Тайна маленького топорика

Сюрпризы и приколы в театральном Авиньоне

16 июля 2008 в 17:44, просмотров: 926

А сейчас, дамы и господа, на нашей арене “Секрет”. Так называется загадочно-идиотичное, обаятельно-кретинское зрелище, представленное на Авиньонском фестивале цирком Иси (Cirque Ici) и известным в Европе персонажем, великим и ужасным Жоаном Ле Гийермом.

Это не цирк, это бог знает что — три или четыре в одном: цирк, лаборатория, аттракцион и, безусловно, театр. “Секрет” — зрелище одного человека, похожего на кого угодно, только не на артиста, и уж тем более артиста цирка. На арене шапито предстал уже немолодой маргинал, панк в отставке: выбритые виски, две жидкие косички из оставшихся волос, старые джинсы с высокой талией, на лице — ноль эмоций. Его предприятие напоминает балаган начала ХХ века с подозрительными гастролерами, которые заманивали публику невиданными трюками, как то: летающими крокодильчиками, пожирателями огня и прыгучими карликами.

Во всяком случае, первое явление г-на Ле Гийерма на арену вызывает подобные подозрения. Он в красном плаще с оборванным синтетическим воротником, глазами вращает (в общем, стращает), с хлыстом в руках. Рев тигра, и на арену выскакивает… здоровый металлический обруч, который странного вида маргинал начинает дрессировать. И обруч, надо сказать, выписывает по арене кренделя согласно дрессуре. А вслед за ним пара оцинкованных котлов и два ведра (на 5 и 10 литров) также выполняют трюки, наворачивают круги по арене. Делает маргинал это смешно, но пародией это не назовешь. Он работает только с предметами. Правда, предметы имеют странный вид — седло, но не на коне, а на металлических прутьях, чурбаки, как будто только что из сарая, книги, а также обыкновенные доски, ножи, топорики — в общем, умри все живое. Эти объекты Ле Гийерм помещает в свою лабораторию и, ничего не скрывая, проводит эксперимент на глазах у публики, которая загипнотизированно следит за процессом.

Трюки из “Секрета” невозможно описать по причине их идиотизма. Нормальному человеку, например, не придет в голову выставлять две стопки толстых книг — по 29 в каждой — для того, чтобы без лестницы и подпорок зачем-то забраться на них сначала на одну, а затем, изогнувшись особым способом, улечься на другую, да так, что верхние книги сами съедутся, образовав небольшой мостик. И г-н Ле Гийерм уляжется на живот на эту книжную конструкцию, а та, в свою очередь, самостоятельно поплывет за кулисы. Каким образом? Секрет.

Секреты, секретики и секретища во всем. Каждый трюк длится не менее 10 минут. И ясно, что построен он на точнейших математических расчетах. Именно ими он проверяет свое безумие и нелепо-смешные фантазии. Вот на арену выскакивает седло, под которым стальные прутья веером. Артист впрыгивает на него и, раскачиваясь определенным образом, гарцует по арене. Из набора подобных трюков однозначно создается стиль представления, который ни разу не нарушается. Цирковое безумие театрализовано — музыка, свет, нагнетание атмосферы.

И вот наконец финал. На сцене одна за другой появляются струганые доски метра по три в длину. Ле Гийерм с помощью лишь одного служащего его цирка связывает доски корабельным канатом. Судя по тому, что фоном к его действиям идет шум моря, этот чудак вознамерился строить корабль. В результате этот певец архитектуры выстраивает на арене конструкцию, не имеющую даже словесного аналога. Нечто гигантское ощетинилось в разные стороны трехметровыми досками, и между ними, как змея, ползает безумец Ле Гийерм. Конструкция угрожающе покачивается, но он успокоится только тогда, когда заберется на самый верх и, балансируя, простоит там пару минут: “Алле-оп!!!” За все представление Ле Гийерм — железный человек — ни разу не выйдет из образа. Даже тогда, когда под свист и улюлюканье балаганной публики на поклоны выйдет вся команда, он ни разу не улыбнется.

Авиньон



    Партнеры