Дамы приглашают и... проигрывают

Как журналистка “МК” пыталась приставать к мужчинам и что из этого вышло

15 августа 2008 в 15:53, просмотров: 385

По данным социологов, почти половина жителей Москвы страдает от одиночества. Огромный мегаполис, бешеный ритм жизни, разъединенность людей, то да се… Особенно хреново приходится женщинам — если дошедший до ручки мужик может отбросить ложную скромность и начать тупо клеиться к первой же приглянувшейся незнакомке на улице или в кафе, то порядочной даме такое поведение совершенно не к лицу.

…Хотя почему не к лицу? Моя подруга, давно живущая на неметчине, утверждает, что европейские женщины вовсе не считают зазорным предложить мужчине свою… скажем так, дружбу. Потому что у них равноправие полов.

Ну а мы, простые русские бабы, чем хуже европеек?

Мне стало интересно: можем ли мы не только коней останавливать да по горящим избам шастать, но и смело брать быка (то есть мужика) за… рога? А еще интереснее — как наш российский бык (то есть мужик) на это отреагирует?

И отправилась на уличную охоту.

* * *


Оказалось, что даже всего лишь выбрать подходящую “жертву” не так-то просто. Потому что для того, чтобы заговорить с человеком, надо для начала встретиться с ним взглядом. Наши же московские мужчины свои глаза прячут с таким усердием, будто это бриллианты в пять карат…
Однако на втором круге своего катания по Кольцевой линии метро мне удалось поймать взгляд долговязого очкарика, зависшего прямо надо мной. Вполне подходящий объект, этакий студент Шурик.

— Присаживайтесь! — улыбнулась я ему, указывая на свободное место рядом.

“Шурик” так отчаянно замотал головой, словно ему предложили сесть на бомбу. Лицо его окаменело. Я встала сама:

— Вы правы — в любой момент может войти какая-нибудь бабулька, и все равно придется уступать место!

Парень дико глянул на меня и сделал неопределенный жест плечами — то ли согласился, то ли нет…

— Вы до какой остановки едете? — продолжала наступать я.

— А вам зачем? — наконец отозвался “Шурик”.

— Ну, может, нам по пути…

— Хм, — неконкретно ответил мой визави и с места рванул в открывшуюся дверь вагона. Выходить ему было явно не на этой станции…

Что ж, я сразу подозревала, что метро — не лучшее место для знакомства. Люди там нервные, запуганные, страшно спешащие куда-то. И я решила передислоцироваться из-под земли наверх, благо погода нашептывала о романтике и любви.

Объект номер два я заметила сидящим на лавочке в небольшом скверике возле станции метро “Улица 1905 года”. Лохматый парень грелся в теплых солнечных лучах, раскинув колени в разные стороны. Подходит для моих целей: человек вполне умиротворен, можно брать тепленьким.

Я пристроилась на лавке напротив. И тут — о, удача! — он широко улыбнулся, глядя мне прямо в лицо, и что-то негромко сказал. “Что?” — переспросила я, подавшись вперед, но Лохматый уже смотрел в сторону и не отвечал.

Конечно, его поведение нельзя назвать учтивым, но что поделать — мужчины у нас блещут воспитанием далеко не всегда. Я не гордая — сама встала и пересела на лавку рядом с ним.

— Зашибись! — не поворачивая головы сказал Лохматый. — Не, точно говорю, все п…дато!

Не люблю сквернословов, но этот говорил так дружелюбно и оптимистично…

— Да, — ответила я, — жизнь хороша! Лето, солнце — что еще надо для счастья?

На мой философский вопрос он не ответил, только покосился в мою сторону: “Че?” И тут же продолжил говорить:

— Не, я тебя слушаю, просто тут больная какая-то встревает в разговор…

Чертов bluetooth! Сколько раз я вздрагивала, заметив на улице товарищей, размахивающих руками и громко разговаривающих сами с собой. Вот и тут снова попалась: под мохнатыми волосами разве разглядишь наушник от мобильника…

* * *
Переживать неудачи я отправилась в летнее кафе неподалеку. Потягивая кофе, ненавязчиво оценила обстановку: за соседним столиком две подружки, за следующим — куча гастарбайтеров в спецовках… А вот сбоку, то и дело взрываясь хохотом, потягивает пиво компания из троих вполне приличных молодых людей.

Я вытащила из пачки сигарету и подошла к их столику — прикурить. Вообще-то я курю лишь изредка — в таких вот случаях, “для поддержания разговора”.

В отличие от похожей ситуации в фильме “Самая обаятельная и привлекательная” мужчины на меня должным образом не среагировали. Один из них молча протянул зажигалку — и все. Чтобы продемонстрировать свои намерения к общению, я задержалась возле их стола и медленно обвела взглядом всех троих. Сработало! Коротко стриженный парень отодвинул четвертый пластиковый стул:

— Присаживайтесь! Пиво будете?

Я кивнула. Он сходил к стойке, принес чистый стакан, плеснул мне из бутылки.

— Отдыхаем, девушка? Так сказать, от трудов праведных?

— У меня выходной! — похвасталась я. — Так что просто гуляю по городу. Очень люблю Москву, а вы?

— А у меня есть где погулять, хата свободная, — не поддержал мой лирический настрой Стриженый. — И тебя туда приглашаю! У тебя есть подружка?

— У меня много подруг, — начала было я рассказ о своей жизни, но Стриженый со смехом перебил:

— Много нам не надо, не потянем. Димон, — он кивнул на одного из друзей, — сейчас сваливает по делам, остаемся мы с Саней двое (он кивнул на другого). Так что звони подружке, и махнем на хату. Бабки есть, выпивка-закусь — это все там будет.

Мне захотелось поскорей распрощаться и уйти. Но эксперимент надо было доводить до логического конца.

— Что, так сразу на хату? — заупрямилась я. — Лучше просто погуляем…

На лице Стриженого отразилась напряженная работа мысли.

— Так я ж и говорю — погуляем… Почему не на хату? А куда?

— Ну… В парк, например. Или в кино.

— В кино?! — Стриженый сперва уставился на меня, а потом разразился диким хохотом. — Слышь, Санек, тебе предлагают заняться сексом в кино! Ты извращенка, да?

…Не помню, что я там лепетала, выметаясь прочь и ссылаясь на срочные дела. Блин, да как же этим европейским женщинам удается самим напрашиваться на знакомства и не сходить при этом за шлюх?

* * *

Назавтра в поисках более изысканного общества я пошла в выставочный зал. Не взлетим, так поплаваем, не удастся приятное знакомство свести — так хоть на живопись полюбуюсь.
В зале с творениями молодого авангардиста было немноголюдно, но это даже к лучшему. Оказавшись перед одной из картин рядом с почесывающим козлиную бородку мужчиной неопределенного возраста, было вполне уместно спросить его мнение о творчестве данного автора.

— Вам что, нравится? — встрепенулся Козлобородый. — Это же не искусство, это убогое подражание Пупкину и Губкину!

Он назвал ничего не говорящие мне фамилии, видимо, глубоко уважаемых им художников. В течение последующего часа я  слушала рассуждения о современном искусстве, из которых смогла сделать лишь один вывод: настоящих художников нынче нет, кроме разве что самого Козлобородого.

Он следовал за мной от полотна к полотну, не прекращая свой монолог. Все мои попытки перевести разговор на более приземленные темы терпели крах.

— Может, спустимся в буфет? — взмолилась я на исходе второго часа. — Очень есть хочется!

— Есть? Зачем, не хочу! — эгоистично отказался он. — Лучше поедем ко мне в мастерскую, посмотрите мои работы!

— А вы женаты? — игриво поинтересовалась я.

— Нет, зачем! — без эмоций отозвался Козлобородый и продолжил свои размышления о поисках новых форм в искусстве.

Вдохновленная холостым положением художника (надо признать, на вид он был довольно симпатичным), я приняла его предложение и отправилась в мастерскую. Его лекция продолжалась на протяжении всего полуторачасового пути и потом, в маленькой загаженной “однушке”, где мой кавалер творил и жил одновременно. Демонстрация его работ закончилась поздним вечером, когда — о, радость! — Козлобородый наконец-то проголодался и предложил мне отужинать копченой скумбрией с чаем.

— Ночевать останешься? — буднично предложил он затем.

— А ты бы хотел? — сделала я последнюю попытку перевести знакомство в романтическую плоскость.

— Тебе решать! — не поддался на провокацию художник.

Мое терпение лопнуло, и я решила ехать домой.

— Ну, как знаешь! — не расстроился он. — Тогда приезжай завтра. С тобой интересно поговорить…

Оказывается, самый интересный собеседник — тот, который не произносит ни слова, как я… И еще меня мучает вопрос: если б я осталась ночевать, он всю ночь тоже разглагольствовал бы? Нет, эти творческие личности — явно не про меня.

* * *

Удивительное дело: когда я спросила мнение своих коллег-мужчин на данный предмет, все восприняли это на ура.

— Да кто ж будет против! — воскликнул 32-летний Сергей. — Это же здорово, когда девушка не только не ломается, но и сама предлагает подружиться. Конечно, если она мне понравится…

А 25-летний Витя искренне изумился, услышав, что мне так и не удалось столковаться с кем-нибудь из тех, к кому я пыталась приставать на улице:

— Да ладно, не гони! Ты девушка красивая, каждый будет рад с тобой познакомиться. Может, тебе просто дебилы попадались?

Может, и дебилы, конечно. Но мы с подругой Женькой поставили над Виктором эксперимент: она, прежде с ним не знакомая, подвалила к нему в подземном переходе возле ЦПКиО и предложила прогуляться по парку. Так что вы думаете? Витя буркнул что-то про нехватку времени и припустил прочь с прямо-таки спринтерской скоростью. Женька с грустью подумала, что она, наверное, могла бы пугать на Олимпиаде наших спортсменов — чтобы быстрее бегали…

Так что верить мужчинам нельзя. Говорят одно, а делают… И ведь Женька-то — красотка! Мужики ей обычно прохода не дают. Но стоило самой раскрыть объятия — “давайте познакомимся!” — так даже ловелас Виктор перепугался. Почему?

КОММЕНТАРИЙ

Психолог Елена Мошкова:

— Женская инициатива — вещь чрезвычайно тонкая. Возможно, западные мужчины уже привыкли не делать различий между полами, но наши пока еще должны чувствовать свое превосходство. Им необходима уверенность (пусть иллюзорная!), что выбор делают они сами. И они очень не любят, когда выбирают их, — каким парадоксальным это ни кажется на первый взгляд. Мужчина, которому открыто и прямо предлагают любовь (руку, сердце и т.п.), теряется, не знает, что с этим предложением делать, и спешит ретироваться. Потому что у него в подсознании, в генетической памяти заложено: это он должен выбирать, добиваться, предлагать. И неудивительно, что девушке, подошедшей на улице, отвечают взаимностью лишь те, кто воспринимает ее лишь как поставщицу интимных услуг.

Конечно, женщина обязательно должна проявлять инициативу — в том числе вполне может первой знакомиться с понравившимся человеком. Вот только делать это надо исподволь — так, чтобы мужчине казалось, будто он сам сделал выбор. Например, для знакомства можно придумать уважительную причину — вас надо проводить через темный переулок, показать, где находится кинотеатр, помочь донести сумку до остановки и т.п. Главное, чтобы объект не догадался о ваших истинных намерениях. 

Жизнь показывает, что наиболее благополучные пары возникают именно тогда, когда женщина сама выбирает свою половинку. Но половинка об этом даже не догадывается и считает, что правильный выбор — ее заслуга. Не надо разочаровывать мужчин, пусть они пребывают в счастливом неведении!



    Партнеры