У “скорой” наступил пост

“МК” изучил принцип действия мобильных медицинских бригад у автотрасс

31 июля 2008 в 16:26, просмотров: 1351

Посты “скорой медицинской помощи” в местах крупных транспортных развязок в столице — уже не миф.

О первом опыте создания “неотложек на колесах” в местах наиболее часто случающихся ДТП и о перспективе их развития в интервью “МК” рассказал главный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С.Пучкова Николай Плавунов.

— Николай Филиппович, посты “скорой помощи” в местах, где случается наибольшее число аварий в столице, — прекрасная идея. Кому первому она пришла в голову?

— Впервые речь об этом зашла на заседании правительства Москвы в январе нынешнего года, когда обсуждалась программа столичного здравоохранения на 2009—2011 гг. Тогда и прозвучало поручение мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова сделать так, чтобы пострадавшим при ДТП в максимально короткое время можно было оказать медицинскую помощь. Одним из разделов этой программы и стало создание на территории города постов “скорой медицинской помощи”. Первые три уже функционируют с 1 марта этого года.

— И где оказались наиболее уязвимые в этом отношении места? Кто и как их определял?

— Вместе с Департаментом здравоохранения г. Москвы мы провели анализ ДТП в городе и количества обратившихся при этом в “скорую”. Исходя из этого, были предложены варианты размещения постов. Три первых уже действуют на пересечениях МКАД с Ленинским проспектом, Можайским и Волоколамским шоссе.

— Надо полагать, это не единственные напряженные участки дорог в столице?

— Дальнейшая организация постов предусмотрена в городской комплексной программе “Столичное здравоохранение на 2008—2010 гг.”

— Могут ли эти посты работать в автономном режиме или они привязаны к главному пульту “скорой”?

— В оперативном отделе “скорой” создан отдельный пульт, который занимается только данными постами и ведет свою статистику. Диспетчер, видя, где произошла авария, направляет туда бригаду. Или, например, человеку за рулем или его пассажиру стало плохо. Водитель может остановиться именно около поста “скорой”, и им будет оказана необходимая помощь. К тому же у нас тесный контакт с ГИБДД, поэтому вызов наши врачи могут получить не только от “03”, но и от инспектора ГИБДД. И на место аварии врачи нередко выезжают вместе с сотрудниками ГИБДД, которые помогают врачам быстрее добраться до места ДТП.

— Можно ли говорить о каких-то итогах? Что дало размещение придорожных постов “скорой помощи”? Деньги-то, наверное, потрачены немалые…

— Только с 1 марта по 30 июня этого года бригады постов “скорой помощи” выезжали 937 раз — порядка 8% вызовов они взяли на себя. Среднее время прибытия бригады на место аварии на МКАД составило по городу 19 минут, на постах — 12,5 минуты. За счет постов  выиграно 6,5 минуты.

— Что дают эти посты с точки зрения человеческого и медицинского факторов?

— Главный выигрыш — уменьшение времени от момента травмы до оказания медицинской помощи. Чем быстрее врач приедет к пациенту, тем быстрее он ему начнет помогать, тем лучше будет прогноз в плане сохранения жизни и социальной реабилитации пострадавшего. Можно говорить о том самом “золотом часе” (медицинский термин), благодаря которому сохраняется человеческая жизнь. Такая игра стоит любых свеч. Когда нам удастся охватить всю МКАД, эффективность фактора времени будет еще выше.

— Планируются ли в перспективе стационарные помещения постов “скорой помощи” на дорогах по принципу постов ГАИ?

— Посты ГИБДД действительно оснащены всем необходимым, в том числе и коммунальными удобствами. Наши доктора могут ими пользоваться (есть специальная договоренность), так как все они стоят рядом с милицейскими постами. Главное для бригад “скорой” — как можно быстрее получить информацию о ДТП, в том числе и от ГИБДД. В планах — специальные автобусы, в которых в том числе будут созданы условия и для отдыха персонала в период ожидания, и для оказания медицинской помощи — перспектива уже этого года.

— Вы уверены, что деньги будут выделены и автобусы дадут?

— Думаю, что да.

— Дежурство на таком посту, наверное, более напряженное, чем работа в обычной “скорой”. Какими качествами должен обладать, например, врач для работы в таких условиях? Кадрового дефицита нет?

— Прирост кадров на работу в “скорой” идет постоянно (примерно на 700 человек в год). К концу этого года численность работающих у нас превысит 10 000 человек. Естественно, на посты будут направляться наиболее опытные сотрудники, имеющие сертификат и квалификацию врача “скорой медицинской помощи”, определенный стаж работы, что позволит им быстро ориентироваться в ситуации.

— И какими умениями должен обладать врач, чтобы постоянно работать в столь экстремальной ситуации?

— Очень многими: прежде всего врач должен уметь быстро и правильно сориентироваться в характере травмы, определить степень повреждений — есть или нет травмы головного мозга (очень важный момент!). Понять, нарушена ли функция дыхания, и суметь правильно с этим справиться. От этого зависит тактика лечения. Провести другие мероприятия. И при необходимости больного доставить в приемный стационар. Для транспортной мобилизации есть необходимый набор средств (шины, в т.ч. и вакуумные, вакуумный матрас, кровоостанавливающие антисептические повязки, противоожоговые повязки...).

— По сути, маленькая клиника на колесах…

— В автомобилях “скорой медицинской помощи” есть все, что необходимо и для оценки состояния организма, и для проведения лечебных мероприятий. Это не просто амбулатория на колесах, но и как бы противошоковый центр, если хотите. Все мероприятия против шока могут быть проведены прямо в машине “скорой”. Есть также электрокардиограф, пульсксиметр, дефибриллятор, дыхательная аппаратура и др.

— Николай Филиппович, что-то в этом смысле можно позаимствовать в мегаполисах за рубежом?

— Подобных аналогов в западном варианте я не знаю. Да и сравнивать сложно. Система подходов к организации скорой медицинской помощи населению в Европе, США и у нас различна. Такого, как в России, когда врач едет к больному и бесплатно оказывает ему помощь, практически нет нигде. (Там пациента везут к врачу, у нас врач едет к пациенту.) Наш опыт я считаю более разумным: прибывший к больному врач быстрее окажет медицинскую помощь, нежели если человек сам будет добираться до врача.

— А разве в результате рыночных перемен мы не придем к тому же, когда больной не сможет вызывать к себе врача на дом?

— Думаю, не придем. Есть все предпосылки, чтобы служба “скорой” в России развивалась. Государство сейчас уделяет ей очень большое внимание. Есть даже введенная Минздравом специальность — “врач скорой медицинской помощи”, которая требует определенного обучения для получения сертификата. Специальный раздел оказания медпомощи при ДТП включен в Программу курсов повышения квалификации врачебного и среднего персонала.

— Николай Филиппович, сегодня автомашин в городе едва ли не больше, чем людей. Наверное, и число аварий растет в геометрической прогрессии? И врачам добираться до места аварии все труднее…

— Нет, количество ДТП, например по сравнению с прошлым годом, даже немного снизилось. За прошедшие 6 месяцев (на 1 июля 2008 г.) бригады “скорой” выезжали 11 163 раза, за аналогичный период прошлого года — 12 795 раз. В этом году среднее время прибытия бригад на место ДТП по городу составило 14,2 минуты (норма до 20 минут). На МКАД в среднем прибытие — 19 минут (в прошлом году было 20 с лишним минут). Но с учетом все возрастающего транспортного потока в Москве успеть к больному пациенту очень сложно. В перспективе прогнозируется не только увеличение числа бригад “скорой”, но и строительство новых подстанций “скорой”, особенно в местах массового жилищного строительства.

— Достаточно ли сейчас врачей в “скорой”? Еще недавно выпускники вузов шли в вашу систему неохотно: напряженный график работы, мизерная зарплата…

— Укомплектованность врачебными кадрами порядка 70—75% — это достаточно хороший показатель (совсем недавно было 63—65%). По среднему персоналу мы приближаемся к 90% укомплектованности.

 — А уровень материального гособеспечения молодых вас устраивает? Сколько получает молодой врач или фельдшер?

— Работая на одну ставку, вместе с надбавками врач получает примерно 30 000 рублей, средний персонал — 20—22 тысячи.

— Экстренное оказание врачебной помощи — очень уязвимая часть жизни людей. Не так давно было много претензий: “скорая” приехала через полтора-два часа”; “врачи прибыли и не оказали помощь”; “вымогают деньги за уколы” и т.д. Сейчас этих жалоб нет. Может, медицинские работники стали лучше относиться к своим обязанностям в связи с увеличением зарплаты? На ваш взгляд, финансы сильно повлияли на отношение медиков к делу?

— В том числе. Если человек финансово обеспечен, он и в социальном плане чувствует себя более защищенным — это вполне естественно. Работает огромный уникальный коллектив московской “скорой помощи” в тесном взаимодействии, в том числе и с другими лечебными учреждениями. Вот есть диспетчерская служба и персонал на выезде — попробуйте-ка разорвать эту связь! И тут же все разрушится: “скорую помощь” человеку придется ждать очень долго.

— С чем чаще всего сейчас обращаются москвичи к “скорой”?

— Какого-то резкого изменения структуры вызовов не происходит. Летом на первом месте — травмы, сердечно-сосудистые заболевания, проблемы органов дыхания, инфекционная патология.

— Николай Филиппович, сейчас огромное количество москвичей живет на дачах в Подмосковье. У них есть возможность вызвать “скорую” из Москвы?

— В Московскую область мы не выезжаем. Если человеку стало плохо за городом, он должен вызвать “скорую” из того населенного пункта, где расположена его дача. При необходимости заболевший будет госпитализирован в районную или участковую больницу. А оттуда, по заявлению больного или его родственников, мы этого человека можем перевезти в московский стационар. Такая система в городе отработана. В год мы делаем до 1000 таких перевозок. Как правило, это тяжелые случаи: инфаркты, инсульты, сильные повреждения при ДТП. В Москве сегодня работают 10 реанимобилей, оборудованных всем необходимым. Мы используем их в том числе и для транспортировки больных из Подмосковья.

— А как вы справляетесь с наплывом иногородних? Это же “неучтенные больные” (не прописаны в Москве) — сверхнагрузка на персонал. Не ведете учет: сколько приезжих пользуется услугами московской “скорой”?

— По закону “Об охране здоровья граждан”, по Конституции России эти граждане тоже имеют право на получение медпомощи. “Скорую” не интересует, где человек прописан, что у него со страховым полисом, — врачебная помощь ему гарантирована. А вести учет — не наша функция. Мы должны лечить граждан — нас вызывают и на вокзалы, и в аэропорты — здесь не может быть никакой дифференциации. Меня больше удивляют те автолюбители, которые не уступают дорогу “скорой помощи”, которая едет с сиреной спасать больного. Пропусти ее! Ведь сегодня ты здоров, а завтра сам можешь оказаться в такой же ситуации.

На карте:

1. МКАД — Ленинский проспект

2. МКАД — Можайское  шоссе

3. МКАД — Волоколамское шоссе

4. МКАД — Ленинградское шоссе

5. МКАД — Дмитровское шоссе

6. МКАД — Ярославское шоссе

7. МКАД — Щелковское шоссе

8. МКАД — Рязанское шоссе

9. МКАД — Каширское шоссе

10. МКАД — Варшавское шоссе

11. Ленинградский проспект — Волоколамское шоссе

12. Люблинская улица — Волгоградской проспект

13. Минская улица — Кутузовский проспект

14. Нахимовский проспект — Варшавское и Каширское шоссе

15. Проспект Мира — улица Летчика Бабушкина

В плане — еще три поста в пределах Третьего транспортного кольца. Там есть три участка автодороги, куда сложно попасть с близлежащих подстанций “скорой”, хотя зоны ответственности распределены.



    Партнеры