Голубые беретки

В рязанском училище ВДВ появились девушки-курсанты

1 августа 2008 в 15:16, просмотров: 3995

Нынешним летом 17 военных вузов впервые объявили о наборе представительниц прекрасного пола в свою чисто мужскую компанию. Армия готова сделать из девушек военных психологов, связистов, социологов, программистов. В год своего 90-летия такой подарок получило и Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Дама — офицер-десантник? Возможно ли такое? Накануне дня ВДВ, который отмечается 2 августа, корреспондент “МК” отправился на разведку в край Есенина…

Не хочу, чтобы надо мной смеялись

О карьере офицера-десантника мечтают тысячи мальчишек, так что проблем с набором юношей РВВДКУ никогда не испытывало. Но тут — десантник в юбке… Как оказалось, с набором девушек проблем не было тоже. Напротив, конкурс был огромным — 4,5 человека на место.

— Информацию о наборе в наш прославленный вуз мы давали через управления образования городов и областей, школы, преподавателей ОБЖ, через военно-патриотические клубы, военкоматы, — рассказывает помощник командующего ВДВ  по информационному обеспечению полковник Александр Чередник. — И ближе к маю она стала до адресата доходить. В училище поступило более 100 личных дел кандидатов, вызовы отправили всем девушкам. Приехали 87 человек на 20 мест. Девушки собрались со всей России, вплоть до Магадана: Удмуртия, Кабардино-Балкария, Кировская и Свердловская области, Ставропольский и Краснодарский края, Архангельская, Мурманская области, Кострома, Самара, Оренбург, Татарстан, Башкирия…

Экзамен девушки сдавали наравне с ребятами. И вступительные испытания точно такие же проходили — профессионально-психологический отбор и физическую подготовку. Только, конечно, нормативы у них были девчачьи. Многие именно на физподготовке и слетели. Некоторые не прошли медкомиссию, потому что требования по здоровью к курсантам-десантникам предъявляются повышенные.

Все поступившие 20 девушек — спортсменки. И это правильно — нагрузки их ждут запредельные, хрупкое нетренированное девичье тело не выдержит. Ребята-курсанты и те бывает ломаются. Уровень подготовки у всех девчат разный — от 2-го разряда до мастера спорта. Причем есть победительницы крупных соревнований — призер РФ 2008 года, призер Уральского ФО, чемпионка Курганской, Свердловской областей, чемпионка среди юниоров РФ и ЦФО.

Девчонки не только спортивные, но и всесторонне развитые. И то, что они поступили в самый крутой армейский вуз, говорит о многом.

Они станут офицерами ВДВ: командирами взвода десантного обеспечения, взвода укладчиков парашютов, помощниками начальника отделения воздушно-десантной подготовки. Контролировать укладку парашютов и руководить этим процессом — очень ответственная задача. Женщины в таких вопросах очень щепетильны, у них повышенное чувство ответственности. Девушки станут полноценными офицерами — будут в наряды ходить, командовать своим подразделением, заботиться о подчиненном личном составе, готовить технику к десантированию.

На территории училища для двадцати красавиц выделили отдельный корпус, там сейчас идет ремонт. Он находится немного в стороне от казарм курсантов ребят. Это чтобы у мужского пола фантазия не разыгрывалась.

— Мы на время поступления постарались изолировать девчат — в целях предосторожности, — рассказывает заместитель начальника училища по воспитательной работе Сергей Воробьев. — А курсанты обиделись, посчитали, что командование к ним относится с недоверием. Они же не звери, выходок по отношению к девушкам не позволяют.

Хотя, как говорят, недоверие к “курсантам в юбках” все же звучало. Шептались, что такие вот “десантницы” подведут их, опозорят родные ВДВ.

— 21 июля впервые у нас было общее построение, — продолжает полковник Воробьев. — Ироничные взгляды и улыбки курсантов исчезали после того, как мы каждую девушку представили с регалиями. Ребята их зауважали.

Сразу после мандатной комиссии девушек переодели в полевую военную форму, берцы. Камуфляж подогнали по фигуре — обмеряли всех, пока они были абитуриентами. Сейчас для каждой на заказ шьют повседневную форму. Женское тело нежное, и девушки уже начали натирать мозоли. Но нос никто не вешает. Если им разрешают день походить в кроссовках, отвечают отказом: “Не хочу, чтобы надо мной тут смеялись”.

Папина муштра

Сейчас красавицы в курсантских погонах проходят курс молодого бойца в учебном центре РВВДКУ. А это — 60 км от Рязани. Да еще на пароме через Оку. Красоту здешнего соснового бора здесь никто не замечает — некогда. Из одного учебного класса в другой курсанты передвигаются исключительно бегом. Да еще с автоматом. Вот тут уж скидку на половую принадлежность никто не делает — такова была директива Минобороны. Это касается и распорядка дня, и повседневной жизни, и увольнительных в город. В училище поступили шесть рязанских девчонок, но и у них увольнения будут на общих основаниях. Никто дома ночевать не будет.

Всех, кстати, испытывали на прочность, говорили: “Надо волосы сбрить налысо. Прическа должна быть аккуратная, не мешать стрельбе, надеванию средств защиты. Подстрижешься?” Основная масса согласилась. Что же касается губной помады и лака — они запрещены, а длинные ногти здесь, можно не сомневаться, “отпадут сами”. Стоит только пару раз разобрать-собрать автомат.

Вот у 19-летней блондинки Танечки Тарасенко реснички подкрашены. Говорит, что это разрешено. Она продолжатель военной династии — отец уже в отставке, а был старшим прапорщиком. Старший брат учился в РВВДКУ, и Таня, сама родом из Рязани, пошла по его стопам. За плечами изящной девушки 10 лет тяжелейшего вида спорта — спортивной гимнастики и норматив мастера спорта.

— Таня, десант — это очень тяжело. Почему же ты здесь?

— У меня есть идеал человека — Корчина Зинаида Михайловна, двукратная чемпионка мира по парашютному спорту. Я к ней ходила заниматься — прыгала с парашютом. Она очень целеустремленный человек. И я решила чего-то добиться в жизни.

— Не страшно? Здесь ведь очень жесткое обучение.

— Оно и дома жесткое.

— Что, папа муштровал?

— У нас многодетная семья, дисциплина должна быть.

— Вы в училище всего месяц, чему научились?

— Начали обучаться строевой подготовке, научились подшивать подворотнички, пришивать бирки, привыкаем к дисциплине. Сейчас идет занятие по радиационной, химической и биологический защите, очень захватывающе. Вчера занимались радиосвязью. Автоматы нам торжественно вручили.

— Надеетесь, что все выдержите?

— Я уверена в этом. А планов на будущее не строю никогда. Хотя… мой брат попал служить в Псковскую дивизию ВДВ, и я хочу туда же. 

Девчата уже осознали, что теперь они уже не Ани, Лены, Кати, а “товарищи курсанты”. Они уже не путают правое плечо с левым, не отвечают на команды “да” вместо “так точно”. Они уже поняли, как можно уместить все вещи в маленькой тумбочке, и узнали, как с помощью табуретки привести в порядок койко-место. 

Вот “товарищи курсанты” вышли из учебного корпуса, построились, побежали. Выуживаю из шеренги самую маленькую с виду девчушку. Рост — от силы полтора метра, пацанская стрижка, крупные глаза. Яна Рязанова приехала сюда из Тамбова. С виду — пигалица, как говорилось в советском фильме “Девчата”. А на деле… эта 17-летняя девочка — одна из тех самых спортсменок-чемпионок. Мастер спорта по дзюдо и самбо. Член юношеской сборной Центрального федерального округа.

— Яна, тебя в десант привел юношеский романтизм?

— Я бы сказала — мечта. В 10-м классе я участвовала в военно-спортивной игре “Зарница”. Мне так понравилось, что решила поступать только в военное училище. Подала заявление в Вольское училище тыла. Но, узнав, что будут набирать девчонок в ВДВ, приехала сюда.

При поступлении сложным предметом для Яны оказалась физика. А физподготовка — с ее-то спортивной специализацией — показалась легкой.

— Я с детства была резвой, — продолжает курсант Рязанова. — Юбочек и платьиц никогда не носила. Гоняла с мальчишками в футбол, играми подвижными занималась…

— Яна, поступить сюда было тяжело. Но поступить — не значит окончить. Не каждая сможет.

— Если уж я здесь, значит, надо себя перебороть. И держаться до конца.

Трусиха с парашютом

Рядом с маленькой Яной 19-летняя Алена Ревва из Белгородской области выглядит взрослой рассудительной барышней. Наверное, таким и должен быть человек, сумевший за три года совершить 141 прыжок с парашютом. И это при том, что Алена с детства… панически боялась высоты.

В парашютный спорт будущий офицер ВДВ попала случайно. Подруга спросила: “Хочешь прыгнуть с парашютом?” Алена почему-то храбро ответила: “Да!” “Сегодня в пять!” — последовал ответ.

— Если бы мне сказали “завтра в пять”, я бы, скорее всего, отказалась, — смеется симпатичная девушка. — Пришли в клуб, меня одолевало любопытство. Там все очень строго, и подготовка длилась долго — многие до первого прыжка так и не дошли. Это ведь опасно, надо многое знать, быть ответственным человеком, внимательным. В воздухе все происходит молниеносно, решения принимаются за доли секунды. Мы совершили первые прыжки, и я испытала ощущение полного счастья. Первого прыжка боятся все, и это абсолютно нормально. Но чувство, когда человек преодолевает сам себя, непередаваемо. А те ощущения, что испытываешь во время падения, вообще сравнить не с чем.

В школе Алена занималась разным спортом, но “для себя”, это ее не увлекало. Ни стрельба, ни бег, ни плавание. А небо завладело целиком.

— Мама считала, что я парашютный спорт брошу, — надоест, — вспоминает Алена. — Но от неба отказаться очень сложно. Парашютный спорт со мной навеки, я верю, что это моя судьба.

Примерную парашютистку руководство клуба приметило, и как-то начальник клуба показал Алене письмо. Там говорилось, что в десант набирают девушек. И Ревва отправила в Рязань документы. Но вызов из училища так и не пришел, а время поджимало. Все вокруг — в военкомате, в клубе, дома — твердили: “Езжай так!”

Алена связалась с девушкой из Белгорода, которая уже сделала попытку поступить в РВВДКУ, но вернулась ни с чем. Та сказала, что поздно — заезд абитуриентов был 30 июня и ехать не имеет смысла — конкурс сумасшедший.

А на календаре 1 июля, день рождения Алены. Накануне она защищала диплом в Белгородском индустриальном колледже. Наутро свежеиспеченный программист-техник кинулась собирать вещички. Так как вызова из училища не было, ей не могли выписать проездные документы, и весь день прошел на нервах. В 20.20 Алена с папой сели в поезд, и отец наконец-то сказал: “Ну, дочка, с днем рождения!”

Военных в семье Ревва нет. Родители люди простые: мама оператор птицеводства, папа — слесарь. Но желание дочери стать офицером поддержали.

Приехали в Рязань. Ревва представилась, а ей говорят: “Прощайтесь с отцом, проходите в расположение”. Оказывается, Алену в училище ждали, почему она не получила вызов — загадка.

— Нам говорят, что тут будут сумасшедшие нагрузки. Но пока я их не ощущаю. Наверное, нас жалеют. Живем строго по распорядку. Вчера была военная топография — мы выдвигались в поле, работали с компасами, биноклями, учились определять дальность до объекта. Все очень интересно. Желание учиться — огромное.

Свое огромное желание учиться именно в этом военном вузе продемонстрировала и Мария Мальцева из Каменска-Уральского Свердловской области. Ее история — отдельная песня. Маше уже 22 года. Этим летом она заканчивала педагогический университет. Кандидат в мастера спорта по легкой атлетике и летнему многоборью, она должна была преподавать физкультуру в школе или заниматься спортивным тренингом с детишками. Последний курс, оставалось только госы сдать и защитить диплом. Маше светил красный — она была круглой отличницей.

В апреле девушка узнала, что семь вузов набирают девушек на военные специальности. Пробежала глазами список, Рязанского училища не нашла. Расстроилась, но решила, раз десантного нет — будем поступать в другое, осуществлять свою давнюю мечту. Решила поступать в училище, где готовят военных психологов. Процесс сбора документов затянулся, и Мария вдруг узнала, что список военных вузов расширен до 17. Она не верила своим глазам — в списке было РВВДКУ.

Мальцева написала заявление на отчисление из своего вуза. Ее, конечно, отговаривали, не отпускали. Родители, декан, ректор… Они рвали ее заявление, а она писала новое.

— Это обдуманные действия, ничего катастрофического тут нет, — Маша улыбается в ответ на мое изумление. — Поступила я сюда потому, что с детства мечтала служить стране, и именно в Вооруженных силах. Даже писала письма и президенту, и министру обороны — чтобы мне разрешили стать офицером ВДВ. Хотела именно в десант, чтобы испытать себя по полной.
Мама этот сумасбродный с точки зрения здравого смысла шаг дочери одобрила. Сейчас гордится ею и ждет, что Маша выдержит эти 1,5 месяца — курс молодого бойца, чтобы приехать на присягу.

— Маш, в многоборье есть и стрельба, и метание гранаты. Хорошо “стреляете и метаете”?

— Хорошо! А вообще, я думаю, здесь любовь к стрельбе любому привьют сразу: главные кафедры-то — вооружения и физподготовки. Думаю, мне к сердцу так же будет воздушно-десантная подготовка. Это ведь самое главное для десантника. Знаете, как говорят? Десантник 2 минуты — орел, а остальное время — лошадь.

После первого прыжка прямо в поле девчата получат тельняшки и десантные значки (курсанты кличут их “тошнотиками”). Потом их ждет очень непростой двухдневный пеший переход из учебного центра в училище. Доклад, хлеб-соль комбату — и только тогда заветный голубой берет на голову.

Рязань—Москва.



Партнеры