Александр Иоффе: Много Наших Полегло

Этот год малые и средние предприниматели, судя по всему, запомнят надолго. Шутка ли — наконец заработал закон, призванный всячески о них заботиться. По тому же поводу вышел целый указ президента.

17 августа 2008 в 16:55, просмотров: 552

Плюс вместе со своим 20-летием они в первый раз отметили чисто профессиональный праздник — День предпринимателя.

Впрочем, “маленьким” бизнесменам придется вспомнить еще одну дату: в августе 2008-го исполняется 10 лет со дня дефолта в стране.

О том, как пережили предприниматели то уже давнее роковое событие, и о его сегодняшнем “эхе” глава Общественно-экспертного совета по малому предпринимательству при мэре и правительстве Москвы Александр ИОФФЕ рассказал корреспонденту “МБ” Юлии ШЕСТОПЕРОВОЙ.

— Как отразился дефолт на предпринимательском пространстве?

— Малый бизнес очень тяжело переживал случившееся. По нашим оценкам, только в Москве сгинули около 20—30 тысяч малых предприятий, работающих в разных сферах. Не только в торговле. Причины разные: у кого-то контракты были в валюте, у кого-то не прошли платежи, а то и просто сгорели деньги. Но финал у всех один.

— Неужели не было таких, кто смог “поднять голову”?

— Кто-то пропал навсегда, а некоторые потихонечку начали работать. Те, кто хоть как-то устоял, даже воспользовались ситуацией. Начали раскручивать производство — к примеру, продовольственных товаров.

В этой связи уже спустя несколько месяцев было проведено специальное совещание у мэра. Столичные власти прекрасно понимали, что малому бизнесу нужна экстренная помощь. Потому как столько же компаний, сколько и закрылось, если не больше, оказалось в тяжелейшей ситуации. Юрий Михайлович Лужков дал понять однозначно: деньгами всех не “набьешь” — нужно разрабатывать программу. Тогда выпустили специальное постановление о мерах поддержки малого бизнеса в условиях этого финансового кризиса.

— В чем же была суть постановления?

— К примеру, очень резкое введение льгот по аренде для малого бизнеса. Тогда же создали первую межведомственную комиссию по административным барьерам. Как раз то, что сейчас так активно внедряется в планы федерального правительства. В результате эти потери в несколько десятков тысяч малых предприятий восстановились. Мы вышли на уровень 1998-го через три года.

— Это экономический аспект, но наверняка не обошлось и без психологических проблем?

— А как же иначе? Помимо экономического был и психологический удар по предпринимателям. Во-первых, было подорвано доверие к власти. Для тех, кто забыл, напомню, что за неделю до произошедшего наш тогдашний президент — Борис Николаевич Ельцин — сказал, что беспокоиться не стоит, потому как все будет хорошо. И на тебе, пожалуйста…

Во-вторых, пропала уверенность в себе и в будущем. Зачем вкладывать деньги, если завтра они могут в одночасье сгореть? Эта мысль крепко засела в головы не только предпринимателей, уже имевших свое дело, но и тех граждан, что только собирались в бизнес. Народ потянулся за границу, а там занялся чем-то другим или пробовал открыть свои небольшие предприятия.

А в-третьих, больше не было веры в российские финансовые институты. Мало того что предприниматели были вынуждены смириться с совершенно сумасшедшим курсовым соотношением валют и пропажей огромного количества денег, что были в обороте, так еще и стало понятно: многие банки воспользовались ситуацией. Не совсем честно объявили дефолты, кое-что из средств уведя в сторону. Проще говоря, все это не вселяло оптимизма. Тогда, десять лет назад, просто опустились руки…

— На прошлой неделе Правительством РФ в Госдуму были внесены законопроекты, снижающие административные барьеры для бизнеса. Как вам нововведение?

— Разрешительная и контрольная практика должна меняться. Сама идея очень правильная, другое дело, что ее предстоит доработать. В частности — уведомительный порядок открытия предприятия. Но в любом случае вектор очень правильный, и каких-то 1,5—2 месяцев хватит, чтобы уточнить все частности (при том что подключатся и депутаты, и правительство). Особенно радует, что теперь будут отрегулированы милицейские проверки.

— Судя по отзывам самих предпринимателей, они-то как рады…

— Хочу отметить: к сожалению, пока уповать на то, что это решение всех вопросов, — преждевременно. Плясать рано. На самом деле это только первый шаг. В плане административных барьеров надо провести анализ всех контролирующих органов и всех документов, согласно которым они действуют. Их функции часто пересекаются. Надо посмотреть, нет ли среди них лишних. Если суммировать всех контролеров — федеральных и местных, то их наберется около полусотни (где-то 35 — федеральные, остальные — по “месту жительства” предприятия). С разной активностью, конечно, но приходят все.

Плюс необходимо внимательно пересмотреть Административный кодекс. Пока существуют “вилки” штрафов — всегда есть возможность поторговаться. Да и, по-хорошему, пора установить ответственность за препятствие предпринимательской деятельности. Такое законодательное пугало нужно.

Еще одно: надо разобраться со всеми этими аффилированными структурами, которые окружают разные ведомства. Предприниматели стонут, что контролеры отправляют их покупать огнетушители в отдельно взятое ООО по такой-то цене и по такому-то адресу… Каждый бизнесмен должен иметь право выбора, где ему получить юридическую консультацию, независимую экспертизу или приобрести охранную систему. Он может пойти туда, где ему удобнее, дешевле, ближе наконец.

В общем, проблем еще куча, но если учесть мощный федеральный посыл, то есть уверенность, что за годик-другой можно с ними разобраться. Хорошо, что есть устойчивая законодательная база, а то, как известно, у нас и хорошие-то законы не всегда выполняются, а уж плохие… Или если один документ противоречит другому… Ведь понятно, что кроме теории есть правоприменительная практика. И она не идет, если закон дурной. Нужен постоянный жесткий мониторинг. Как со стороны государства, так и со стороны общественных объединений — что же происходит в реальной жизни. Наш совет постоянно проводит исследования — к примеру, сколько времени и средств требуется на открытие промышленного малого предприятия. Так вот, заявленное не совпадает с реальным. И чем больше нормативных актов выходит, тем запутаннее становится ситуация.

— Наше правительство в своих речах постоянно переводит российскую экономику с сырьевых на инновационные рельсы. А малый бизнес перенаправляет с торговли на производство. Как с этим обстоят дела?

— Вероятно, у нас на генетическом уровне заложена ненависть к торговле. Ничем другим я это объяснить не могу, ведь все продолжают ходить в магазины. Во всем мире малый бизнес занят в той же торговле, сфере услуг, ресторанном хозяйстве.

Другое дело, что инновации и производство в малом бизнесе — штука хорошая, но пока малодостижимая. В этом направлении мы делаем первые робкие шаги. Мало условий, чтобы они развивались. А рецепты-то известны. Во-первых, налоговая политика должна стать другой. Все свои средства инновационное предприятие поначалу тратит на зарплату сотрудников. И это становится неподъемно, потому как там просто не может быть “дешевых” людей. Иначе это будут не инновации или инновации в другом месте. Потому как ученые уедут в Силиконовые долины. Плюс государство должно предусмотреть какие-то деньги на старт-апы, развивать технопарки и бизнес-инкубаторы.



Партнеры