“Байкал не любит женщин”

Артур Чилингаров раскрыл читателям “МК” детали уникальной экспедиции

31 июля 2008 в 18:34, просмотров: 760

В том, что Байкал — мистическое озеро, озеро-загадка, убедились еще раз члены международной научно–исследовательской экспедиции “Миры” на Байкале”.

Руководитель проекта Артур Чилингаров дал “МК” эксклюзивное интервью, в котором рассказал о трудностях, с которыми приходится сталкиваться гидронавтам, а также поделился планами на будущее.

— В день погружения “Миров” в самую глубокую точку Байкала будто по заказу выдалась хорошая погода — ветер утих, выглянуло солнце, видно, шаманы хорошо поработали, — говорит, улыбаясь, Артур Чилингаров. — На следующий же день, когда в глубоководных погружениях впервые должна была принять участие женщина — Наталья Комарова, председатель Комитета Госдумы РФ по природопользованию и экологии, — внезапно налетел шквалистый ветер, поднялась волна, погода изменилась в единый миг. Это явление нехарактерно для озера, мы еще раз убедились, что Байкал — это море, причем очень суровое. Оно просто не пустило в свои воды женщину-гидронавта.

— Год назад после экстремального погружения на дно Северного Ледовитого океана на вопрос журналистов: “Будете ли вы еще совершать глубоководные вояжи?” — вы ответили: “Ни за что!” В этом же году решили “нырнуть” с “Миром” на дно Байкала. Дух исследователя победил?

— Я сказал, что не буду больше погружаться под дрейфующие льды. Байкал — удивительное место, увидеть его глубины — мечта каждого члена экспедиции. 2 августа, дабы поддержать первую женщину-гидронавта Наталью Комарову, которая, кстати, имеет опыт работы в полярной экспедиции, я планирую совершить погружение на глубоководном аппарате “Мир-1”, который будет пилотировать Анатолий Сагалевич.

— Вполне возможно, вам удастся достигнуть самой глубокой точки Байкала и побить рекорд.

— Мы организовали экспедицию не ради рекордов. В какой точке Байкала погружаться “Мирам” — определяет наука.

— В рамках экспедиции предполагалось, что на одном из глубоководных аппаратов совершит погружение на дно сибирского моря князь Монако Альберт II.

— Он сейчас в Антарктиде. Но я хочу, чтобы он знал: на “Мире” для него всегда найдется место.

— Мы слышали, вы мечтаете “нырнуть” в Марианскую впадину? Классные специалисты у нас есть, а техника, способная погрузиться на глубину 11 километров?

— Я, как вы знаете, депутат от Архангельска. В северном регионе сосредоточены мощные научно–исследовательские силы. В Северодвинске есть предприятия, которым под силу создать уникальный подводный аппарат, который ляжет на дно Марианской впадины. Проектные институты в Санкт–Петербурге готовы приступить к разработкам, были бы деньги. С заведующим лабораторией глубоководных аппаратов Анатолием Сагалевичем мы прикинули: чтобы создать 25-тонную мини-подлодку, потребуется около 100 миллионов долларов. Столько же стоят 7—8 футболистов.

— Все чаще мы слышим, что Атлантида не миф. Собираетесь искать ее следы?

— Исторически доказано, что целые города и страны опускались под воду. Мы на самом деле планируем совершить на “Мирах” погружения в районе Азорских островов и подводной горы Ампер.

Пока же ученые во время первого этапа экспедиции, который продлится до середины сентября, будут вести визуальные наблюдения на Байкале, брать пробы воды на разных глубинах, изучать животный мир. Во время шестидесяти погружений на “Мирах” ученые будут исследовать подводные гидротермы и грязевые вулканы. Надеются гидронавты обнаружить на дне Байкала и археологические артефакты.

Улан–Удэ—Москва.



Партнеры