Сменили внешность? Вон с экзамена!

Корреспондент “МК” чуть не отправил домой абитуриента

16 июля 2008 в 17:27, просмотров: 253

Со времени съемок фильма “Операция “Ы” и другие приключения Шурика” абитуриент в своей хитрости шагнул далеко вперед. Среди недобросовестных поступающих широко используются новейшие электронные шпаргалки, двойники или простой подкуп. Чтобы предотвратить нечестное поступление и отсечь блатных, в стране решили ввести “народный контроль” на стадии вступительных экзаменов. Экспертов набирали как присяжных — “методом тыка”. В число наблюдателей попал и корреспондент “МК”.

Компания экспертов подобралась разношерстная, разного материального положения и статуса, от студента до профессора. Желающих было немало, поскольку на слежке за абитурой можно было еще и подзаработать — 5 тысяч рублей за один экзамен и за цикл лекций перед ним. 10 часов занятий понадобилось, чтобы сделать из обычных граждан экспертов по защите прав потребителей в сфере образования. Посещение, кстати, было строго обязательно и оформлялось под роспись. Прогул автоматически исключал вас из списка наблюдателей.

На тренингах, организованных Обществом защиты прав потребителей образовательных услуг, нас учили распознавать нарушения и обращать на них внимание членов приемной комиссии.  При входе в аудиторию, где проводятся испытания, абитуриент обязан предъявить паспорт или иной документ. На одном из занятий нам рассказали случай: в прошлом году девушка накануне экзаменов из блондинки перекрасилась в брюнетку. Члены приемной комиссии решили, что на фото не она, и принялись удалять абитуриентку из аудитории. Девица вцепилась в стол чуть ли не зубами. Полчаса ее внешность сверяли с изображением в паспорте, под лупой рассматривали каждую черту лица и только после этого допустили к экзамену. Так что менять цвет и длину волос перед поступлением в вуз крайне нежелательно.

Впрочем, даже не сделав ничего со своим “интерфейсом”, можно нарваться на неприятности. Во время экзамена, на котором присутствовала я, мы едва не отправили домой одного паренька. С 14 лет, когда фотографировался на паспорт, он сильно вытянулся и похудел. Мальчишка  громко возмущался и в конце концов убедил нас пропустить его в аудиторию.

На лекциях нам запретили отвлекать сдающего экзамен, расхаживая вокруг него и пристально разглядывая. Впрочем, попав на испытание, я все же решила прогуляться между партами, потому что с последнего ряда ничего не было видно.

Мои маневры привели испытуемых в нервное состояние. Они стали оглядываться, непрерывно чесаться, а один молодой человек так разволновался, что поминутно то надевал, то снимал сандалии… Я внимательно наблюдала за ним, но криминала не заметила.

Поскольку сдавали экзамен по иностранному языку, шпаргалки писать было бессмысленно, так что ни одной обнаружено не было. Все прошло тихо, мирно, без эксцессов. Но зато потом, в коридорах, мы наслушались историй от бывалых наблюдателей.

Например, в одном из вузов абитуриент стал сдавать три экзаменационных билета вместо положенного одного. Когда эксперты стали разбираться, оказалось, все три дал ему преподаватель — на выбор. А это строжайше запрещено.

Виновный пытался отшутиться: “Ну, ты хоть нужный билет выбрал?” Шутки не помогли, ректор этого университета пообещал уволить преподавателя за нарушение закона. А в другой альма-матер на апелляцию пришла мамаша с дочкой и, выяснив, что “двойка” была получена заслуженно, стала предлагать “как-нибудь решить этот вопрос на “троечку”. Им вежливо отказали.

Впрочем, мелкие поблажки абитуриентам — такие, как нахождение с сумкой в аудитории, — делались во всех вузах. На бумаге строжайше запрещено задерживать сдачу работы после окончания положенного времени, но и на это закрывали глаза. Все-таки все мы — люди, и каждый из экспертов когда-то через это же испытание проходил.



Партнеры