Гуд бай, Америка, гуд бай, Европа?

“Теперь Запад не может не принять Грузию и Украину в НАТО”

26 августа 2008 в 19:47, просмотров: 325

Ситуацию с признанием независимости двух республик нам прокомментировали известные политологи. Главный вопрос — какой в долгосрочном плане будет реакция Запада?

Игорь БУНИН, директор “Центра политических технологий”: “Прежде всего, подготовка программы включения Украины и Грузии в НАТО. Затем консолидация, ликвидация противоречий между радикально настроенными членами Североатлантического альянса, такими, как Литва, Эстония или Польша, и более умеренными. Вопрос сейчас заключается в том, решится ли НАТО совсем разорвать отношения с Россией. Не дают этого сделать пока проблема Афганистана, северный путь в который является наиболее надежным, и проблема глобальной безопасности”.

Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель аналитической группы “Меркатор”: “Если Россия действует сейчас по принципу “пан или пропал”, “никуда они от нашей нефти не денутся”, то Западу спешить некуда. Никаких силовых мер не будет. Будут резкие заявления, начнется долгая дипломатическая и юридическая работа, нервы они нам повымотают.

Что касается ближайших шагов, Запад теперь просто не может не принять в НАТО Грузию и Украину. Более того, начнется систематическое давление на Белоруссию, и Россия может получить там для себя большие проблемы: Запад будет играть на тяжелой экономической ситуации и стремлении Лукашенко к независимости. Вообще с республиками, которые раньше считались российскими сателлитами, проблемы усугубятся”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: “В первое время, я думаю, будут преобладать истерические реакции. Но неизбежно наступит понимание того, что Россия действовала в Осетии в соответствии с той же моделью реагирования, по которой действовали многие западные страны: Франция в Африке, страны Европы в бывшей Югославии.

Надо рассчитывать на адекватность президента Буша, все-таки он не Саакашвили. Америка не будет принимать провокационных мер. Понятно, что последуют всякого рода дипломатические недружественные шаги, прекращение визитов, программ… Но важна красная черта, которая, я думаю, не будет перейдена. Все-таки вряд ли Америка прекратит сотрудничество в области ядерного разоружения, а Россия вряд ли будет противодействовать операции НАТО в Афганистане”.

— Нет ли противоречий в признании независимости с известным планом Медведева—Саркози и как можно трактовать нынешнее заявление Президента России с юридической точки зрения?

Дмитрий ОРЕШКИН: “Во-первых, для Запада непонятен статус лидера Южной Осетии, мы считаем его демократически избранным, но в этих выборах не участвовало грузинское население республики. Во-вторых, российские миротворцы с юридической точки зрения являются оккупационными войсками, поскольку раньше они действовали по мандату СНГ, а Грузия из СНГ вышла. И теперь, конечно, потребует введения в зону конфликта другого контингента. Оставляя свои войска, мы нарушаем тем самым предложения Саркози, что ставит нас опять-таки в непростую дипломатическую ситуацию”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Признание не нарушает пункты плана Медведева—Саркози. В них содержатся гарантии безопасности народам Абхазии и Южной Осетии, являющиеся условием прекращения огня. Каким образом Россия может обеспечить эту безопасность? Миротворческих соглашений больше нет, новые блокируются Грузией и США, в ООН нас “завернули”, что оставалось делать? То есть Россия приняла все необходимые действия в рамках всех международных организаций. Причем признание независимости не исключает возможности дальнейших переговоров. И мы не оспариваем суверенитет Грузии как таковой, не претендуем на ее территорию”.

— С какими историческими прецедентами можно сравнить нынешнюю ситуацию?

Игорь БУНИН: “Основной прецедент — косовский. Отличие в том, что решение по Косову было принято, во-первых, после длительного обсуждения, а во-вторых, коалицией. Россия коалицию создать не в силах. Мы сделали некий эмоционально, конечно, понятный шаг. Больше всего он напоминает действия Турции в отношении Северного Кипра. Разница в том, что Турция находится в определенной системе отношений, входит в НАТО, а Россия одинока”.

— Может ли Запад “осложнить жизнь” признанных Россией республик?

Дмитрий ОРЕШКИН: “Республики, конечно, не признают. Их развитие станет возможно только за счет российского бюджета. Понятно, что по доброй воле бизнес, даже российский, туда не пойдет — слишком велики политические риски. В принципе с Абхазией и Южной Осетией страшного ничего не случится. Существует же Северный Кипр — не самый процветающий регион, конечно. Но люди живут”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Абхазии и Южной Осетии Запад не может осложнить жизнь практически никак. Преимущество слабых экономик как раз и заключается в том, что на них очень сложно оказать давление. А вот попытки создать экономические затруднения России, воздействовать на нас через финансовые институты со стороны США и их ближайших союзников могут предприниматься”.



    Партнеры