Вот такая чешуя

Ловить браконьеров за хвост больше некому

12 августа 2008 в 17:51, просмотров: 359

Недавно бывший государственный инспектор Россельхознадзора по Ступинскому району Владимир Мастрюков пригласил корреспондента “МК” на Оку. Бывший — потому что попал под плановое сокращение. Смысл приглашения — полюбоваться на браконьеров. На реку спускается вечер, начинает смеркаться, а мы, вооружившись специальной оптикой, осматриваем берега. Множество рыбаков на лодках колдуют над сетями, растягивая их вдоль прибрежных кустов. В их движениях нет прежней торопливости и осторожности, скорее наоборот — полная уверенность в правомерности своих действий и безнаказанности. К подобным “пейзажам” местные жители, похоже, привыкли, а нечестные рыбаки, пользуясь затянувшимся периодом бесконечных реорганизаций в рыбном ведомстве, совсем потеряли совесть.

— С начала этого года, когда должность рыбинспектора была сокращена, охранять и контролировать биоресурсы водоемов Московской области стало практически некому. Постоянные кабинетные преобразования в рыбной отрасли (они продолжаются и по сей день) только способствуют разгулу браконьерства и возникновению ЧП на водоемах, — рассказывает Мастрюков. — Ситуация в период нереста была просто критической, и с каждым днем она усугубляется.

Как выяснилось, водозаборы сельхозпредприятий Ступинского и Каширского районов в период нереста, пользуясь безвластием на водных пространствах, для полива полей качали воду из окрестных водоемов, в том числе из Оки. Сколько икры и малька в этот момент попало на поля — трудно представить! Похожая ситуация была и в соседних районах. Раньше подобные мероприятия строго контролировались и разрешение на полив пойменных полей хозяйствам давалось только по окончании нерестового периода.

Местные жители рассказали корреспонденту “МК”, что в районе железнодорожного моста на Оке в нерестовом месте ведется строительство лодочной станции. На берегу уже соорудили причал, сам затон огородили забором и выставили охрану. “Раньше мы семьями ходили туда отдыхать, купаться, а теперь лишены такой возможности, — жалуются “аборигены”. — Зато браконьеры себя чувствуют там вольготно”. Эту информацию подтвердил и бывший инспектор.

— Действительно, по старой привычке решил прокатиться по Оке на лодке от места впадания реки Мутенка до деревни Кременье, — говорит Владимир. — На протяжении маршрута насчитал более 20 поставленных вдоль берега сетей, которые с ходу бросились мне в глаза. Уверен, что скрытых запрещенных орудий лова было не меньше.

По рассказам местных рыбаков, из-за бурной деятельности любителей незаконного лова на Оке в районе Каширы произошло значительное снижение численности таких видов рыб, как судак и щука.

Источник в Государственном комитете РФ по рыболовству познакомил “МК” со штатным расписанием Московско-Окского территориального управления этого ведомства. В нем черным по белому написано, что отдел по организации контроля, надзора, охраны водных биоресурсов и среды их обитания в Москве и Московской области состоит из… 17 штатных сотрудников. “Эта цифра фактически говорит о полном отсутствии контроля подмосковных водоемов, — комментирует ситуацию представитель Госкомрыболовства России. — Если до “реформирования” структуры Россельхознадзора по контролю и охране водоемов, где всегда ощущалась нехватка сотрудников, практически в каждом районе региона был свой инспектор рыбнадзора, контроль более-менее проводился. Теперь при таком штате делать это физически невозможно. Масштабы браконьерства в Подмосковье бьют рекорды, ситуация еще весной вышла за рамки критической”.

Говорить о стабилизации ситуации на водоемах Московской области даже в ближайший год было бы бессмысленно. Методы и масштабы неспортивного вылова рыбы, загрязнение предприятиями бассейнов рек и озер позволят, пожалуй, в кратчайшие сроки истребить немалую часть рыбных запасов и, вероятно, свести на нет поголовье отдельных видов рыб. Подобная “забота” о природе наших государственных деятелей, которые по сей день не определятся, кто же будет командовать “штабом рыбной отрасли”, свидетельствует об их, мягко говоря, некомпетентности.



Партнеры