Присяжные вынесли вердикт по матери

“Новгородское дело”: Антонину Мартынову признали виновной в покушении на дочь

27 июля 2008 в 18:49, просмотров: 1122

Полтора года назад это уголовное дело прогремело на всю страну. Ему были посвящены сотни блогов в “Живом журнале”, репортажи и ТВ-программы. 22-летнюю Антонину Мартынову (в первом браке Федорову) из Новгорода обвинили в том, что она пыталась убить двухлетнюю дочку — сбросила ту с лестницы. Потому что та, дескать, мешала обустраивать личную жизнь.

В пятницу в новгородском суде прозвучал вердикт: 11 из 12 присяжных заседателей признали молодую мать виновной в попытке расправиться с ребенком и не заслуживающей снисхождения.

Вечером Интернет гудел — Антонина Мартынова все-таки детоубийца! Мне позвонил Кирилл Мартынов, муж.

Тот самый, из-за которого, по версии следствия, эта история и приключилась. “Все кончено, я не смог спасти своих девчонок”, — сказал Кирилл.

…Разведенная провинциалка Антонина хотела выйти замуж за москвича, с которым познакомилась по Интернету. Маленькая дочка ей вроде как мешала. В феврале 2007 года, когда молодая женщина с девочкой гостили у бабушки, Тоня вынесла ребенка из комнаты в общаге и, подержав на вытянутых руках несколько минут, уронила вниз с третьего этажа. Так следует из материалов уголовного дела. Девочка Алиса, к счастью, отделалась несколькими выпавшими зубами. Сама Тоня всегда утверждала, что произошел несчастный случай. “Я казню себя за то, что недоглядела за Алиской — и она пролезла через перила лестницы”, — рассказывала девушка в интервью “МК”.

Но то, что произошло, якобы видел десятилетний мальчишка, прогуливавший школу. На показаниях этого единственного свидетеля в итоге и построили обвинение.

За последний год Антонина Мартынова отсидела в тюрьме, в психиатрической больнице, похудела до 36 килограммов и стала седой. Ей провели независимую экспертизу на детекторе лжи — исследования показали, что психическими отклонениями женщина не страдает и вреда своей дочери не причиняла… Матери и дочке запретили видеться.

Сам Кирилл Мартынов после случившегося сразу женился на Антонине, признал ее ребенка и принялся защищать обеих с таким пылом, что против него тоже возбудили уголовное дело “за разглашение тайны следствия”.

“Я буду бороться за Тоню до последнего”, — клянется Кирилл. Ведь, по его версии, в новгородской прокуратуре на них с женой ополчились из-за того, что они просто посмели противостоять беспределу, а не вели себя, как ягнята на заклании, — не писали под диктовку признательные показания, отказывались платить взятки, да еще и разнесли эту некрасивую историю на весь белый свет...

По требованию обвинения суд над Антониной Мартыновой был закрытым.

— Присяжные даже ни разу не увидели мать с дочкой вместе, им просто приказали осудить Тоньку — и они ее осудили. Им все равно, что ей теперь грозит до пожизненного… Позавчера был день рождения Алиски, дочке исполнилось четыре года. Наверное, это последний праздник, который мы провели вместе, — сказал Кирилл.

— Тоню уже взяли под стражу?

— Пока еще нет… Судья зачитает приговор в начале следующей недели. Но он будет основан на вердикте присяжных.

Я не знаю, что ему ответить. Мало утешения в том, что реальные наши присяжные в противовес киношным не всегда непредвзяты — зато террористов и убийц они почему-то отпускают на раз.

В отличие от следователей и судей я все-таки видела Тоню и Алису вместе, видела, как они обнимались, вцепившись друг в друга после долгой разлуки. И вопрос уже даже не в том, хотела Тоня на самом деле лишить жизни дочь или нет. Он в другом.

Если бы мнение присяжных хотя бы разделилось поровну. Но одиннадцать из двенадцати, безоговорочно поддерживающих обвинение? Я опросила многих своих знакомых: верят ли они в то, что мать может легко и беспричинно убить единственного ребенка. “Конечно, а что тут такого?” — ответили мне.



Партнеры