза. Возможно, тем самым дядя хотел указать, как найти недостающую ветку родственного древа.

Полтава—Чернечий Яр—Москва.



Партнеры