“Мир” покинули официальные лица

Глубоководная экспедиция на Байкале вступила в основную — научную фазу

4 августа 2008 в 17:00, просмотров: 964

На барже “Метрополия”, где базируются глубоководные аппараты “Мир-1” и “Мир-2”, воцарилась наконец спокойная рабочая обстановка. Разъехались депутаты, чиновники и представители СМИ. На субмаринах начали погружаться ученые.

Репортеры “МК” стали единственными из журналистов, кто проводил гидронавтов с научными степенями в глубины Байкала и разобрал с учеными подводные “трофеи”.

Нашим корреспондентам удалось:

• подержать в руках донные осадки, которым более 5 тыс. лет;

• узнать, какая из рыб пикирует вместе с “Мирами” вертикально до самого дна;

• выяснить, кто “съедает” байкальскую нефть.


Как поджечь лед?

Чрезвычайная ситуация, когда глубоководный аппарат “Мир-2” столкнулся с плавучей платформой и повредил боковой двигатель, на деле обернулась двухчасовым ремонтом.

— Я не почувствовал даже удара, — делится с нами пилот субмарины Евгений Черняев. — Уловил лишь легкий скрежет. Не поддались панике находящиеся на борту чиновники московского правительства. Всем было досадно, что погружение не состоится.

Притирка “Миров” к Байкалу, по мнению исследователей, далась “малой кровью”. Гидронавты помнят, как однажды на глубине при столкновении с подводной скалой треснул основной винт “Мира”. Было дело — глубоководный аппарат сел на “черного курильщика”, и все дно субмарины оплавилось.

Ныне показательные погружения ВИП-персон закончились, ученые приступили к выполнению научной программы, над которой работали специалисты из разных стран.

С заведующим лабораторией химии океана Института океанологии Валерием Пересыпкиным мы готовились к погружению устройства для отбора и хранения проб воды, каменного материала, донных осадков и живых организмов.

Когда “Миры” с учеными на борту, среди которых академик Роберт Нигматулин, уходят под воду, я выясняю, что основными объектами исследований гидронавтов будут подземные грязевые вулканы.

Около их конусов специалисты надеются обнаружить залежи газогидратов — особый вид твердого топлива.

Доктору геологоминералогических наук Валерию Пересыпкину не раз доводилось держать в руках прозрачные кристаллы газогидратов, которые горят синим пламенем.

— На вид они — обычные грязноватые комочки льда, — объясняет ученый. — На самом деле гидрат — это уникальная твердая смесь, в которой молекулы газа “спаяны” в каркас из молекул воды.

Образуется твердое топливо в глубинных осадках морей и океанов. Байкал — единственный пресноводный водоем, где найден этот потенциальный источник энергии.

— Но стоит поднять кристаллы гидратов на поверхность, как они начинают таять на глазах. Необходимые условия их существования — высокое давление и низкая температура. Сохранить их для изучения можно, только поместив в герметичный сосуд с жидким азотом.

Интерес ученых всего мира к загадочному твердому топливу понятен: большая часть земного газа сконцентрирована именно в виде газогидратов. Один его кубический метр содержит сто кубометров метана.

— Тот, кто разработает технологию извлечения газа из твердых кристаллов, станет мультимиллионером, — считает академик Нигматулин.

— Значит ли это, что на Байкале будут добывать газ и нефть? — спрашиваем мы у директора общественной организации “Зеленый патруль” Романа Пукалова.

— В адрес нашей организации поступило множество обращений обеспокоенных граждан о том, что экспедиция в первую очередь будет оценивать запасы углеводородов на дне Байкала. Уверяю всех: исследования ученых носят фундаментальный научный характер. Специалистам важно понять механизм выхода газа на поверхность, формирование газовых гидратов и их растворение. Доставать их со дна Байкала гораздо удобнее и дешевле, чем в море.

Голова, хребет и жир

По радиосвязи между тем объявляют, что “Мир-1” готов к всплытию. Глубоководный аппарат побывал на отметке 1313 метров и доставил на поверхность образцы воды, донных осадков и живые организмы. Из контейнера мы достаем ил. Специальный бур, установленный на “Мире”, смог внедриться в толщу осадков на глубину в несколько метров. Мы разминаем в руках мокрую глину, которой никак не меньше 5 тыс. лет.

Подвергнув образец исследованиям, ученые смогут получить информацию о влажности и температуре климата в различные периоды существования Байкала.

Сачок манипулятора “Мира” поймал множество рачков и чудо-рыбок — голомянок. Рыбка будто сделана из стекла: лишенная чешуи, большеротая и настолько прозрачная, что видно внутренности. Пилот Евгений Черняев рассказывает: “Погружаемся на “Мире” на глубину более 1000 метров — вместе с нами головой вниз, словно вертикально, пикирует голомянка. Кинь ее на сковородку — тело рыбы все растопится, будет плавать один хребет, голова и жир. Буряты сравнивают голомянку с куском сала”.

Но самое удивительное, что, подобно тропическим рыбам, голомянка не мечет икру, а рождает живых мальков.

Откуда эта странная рыбка попала в студеные воды Байкала? Сибирское море хранит в себе немало тайн.

Например, местные жители верят, что Байкал связан подземной протокой с Северным Ледовитым океаном.

— Иначе как могли на озеро попасть морские животные — нерпы? — спрашивали нас старожилы Торки и Гремячинска. — И каким образом в средней части озера образовалось круговое течение?..

Рыбаки прибрежных поселков убеждали нас: “В каком бы месте ни поставили сети — их относит в определенную точку озера, как в омут”.

— Но если бы существовала подземная протока, по закону сообщающихся сосудов уровни воды Байкала и океана выровнялись бы. А этого нет, — говорит географ Роман Пукалов.

Ученые считают, что особый вид морского тюленя — нерпа — проник из Ледовитого океана по Енисею и Ангаре в ледниковый период, когда реки были подпружены льдами, надвигающимися с Севера.

Живая вода

Доктор Валерий Пересыпкин тем временем достает еще часть подводных трофеев. В специальные стаканы гидронавты собрали образцы байкальской воды с разных глубин.

Открываем один из термосов, делаем глоток-другой… Вкуснотища! Недаром сибиряки называют байкальскую воду приворотной и лечебной.

— По своему составу она близка к дистиллированной воде — в ней очень мало растворенных и взвешенных минеральных веществ, а главное — она насыщена кислородом, — говорит Роман Пукалов.

— Чистая живая вода — во многом заслуга рачков эпишура?

— Рачок — основной санитар озера. Он очищает воду, пропуская ее через свой фильтр. За год армада рачков способна трижды очистить верхний 50-метровый слой воды.

Удивительно: длина крошек всего полтора миллиметра, но под одним квадратным метром поверхности озера их насчитывается до трех миллиардов.

— На дне Байкала немало мест, где на поверхность выходит живая нефть. Со спутника зафиксированы пятна нефти диаметром в километр. Это не может повлиять на экологию Байкала? — спрашиваем мы Валерия Пересыпкина.

— Известно, например, что на Ольховском разломе ежегодно выходит на поверхность — по-научному “разгружается” — около 4 тонн нефти. Но, несмотря на постоянные выбросы, площадь загрязнения не увеличивается. Нефть трансформируется. Первостепенную роль здесь играет микробиологическое сообщество — нефтеокисляющие бактерии.

* * *

Так что же Байкал — озеро, море или, как все чаще ныне говорят, зарождающийся океан?

— Берега Байкала расходятся со скоростью до 2 сантиметров в год, подобно тому, как расходятся берега Средиземного и Красного морей, — говорит океанолог, профессор Анатолий Сагалевич.

Байкал имеет многие черты, присущие океану: большие глубины, громадную массу воды, высокие внутренние волны, приливы, сильные шторма.

Международная научно-исследовательская экспедиция продлится два года. В этом году глубоководные аппараты совершат порядка 60 погружений. На следующий год — около 100.

Будем надеяться, что ученые приоткроют многие из тайн Байкала.

Турка—Ольхон—Москва.



    Партнеры