“Не факт, что мы возьмемся за российско-грузинский иск”

Эксперт МУС обрисовал перспективы громкого дела в интервью “МК”

24 августа 2008 в 18:13, просмотров: 434

Россия поддерживает сепаратизм на территории Грузии, и суд в Гааге должен принять меры для прекращения этих действий — такое требование вкупе с обвинениями РФ в “насильственной паспортизации жителей зон грузино-осетинского конфликта” и “этнических чистках в ЮО” звучат в обращении минюста Грузии к Международному уголовному суду (МУС) в Гааге. Известно, что позже в гаагский суд поступили и жалобы россиян относительно грузинских действий в период войны. Пока Россия и Грузия ведут борьбу на дипломатическом поприще, ожидая первого обсуждения своих исков в Гааге 8 сентября, “МК” решил выяснить позицию самих европейских юристов...

— Рассмотрение дел о возможных преступлениях в период военных действий состоит из 2 фаз, — говорит аналитик при канцелярии прокурора Международного уголовного суда в Гааге (МУС) Мэтью БРЮБАЧЕР. — Первая фаза — это подготовительная работа к началу расследования. Вторая фаза — собственно расследование возможных преступлений.

— Обращения России и Грузии будут рассматриваться судом отдельно друг от друга или вместе?

— Эти обращения — часть одного дела и рассматриваться будут вместе. Пока мы занимаемся подготовительной работой. Ведется активный сбор информации, приглашаются представители как различных международных организаций, так и самих стран — участниц конфликта для предоставления интересующей нас информации относительно того, что происходило в ЮО во время конфликта между Россией и Грузией. В ходе этой работы мы ищем основания для начала расследования военных преступлений.

— И каковы могут быть основания для проведения расследования?

— Расследование может быть начато в том случае, если мы будем уверены в достоверности информации о существовавших военных преступлениях, а также о тяжести этих преступлений. Кроме того, начало расследования МУС может быть отложено или вовсе отменено, если сами страны — участники конфликта ведут собственные расследования произошедшего. В этом случае мы скорее будем следить за ходом расследований в России и Грузии и подключимся лишь в том случае, если в том будет необходимость.

— Так какова все-таки вероятность, что МУС вообще возьмется за это дело?

— Пока сложно сказать. Все будет зависеть от того, как быстро мы сможем собрать необходимую для этого информацию и обработать ее.

— Вы уже получили интересующую вас информацию от представителей России и Грузии?

— На данный момент только Россия предоставила нам необходимые сведения, мы ждем того же от Грузии.

— В большинстве обращений российских граждан в гаагский суд звучит призыв о снятии Саакашвили с поста президента Грузии. МУС может включить это условие в свой вердикт?

— Только в стадии расследования МУС приглашает свидетелей для дачи показаний и идентифицирует личностей, причастных к военным преступлением. Поэтому говорить о наказании за преступления, которые еще даже не выявлены, было бы преждевременно. Так же, как и спекулировать по поводу того, чем обернутся для России обвинения Грузии…



    Партнеры