Шамиль Тарпищев: Я предложил Маше лечиться у нас

Глава Федерации тенниса России не понимает, почему в Америке уже полтора года не могут помочь Шараповой

3 августа 2008 в 19:59, просмотров: 430

После отказа Марии Шараповой выступать на Олимпиаде в Пекине из-за обострившейся травмы плеча дозвониться до президента ФТР Шамиля Тарпищева было очень трудно. Забот у рулевого российского тенниса хватало: он был занят подачей новой заявки — на Веру Звонареву, которая должна заменить нашу первую ракетку на предстоящих Играх.

— Еле успели подать заявку по поводу замены Шараповой в Международный олимпийский комитет — ведь дедлайн был до 2 августа, — признался Тарпищев корреспонденту “МК”, но особого облегчения в его голосе не чувствовалось. — Правда, окончательного решения на данный момент у меня нет. (Наш разговор состоялся около пяти вечера 2 августа. — Е.Ш.) И хотя я со своей стороны сделал все что мог, и, надеюсь, вовремя, теперь все будет зависеть, успеют ли рассмотреть эту заявку в МОК.

— Значит, если бы Маша снялась с турнира в Монреале и сообщила о своем решении не ехать в Пекин днем позже, то вы бы уже никем не смогли ее заменить?

— Получается, что так.

— Насколько все-таки серьезна травма Шараповой?

— Трудно сказать, она ведь сумела доиграть тот матч в Монреале против Домаховски. С другой стороны, как выяснилось, надрыв сухожилия был у Шараповой уже в апреле, а она тем не менее продолжала выступать и даже не знала об этом.

— Маша сильно расстроена?

— Вероятно. Мне она сказала, что не сможет теперь играть 6 недель. Честно говоря, я одного понять не могу: почему ей уже в течение полутора лет все никак не могут вылечить эту травму? В конце концов, плечо у Шараповой болит уже так давно, и что-то с ним все время делают... Такое ощущение, что просто выкачивают из Маши деньги. Я ей предложил лечить плечо в России. Уверен, что у нас бы смогли решить ее проблему…

— А вас известие, что Шарапова не поедет на Олимпиаду, шокировало?

— А что делать, это спорт. Я думаю, как-нибудь выкарабкаемся.

— В этой ситуации Звонаревой выпал уникальный шанс. Как думаете, сумеет она его реализовать?

— Вере, конечно, будет непросто. Я сказал, чтобы они с Леной Весниной (Звонарева сыграет с ней в паре. — Е.Ш.) как можно скорее летели в Пекин. Готовиться, акклиматизироваться. Ну а там посмотрим…

А вот что сказала агентству Reuters по поводу своей травмы сама Мария Шарапова:

“Доктор Алтчек считает, что операция не нужна, он направляет меня к специалисту по физиотерапии, которую я начну проходить со следующей недели. Он говорит, что я смогу играть через два-три месяца. Доктор посмотрел все мои тесты и проинформировал меня, что я играю с надрывом сухожилия с апреля. Он просто поверить не мог, что я столько времени играла с травмой. Как вы понимаете, меня не порадовал тот факт, что моя медицинская команда не обнаружила этот надрыв тогда, в апреле. Хорошая новость состоит в том, что состояние плеча не сильно ухудшилось с тех пор, но ведь мы могли бы начать лечение еще тогда, а не сейчас. Мне надо оставаться позитивной и двигаться вперед. Я собираюсь серьезно заняться своим здоровьем. Когда я поправлюсь, я найду что-нибудь положительное в этой ситуации, а сейчас мне очень обидно пропускать Олимпиаду и Открытый чемпионат США. Это, кажется, вообще первый турнир Большого шлема, который я пропущу”.

В общем, непонятно только одно: на какой именно срок Шарапова будет вынуждена прервать тренировки? То ли на 6 недель, то ли на несколько месяцев. Видимо, сколько врачей, столько и мнений... Хотелось бы только, чтобы в итоге Маше уже на самом деле помогли — все мы искренне за нее переживаем…



Партнеры