Шанс остаться в живых

Тяжелораненые из Южной Осетии поступают в клиники Федерального медико-биологического агентства

14 августа 2008 в 15:56, просмотров: 773

— У раненого Шалвы Бибилова очень большое желание выздороветь, — сказал  при встрече главный врач клинической больницы №86 Алексей Кузьмичев. — Он поступил к нам в ночь с 12 на 13 августа в очень тяжелом состоянии. У него обширная рана: нет передней и наружной поверхности плеча и частично задней его части. Повреждены ткани: не плечо, а сплошное месиво. Дефект 24х70. Да еще массивное поражение костей — они раздроблены. Молодой человек был в очень тяжелом состоянии, с высокой температурой.

Этому осетинскому парню с грузинским именем Шалва повезло дважды. Первый раз, когда его, оглушенного взрывом снаряда, попавшего в салон автомобиля, где он ехал, и выброшенного на обочину дороги без сознания, подобрал “случайный дядя в возрасте”. Другой — когда именно его, тяжело раненного юношу 24 лет от роду, самолетом доставили в аэропорт “Раменское”, а оттуда — к высококлассым московским специалистам в клиническую больницу №86.

— Алексей Григорьевич, что уже успели сделать больному?

— Вначале мы его отмыли (у раненого даже в ушах была грязь, все же три дня не мылся), накормили и обследовали насквозь. Сделали рентген, УЗИ всех внутренних органов. Неоднократно перевязывали. Каждые 12 часов делаем контрольные анализы. Он осмотрен всеми специалистами. Был даже собран консилиум ведущих специалистов и выработана тактика дальнейших действий.

— И в чем состоит эта тактика? Потребуется ли операция?

— Операция пока невозможна. Рана изначально инфицирована, и мы делаем все, чтобы не допустить дальнейшего расширения инфекции. К тому же у юноши пока очень низкий гемоглобин. Нужно какое-то время. Раненый поступил к нам с высокой температурой, но на сегодняшний день температура абсолютно нормальная — 36,7°, давление — 120х60, пульс — 70. Но пока находится в реанимации. И в принципе, я думаю, операцию придется делать обязательно.

— Каковы его шансы на выздоровление?

— Мы, врачи, не любим делать прогнозы, особенно долгосрочные. Но надеемся, что молодой организм справится с проблемой. К тому же юноша — спортивного телосложения, он не курит. У Шалвы очень большое желание выздороветь. Он стойко, стиснув зубы (в прямом смысле!), переносит все манипуляции врачей. Настоящий мужчина! Оптимизма ему придал и тот факт, что мы помогли Бибилову связаться с матерью по телефону. Ни он, ни она после бомбежки не знали друг о друге ничего. Теперь наш больной успокоился, и я думаю, что от этого может даже быстрее пойти на поправку.

— Есть ли у вас опыт работы с такого рода ранеными и насколько готова к приему таких больных ваша больница?

— Опыт работы с ранеными у нас был, когда случился теракт на Дубровке. Наши врачебно-сестринские бригады выезжали в 13-ю горбольницу, куда поступали пострадавшие. На сегодняшний день наша больница обеспечена полным набором необходимого оборудования, достаточно и медикаментов, перевязочных средств, работают квалифицированные специалисты. К тому же рядом с нами находится Центр крови Федерального медико-биологического агентства, которому принадлежит наша больница. То есть при любом состоянии человеку мы гарантируем и квалифицированную помощь, и адекватное лечение, и, если потребуется, переливание крови.

— Выделяют ли в таких случаях дополнительные госдотации, когда вы принимаете больных из других городов?

— В дополнительных средствах нужды нет, так как на период поступления раненых из Цхинвала мы прекратили госпитализацию плановых больных и все внимание будет сосредоточено на раненых из Южной Осетии.

КАК ЭТО БЫЛО

Шалва Бибилов ехал с группой товарищей на автомашине, и в этот момент в кабину попал снаряд. Юношу выбросило из кузова на дорогу. Он был в бессознательном состоянии. На его счастье, рядом оказался другой осетин, который перетянул жгутом руку и постарался на автотранспорте переправить раненого во Владикавказ. (Ничего этого молодой человек не помнит. Помнит лишь, что ему помог какой-то осетин старшего возраста.) До прибытия Шалвы в больницу прошло 6 часов. Но надо отдать должное местным докторам: они тщательно провели обработку раны, наложили фиксирующую внешнюю повязку. К московским докторам раненый попал лишь на третьи сутки.



Партнеры