России предъявили войну

Эксперты отвечают вопросы на “МК”

8 августа 2008 в 18:29, просмотров: 516

1. Почему война в Южной Осетии началась именно сейчас? Кому это выгодно?

2. Что делать в сложившейся ситуации России?

На эти вопросы отвечают эксперты “МК”

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, глава Института национальной стратегии:

1. Война выгодна Грузии, иначе бы она не начинала. Почему она началась именно сейчас? Потому, очевидно, что именно сейчас Грузия поняла, что Россия не способна оказать серьезного сопротивления. В качестве программы-минимум Грузия рассматривает прекращение миротворческого мандата российских войск, в качестве программы-максимум — возвращение полного фактического контроля над территорией Южной Осетии. Аппетит приходит во время еды, и, я думаю, события минувшей ночи, давшие возможность Грузии убедиться, что Россия отпора не дает, позволяют Тбилиси добиваться немедленного установления контроля над всей Южной Осетией.

На то, что реакция мирового сообщества помешает Грузии одержать победу в войне, я бы тоже полагаться не стал. Грузия имеет гораздо большую поддержку на Западе, чем Россия, и если она одержит победу, Запад поспешит легитимировать эту победу. Международная политика — дело циничное.

2. Я всегда считал, что Россия должна признать Южную Осетию и разместить там свою военную базу в качестве гарантии безопасности этого государства. Россия этого не сделала.

События минувшей ночи показали, что пропагандистский миф о военно-политическом усилении России не имеет ничего общего с реальностью. За прошедшие с начала войны 12 часов российские миротворцы не сделали ничего, не получили ни одного приказа, Президент России не прервал свой отпуск, премьер-министр не вернулся из Пекина. Я не готов отвечать за высшее политическое руководство, но если бы Россия была заинтересована в том, чтобы спасти Южную Осетию и могла это сделать, такие решения были бы приняты еще около полуночи. С чем связано это промедление, если не с неготовностью принимать такие решения в принципе? Счет ведь идет на часы.

Что касается ополченцев из Северной Осетии, их явно недостаточно, чтобы противостоять регулярной грузинской армии. А кроме того, это весьма опасная вещь — военная самоорганизация населения, к чему это может привести, сказать сложно. То есть граждане уже не надеются на собственное государство и выходят на борьбу с оружием в руках без всякого приказа. Это может означать полную потерю контроля над ситуацией на Северном Кавказе.

Федор ЛУКЬЯНОВ, главный редактор журнала “Россия в глобальной политике”:

1. Почему именно сейчас — трудно сказать. Это могло начаться чуть раньше или чуть позже. Если отбросить моральные составляющие, у Грузии есть четкие цели. Программа-максимум — захват Южной Осетии и решение территориальной проблемы силовым путем, как они уже достаточно давно обещают. А программа “не максимум” — втянуть Россию в полномасштабную войну с Грузией, в которой Россия политически выиграть не может. Кто бы ни начал, симпатии будут на стороне Грузии. Хотя я уверен, что сейчас Саакашвили действует сам по себе и не согласовывал свои действия с зарубежными кураторами. И третья цель — разом изменить формат всего того, что происходило там до последнего времени…

Россия в Южной Осетии уже довольно давно выполняет двойную роль — с одной стороны, миротворцы, а с другой — вроде бы и нет. И это создает странную ситуацию, тупик для Грузии на всех переговорах. Сейчас цель Тбилиси если не захватить ЮО, то по крайней мере изменить формат и показать, что Россия на самом деле не миротворец, а сторона конфликта. Рано или поздно огонь в непризнанной республике прекратится, и тогда встанет вопрос о том, что миротворцы нужны не между Грузией и Южной Осетией, а между Грузией и Россией. И потребуют контингент от кого угодно — НАТО, ОБСЕ и так далее.

Думаю, что Саакашвили действует на свой страх и риск, потому что его кураторам эта война совершенно не нужна. Что получает от нее администрация Буша? Ничего, на мой взгляд. У нас есть превратное представление, что Саакашвили — это только марионетка. Это не так Он зависим, но может в определенных ситуациях повести за собой американскую дипломатию. Формально — это грузинская территория. И грузинский президент, по сути, калькирует то, что Россия делала в Чечне. Есть сепаратистский анклав, там ничего не решается, и власти решают навести конституционный порядок. Юридически сложная ситуация, и всегда можно апеллировать к каким-то правам. Америка поддержит Грузию — когда большой воюет с маленьким, поддерживают, как правило, именно маленького.

2. У России, к величайшему моему сожалению, не остается иного выбора, кроме как военно вмешаться. Если она сделает вид, что нас это не касается, это станет подрывом авторитета России навсегда. Она не может не вмешаться. Если принимать решение о действиях, то это прежде всего должны быть очень активные политико-дипломатические усилия, сконцентрированные по всем направлениям. Нужно развернуть дипломатическое наступление с обозначением, что происходит нарушение гуманитарных стандартов, жертвы среди мирного населения и так далее. Должна быть мощная кампания по продвижению на мировой арене российского видения этой проблемы.

И без военной помощи тоже не обойтись. Как минимум — это военная поддержка, как максимум — введение армейского контингента.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, военный эксперт:

1. Не знаю, по-моему, это невыгодно никому. Все войны так и начинаются. Кому была выгодна Первая мировая война? А политические мотивы есть всегда. Осетины хотели вмешательства России, потому что с нашей помощью они точно победят. А потом объединятся с Северной Осетией. В Грузии желающих повоевать тоже хватает. Им не дает покоя позор поражения в начале 90-х, потом они подготовили вооруженные силы, было понимание, что они могут осетин раскатать, что они и делают. У России мотивы тоже могут быть — конфронтация с Грузией предотвратит ее вхождение в НАТО. А если Грузия потерпит поражение, то падет режим Саакашвили, который у нас многим уже давно не нравится. Хотя необходимо сказать, что в последние дни Россия пыталась это остановить. Американцы тоже пытались это сдерживать несколько лет. Война могла быть и в 2006-м, и в 2007 годах. США эта война невыгодна, потому что, если Россия вмешается, Западу придется выступить против России — в том числе и тем, кто хотел бы с нами дружить. В конечном итоге проиграют все, надо думать, — во всяком случае, если РФ вмешается, будет долгий кровавый конфликт с неопределенным исходом. Это может привести к дестабилизации на Северном Кавказе, склеить эту войну в сознании осетин с ингушским конфликтом.

2. У нас сейчас ситуация плохая, потому что хороших выходов нет. Один — признать новую реальность и начать переговоры о том, чтобы юг Осетии получил какую-то относительную автономность в составе Грузии. Причем возглавит его, очевидно, какой-нибудь грузинский осетин, что, безусловно, вызовет недовольство местного населения. Плюс северные осетины будут резко против этой ситуации.

Если пытаться остановить грузинское наступление, то гуманитарной поддержкой, добровольцами и всякими “казаками-разбойниками” проблему не решить: надо посылать наших парней, и они будут тысячами гибнуть в боях с грузинами. Причем снабжать большую группировку там невозможно — в ЮО всего одна нормальная дорога, и нет ни одной взлетно-посадочной полосы. А ведь надо будет вести наступательную войну.
Я бы не хотел быть на месте Путина и Медведева. Любое решение, которое они примут, будет плохим. Хороших решений не просматривается.



    Партнеры