Спортсменка из подземки никогда в жизни по-настоящему не работала

“Площадь Революции” — самая “густонаселенная” станция московского метро. Со дня ее открытия здесь “прописано” двадцать “строителей светлого будущего”! На днях одну из статуй, фотография которой была напечатана в газете, “идентифицировали”.

3 августа 2008 в 16:22, просмотров: 1269

“Площадь Революции” — самая “густонаселенная” станция московского метро. Со дня ее открытия здесь “прописано” двадцать “строителей светлого будущего”! На днях одну из статуй, фотография которой была напечатана в газете, “идентифицировали”. “Да это же моя тетушка, Тамара Курбатова!” — уверен позвонивший по телефону мужчина. Пришлось корреспонденту “МК” проводить “опознание”.

На многочисленных фотографиях, которые разложили передо мной на столе, — манерная дама, запечатленная в весьма вычурных позах. Сходство с бронзовой “Молодой спортсменкой”, украшающей “Площадь Революции”, признаюсь, поначалу виделось не очень явным. Однако “главный козырь”, предъявленный хозяевами, оказался “убойным”: на двух снимках изображена скульптура обнаженной женщины, лицо которой, прическа будто скопированы с той метрополитеновской статуи. А на обратной стороне надпись: “Моск. художественный институт — класс М.Манизера”.

— Тетушка не раз упоминала, что ей еще в 1930-е годы доводилось регулярно бывать в студии знаменитого скульптора в качестве натурщицы, — рассказывает племянник Валентин Курбатов. — Видимо, эскизы, сделанные тогда, были использованы Манизером при создании одной из фигур для станции метро.

— Она была неравнодушна к этому мастеру, — добавляет жена Курбатова, Татьяна Ивановна. — Бывало, идем с ней на Новодевичье кладбище, где похоронен ее муж, так тетя Тамара обязательно делает крюк: “Нет, сначала на могилку Матвея Генриховича заглянем!”

* * *

Тамара Курбатова родилась летом 1906 г. в Пензе, в семье главного городского архитектора. По словам родственников, никогда по-настоящему не работала на госслужбе, предпочитая “вольные хлеба”. Перебравшись в Москву, молодая красотка подрабатывала тапершей: играла на пианино во время показа немых кинофильмов. Несколько лет спустя ее фамилию можно было обнаружить на афишах балетных спектаклей, некоторые из которых до сих пор хранятся в семейном архиве: “Вечер пластического балета при участии балетной труппы под руководством профессора Инны Быстрениной… Состав: артистки Фомина М., Курбатова Т., Яковлева Л. У рояля — свободный художник Е.Д.Чуйкевич”. Впоследствии у Тамары появились и другие творческие занятия: она позировала как натурщица в художественных студиях, участвовала в съемках фильмов — в массовке, в эпизодах…

Году в 1935-м Курбатова вышла замуж. Супругом ее стал Леонид Кольберт-Нежданов — заслуженный большевик (“Нежданов” — его дореволюционная подпольная кличка), фотограф, театральный критик… Среди друзей семьи — старые одесские знакомые Кольберта, ставшие известными советскими литераторами: Валентин Катаев, Эдуард Багрицкий, Юрий Олеша, Илья Ильф…

— Тетушка вот именно что жила тогда “за мужем” — супруг ее кормил-одевал, в рестораны водил регулярно… Во время войны она на полтора года эвакуировалась к родственникам в Ташкент. Здесь Тамару Павловну попытались было мобилизовать на “трудовой фронт” и отправили работать в местную типографию. Однако выдержала она там всего три дня: “Нет, не могу: уж слишком машины шумные. У меня от них уши болят!”

В 1948 году Леонида Кольберта арестовали. Для Тамары Павловны настали действительно трудные времена. Однако работать “по-настоящему” это ее все-таки не заставило: Курбатова предпочитала относить в “Торгсин” сохранившиеся у нее семейные драгоценности.

— Муж Леонид просидел в сталинских лагерях вплоть до 1954-го, когда получил полную реабилитацию. Вот эту квартиру, где мы с вами сейчас беседуем, Кольберту дали через несколько лет после его освобождения. Однако прожил он здесь недолго и скончался в 1960-м. Тамара Павловна с той поры осталась без своего кормильца. Жила очень скромно. Получала, как вдова заслуженного ветерана-большевика, пенсию в 70 рублей и из этой невеликой суммы умудрялась половину откладывать на черный день.

— В начале 1990-х в стране начались “гонения” на КПСС, и в это же время тете вдруг перестали приносить пенсию. Но она побоялась идти в собес: а вдруг ее, “жену видного коммуниста”, там сразу же арестуют?! — улыбается Валентин Викторович. — Пришлось нам с Татьяной Ивановной идти разбираться. И оказалось, что в собесе личное дело Тамары Курбатовой попросту завалилось за шкаф, а сотрудники его и не искали, решив, что пожилая женщина уже умерла.

* * *

— Тамара Павловна всегда следила за собой. В молодые годы обязательно посещала два раза в неделю спортзал — занималась гимнастикой и волейболом. Неукоснительно соблюдала режим: в час дня у нее обед, и помешать этому никакие силы не могли. Помню, однажды соседи сверху залили ее квартиру. Картина удивительная: с потолка вовсю капает, но тетушка как ни в чем не бывало сидит за столом и кушает — строго по расписанию!.. А в 9 вечера она ложилась спать — тоже безо всяких оговорок. Даже если к ней родные из другого города должны приехать…

— …У меня был случай, — дополняет мужа Татьяна Ивановна, — прилетела из Ташкента в Москву вечером да так и просидела на лавочке под окнами ее квартиры до самого утра, дожидаясь, пока тетя Тамара проснется!
Спортсменка и красавица очень высокого мнения была о собственной фигуре и вплоть до глубокой старости тщательно следила за своим гардеробом. Обновки делала, без конца перешивая какие-то старые платья, кофточки…

— Когда мы взяли совсем уже старенькую Тамару Павловну жить к себе в Ташкент, то с удивлением наблюдали, как каждое утро она начинает с того, что берет старинные железные щипцы, разогревает их на плите и завивает волосы. Давно разменяв девятый десяток, тетушка предпочитала носить юбки выше колен. В условиях среднеазиатского города такой наряд вызывал среди местных жителей бурю эмоций. Аксакалы у нас спрашивали: что это, мол, ваша бабушка в таком виде ходит, разве можно?! Но ей было все нипочем: “А у меня ножки красивые! Зачем же я буду их прятать?”

Тамара Курбатова неизменно пользовалась успехом у представителей сильного пола. И не склонна была отвергать их знаки внимания.

— Судя по нашим с ней разговорам, тетушка считала, что изменять мужу — это совершенно естественно и даже необходимо, — рассказывает Валентин Курбатов. — Помнится, было даже у нее такое специфическое словцо — “жевнуть”, которым она обозначала измену. Я как-то в шутку спросил ее: “Тетя, а вы со многими из своих знакомых мужчин были в интимных отношениях?” И она, рассмеявшись, заявила в ответ: “Да со всеми!” Уж не знаю, входили ли в этот “амурный список” знаменитые писатели и художники… А еще Тамара Павловна с гордостью заявила: “Всегда я бросаю своих мужчин, а не они меня!”

* * *

Экс-балерина и экс-натурщица Тамара Курбатова скончалась в 1998-м, на 92-м году жизни, в Ташкенте и там же похоронена. Самое удивительное, что эта самовлюбленная женщина, тщательно хранившая свои фотографии и афиши, судя по всему, даже не догадывалась, что ее бронзовый портрет в образе “девушки-спортсменки” украшает одну из станций московского сабвея: “Тетушка практически никогда не ездила на метро, предпочитая пользоваться автобусами или трамваями”.

Сами Валентин Викторович с Татьяной Ивановной лишь сравнительно недавно перебрались в Москву и знают далеко не все станции столичной подземки. Поэтому и скульптуру родственницы своей до сих пор не видели. Только теперь, благодаря случайному стечению обстоятельств, тайна одной из статуй на “Площади Революции” оказалась раскрыта.



Партнеры