Мама из-за парты

Уроженка Воронежской области родила в 13 лет

14 августа 2008 в 17:04, просмотров: 975

Еще каких-то пару лет назад Алина Овчинникова с упоением нянчила кукол, одевала их в незамысловатые наряды и называла Машами и Катями. Теперь у Алины есть та, которой не понарошку нужно дать имя. Свою дочь 13-летняя роженица нарекла Эмилией. История девочки-женщины пронеслась по маленькому городку Эртиль, магнитом притягивая к себе жалость, осуждение, любопытство. И в последнюю очередь — удивление. Роды семиклассницы здесь восприняли как данность.

…Пестрая рыночная площадь сменяется чередой серых пятиэтажек и обветшалых деревянных домов. Днем кажется, что жизнь городка неспешна и тиха. Но только наступил вечер — и стайки эртильской молодежи наполняют улицы. Вечером у них у всех запланирована любовь — вне обстоятельств и возраста. О своей соседке по улице — 13-летней мамаше — молодые эртильцы говорят с той же легкостью, с какой меняются их собственные амурные симпатии. 

— Ну и что? Все живы–здоровы, хорошо! — хлопает глазами восьмиклассница Маша.
Действительно, роды эртильской семиклассницы прошли на удивление удачно. Но у юной мамы есть еще один аргумент: Алина утверждает, что рождение ребенка сделало ее счастливой. 

— Да, моя дочь хотела ребенка. Можно сколько угодно говорить о возрасте, гранях разумного, но мы рады пополнению в семействе, — беседуя с “МК”, 35-летняя бабушка, мама Алины, лишь приоткрыла дверь квартиры. Общаться с журналистами Овчинниковы не очень жаждут.

…У 13-летней школьницы есть из чего строить иллюзию нормальной семьи — ведь рядом мужчина по имени Евгений. И он не плод девичьих грез, а биологический отец ребенка. Молодые люди даже собираются пожениться, когда юной маме исполнится положенные 16 лет. Парень и девушка уже кличут друг друга мужем и женой. Правда, игра в семейную жизнь не отменяет уголовного разбирательства в отношении Евгения — по статье 134 УК молодому отцу грозит наказание за совращение малолетних. 

Любовь это или юношеская дурость? Городок разделился на два лагеря: одни делают из юной роженицы посмешище, другие — героиню.

…одного поля ягоды


— Начиналось у ребят все совершенно обыкновенно, — рассказывает мама Алины, Елена Овчинникова. — Познакомились они чуть больше года назад, позапрошлой весной.

Алина тогда была еще шестиклассницей, а Жене уже стукнуло 18. Площадь c увековеченным в бронзе Владимиром Ильичом — излюбленное место свиданий эртильской молодежи. Здесь и познакомились Алина и Евгений.

— Никто не обращал внимания на них, — рассказывает соседка Алины Клавдия Степановна, — смотрелись вместе будто скрещенные, ведь они, как сказала моя кумушка, одной породы.

Так влюбленные и стали, пожалуй, самой незаметной парочкой городка — полноватая Алина с репутацией тихой троечницы и чуть неуклюжий, замкнутый Евгений. Различало их только то, что Алину дома ждала большая семья, а Евгений был один — его родители умерли много лет назад.

Жители городка не сомневаются: Женя точно был первым мужчиной маленькой мамы. Как вспоминают горожане, по сравнению с другими эртильскими ребятами Женя и Алина вообще держались тише воды, ниже травы. Нежная романтика не совсем соответствует представлениям маленького города о любви.

— Уж какие гулены у нас живут — страсть! А Алинка, она скромная, особой популярностью у парней никогда не пользовалась, — рассуждает компания пожилых горожанок.

Да и в школе она не выделялась — училась на “три”-“четыре”, школьную программу тянула со скрипом. Все преподаватели школы №1, где учится юная мама, утверждают, что Овчинникова — девочка средних способностей, но вежливая, спокойная.

…Мелькал день за днем — утром новоявленная Джульетта Воронежской губернии продолжала ходить в школу, честно отсиживая все предметы. А ее Ромео скучал — ни учебы, ни работы у парня-сироты не было.

“У нас городок-то… сиксюальный!”

— Я не замечала интересное положение Алиночки вплоть до седьмого месяца — она у меня девочка полная, поэтому ей долгое время удавалось скрывать округлившийся живот, — говорит 35-летняя бабушка Елена Овчинникова.

В школе о щекотливой ситуации тоже никто не подозревал — ни одного признака, по которому можно было догадаться о беременности девушки, учителя не могут припомнить. Говорят, что в седьмом классе у Алины было даже меньше пропусков, чем всегда, — за год она только пару раз пропустила школу. Никогда не отпрашивалась, не жаловалась на плохое самочувствие.

В марте беременность уже невозможно было не заметить. Семиклассницу перевели на домашнее обучение. Никакой тайны из интересного положения делать не стали — ну беременна и беременна. От указательных пальцев школьница спасалась четкой установкой: “Я хочу этого ребенка”.

— Я периодически проведывала Алину — она постоянно говорила о том, что рада своему положению, — рассказывает классный руководитель Овчинниковой Людмила Журавлева.

Евгений переехал в квартиру Овчинниковых, и теперь в трехкомнатной “хрущевке” молодые влюбленные живут вместе с Алининой мамой, бабушкой и дедушкой. В начале мая одним жильцом прибавилось — в роддоме Воронежской областной больницы №1 Алина родила здоровую трехкилограммовую девочку.

13-летняя мама вызывает и осуждение, и сочувствие — сколько сплетников, столько и мнений. “Все это могло закончиться по-другому, ведь многие дети, рожденные юными мамами, оказываются брошенными в роддомах! А Алина молодец, не побоялась”, — считает учительница Людмила Петровна.

— Да где ж это видано в 13 лет рожать! Только куклу из рук выпустила — и на тебе! Тьфу! — характерно сплюнула на землю соседка Овчинниковых, которая представиться не пожелала.

Как рассказала другая обитательница знаменитого на весь Эртиль “овчинниковского двора” Зинаида, после рождения ребенка одноклассницы Алины вереницей потянулись в квартиру юной роженицы. “Вроде как поддержать пришли, но было понятно — на экскурсию направились!” — поведала вездесущая Зина.

“Ну и что? Мы их обсуждаем и долго еще будем обсуждать! — другая соседка стукнула деревянной клюкой по земле. — А чего тут удивляться: у них, Овчинниковых, порода такая — все в девках рожали!”

14 лет назад нынешняя бабушка Елена Николаевна точно так же, как ее дочь теперь, волочила за собой хвост из сплетен — дочку, мол, нагуляла.

— Уж сколько раз спрашивала: Алинка-то от кого? Не говорит, — поделилась с “МК” преподавательница младших классов Татьяна Ивановна.

“У ней, Лены, еще сестра есть, Танькой звать — та тоже совсем еще девчонкой “окотилась”!” — включаются в разговор другие жительницы городка.

— Ну че вы к этой семье-то пристали! Думаете, они у нас одни такие? У нас городок-то, этот… сиксюальный!

“Все одно как рожать — вырастут ведь”

Расплывшаяся, как у дамы постбальзаковского возраста, фигура, усталое лицо и расшатанные от постоянных криков “мама” нервы — не скажешь, что Кате Черниченко всего 18 лет. У Кати трое детей — дочки Елена, Рубина и Альбина практически погодки. Первую Катя родила в 15 лет.

— Да, жизнь тяжелая — если кто и поможет, то долг все равно возвращать придется. Иной раз бывает, что и кушать не на что!

Девушка не скрывает, что отцы у девочек разные. “Да, воспитывать тяжело”, — признается Катя. Ни работы, ни мужа у нее никогда не было. “Хорошо хоть, родители живы — мы все вместе переехали в Эртиль из Казахстана, я тогда еще совсем малышкой была”, — вспоминает Катя.

“Зачем так рано? — задумалась 18-летняя девчонка над моим вопросом. — А уж как получилось — все равно ведь вырастут”.

Три тоненькие, как тростиночки, девочки играют разноцветными фантиками на полу. Живет семья Черниченко на пособие и пенсию родителей Кати. Но юная мама уверена, что скоро все образуется. Ведь сейчас у Кати — новая любовь. Романтичные эсэмэски, ночные звонки… 18-летняя эртилянка не исключает, что Валерий, который “уже вот-вот” освободится из исправительной колонии, станет отцом ее четвертого чада.

— Все равно я их люблю. А уж что вырастет — то вырастет, — махнула рукой девчонка.

Иллюзии относительно большого будущего дочерей Катя не питает. Она понимает, что ее уже воспитанные улицей девочки вряд ли будут поступать в институты и покорять столицу. “И мои дочки будут жить, как я, а как еще? И так ли уж это плохо?” — Катя, кажется, задает вопрос сама себе. И отвечает:

— Алина, Катя, Маша — да таких у нас десятки, и что в этом удивительного?

“Это норма жизни”

Про семью Овчинниковых соседи говорят: “Они теперь как будто в своем мирке живут”. С трехмесячной Эмилией гуляет то бабушка, то юные родители. Девочка, кстати, уже начала улыбаться.

— Я радуюсь, глядя на ребят. Алинка уже лихо пеленает Эмилию, даже лучше меня. Евгений круглые сутки дежурил под окнами роддома, пока дочь там лежала… Конечно, он любит Алину — согласитесь, разве ж мужика удержишь, если он сам не хочет остаться, — говорит бабушка.

То, что они — обыкновенная молодая семья, Овчинниковы, похоже, превратили в мантру, которую повторяют и для других, и для себя. Маска ли это, или настоящая любовь, известно лишь обитателям маленькой квартирки в тихом городке. Пока же Овчинниковым, чем думать “о вечном”, хватает забот и в своем маленьком мирке. Евгению грозит до четырех лет лишения свободы. Правда, по прогнозам местных властей, строгого наказания ожидать не следует: максимум, что получит отец, — условный срок. А первого сентября Алина пойдет в восьмой класс — будет, по словам ее мамы, учиться как обычная школьница.

— У Евгения еще дом остался от родителей. Сейчас ребята начинают там небольшой ремонт. Вот немножко полегче станет — переедут. Женька, глядишь, скоро и работу себе найдет — он шофер-то неплохой, — рассуждает “баба Лена”.

Сейчас виновники “нечаянной радости” живут на пенсию бабушки и дедушки, плюс на зарплату деда Коли — он работает на сахарозаводе. Ни на какие пособия Алина и ее близкие претендовать не собираются — семью легче поддержать самим.

— …Да, похоже, это у нас уже норма жизни, — рассуждает неизменная пожилая компания у подъезда, — и нечего тут в шок впадать. Жизни не удивляться надо, к ней надо привыкать: мы уже привыкли…



Партнеры