“В Мавзолее должен лежать Иван Грозный”

Владимир Сорокин ударился в диссидентство

21 августа 2008 в 17:01, просмотров: 478

Писатель-провокатор современной литературы пока не обогнал Войновича: тот придумал “Москву-2042”, а Владимир Сорокин вторую книгу подряд изучает Москву в 2027 и 2028 годах. Сборник рассказов “Сахарный Кремль” посвящен тому же, что и “День опричника”: через 20 лет Россия отгородится от Запада Великой Стеной, исключит все заимствования, подружится с Китаем, вернет себе самовары, валенки, блаженных, а главное — опричнину. На презентации книги Владимир Сорокин открыл “МК” свое политическое кредо.

В модном клубе к Сорокину собрались Сергей Мазаев, Александр Ф.Скляр, Светлана Конеген с собачкой, адвокат Илья Резник… Резник, кстати, подарил Сорокину Уголовный кодекс. А Сорокин подарил Резнику книгу “Сахарный Кремль”. На том и договорились. Сам виновник торжества на свои книги совершенно не похож.

— У меня бурное лето: вышла книга, несколько дней назад я стал дедом, сегодня произошла авария в коллекторе горячей воды… Все напряженно и весело, — сообщил со сцены Сорокин и протяжно, вдумчиво, как шаман, стал читать отрывок из книги.

Почему, собственно, “Сахарный Кремль”? Это карамелька, которую на Рождество Государь дарит всем детям новой Москвы. В новой Москве царят монархия и опричнина, бродят блаженные и предсказывают “малую” и “большую” беду, смертная казнь, пытки и народная расправа в большом почете, мобильный называется “мобило”. Россия общается только с Китаем и Индией. Все это случилось после Смуты Белой и Смуты Красной и после того, как “жгли на площади Красной русские люди паспорта свои заграничные”.

— Это метафора нашей жизни, — рассказал писатель “МК”. — Антиутопия, или просто реалистическая проза, или фантазия на тему — как угодно. Русская власть очень приторна. Все в шоколаде. Но этот шоколад во многом горек.

— Для нас демократия невозможна? Голый тоталитаризм?

— Россия создана в XVI веке Иваном Грозным. По идее, в Мавзолее должен лежать не Ленин, а Грозный. Он создал вертикаль власти и разделение общества на опричников и остальных. Западный человек говорит: государство — это я. Мы говорим: государство — это они. Покуда есть эта модель, о какой демократии можно говорить? В каком виде спорта мы побеждаем всегда? Фигурное катание. Это и есть символ нашей жизни — на льду, который всегда может подломиться. Надо лавировать. Я хорошо катаюсь, но не люблю лавировать. Я всегда делал то, что я хочу.

— Как вам нравится быть дедом?

— Внук родился в августе, как и я. Мы Львы. Это особенное чувство. У меня с дедушкой были отношения лучше, чем с родителями, и я понимаю, как дед важен. У деда нет прав, и он всегда общается на равных. Мой дедушка родился в 1885 году. Мы ходили на охоту, когда мне было 18 лет, а ему за 80.



Партнеры