Игра в морской бой

Адмирал Игорь Касатонов: “В 92-м руководители России просто не смогли от ЧФ отказаться, мы им себя навязали”

27 августа 2008 в 18:24, просмотров: 627

Во время недавнего военного конфликта в Южной Осетии Черноморский флот России, чьи корабли барражировали у берегов Кавказа, снова оказался в центре скандала. Украина на весь мир заявила, что сделает все, чтобы не пустить корабли обратно на место базирования в Севастополь. К счастью, угрозы ими лишь и остались. О нынешней ситуации вокруг ЧФ, а также о том, какое будущее ждет флот, защищающий наши южные границы, “МК” расспросил бывшего командующего ЧФ РФ адмирала Игоря Касатонова. Игорь Владимирович как никто другой знает все проблемы флота: именно он руководил ЧФ, когда в 92-м году его делили между Россией и Украиной. О том, как Российская Федерация добровольно сдавала флот “незалежной” сразу после распада СССР и что будет с ЧФ после 2017 года, — в эксклюзивном интервью адмирала Касатонова нашей газете.

— Игорь Владимирович, на ваш взгляд, возможно ли нормальное существование Черноморского флота России в Крыму после новоиспеченных указов президента Украины Виктора Ющенко? Суть этих указов сводится к тому, что ЧФ фактически и шагу не может сделать без разрешения украинского руководства.

— Те законодательные акты, которые принял Ющенко, — акты односторонние, они внутренние. И на Черноморский флот распространяться не могут. Кто угодно может принять любые акты в отношении флота Мозамбика или Южной Кореи, к примеру. Но значение имеют только двусторонние документы, которые разработаны на основании переговоров и согласованы обеими сторонами. А то, что хочет Ющенко, просто противоречит международному морскому праву. Есть и другой момент. Каждый военный корабль обладает экстерриториальностью. То есть корабль — замкнутая государственная система, которая не допускает иностранцев. И корабль подчиняется только законам того государства, под чьим флагом он ходит. Никто даже не будет пытаться забраться на наши корабли, чтобы наводить там свой порядок.

Конечно, все эти законодательные акты — антироссийские, они еще раз демонстрируют русофобскую направленность руководства Украины. Это называется политиканство, потому что Ющенко прекрасно понимает, что его указы не будут выполнены, но его почерк — еще раз показать в чем-то свою решительность, особенно в проигранной вместе с Грузией авантюре. 

— Как должна вести себя Россия в связи со все больше и больше нарастающей агрессией прозападных политиков на Украине по отношению к Черноморскому флоту?

— Я хочу сказать, что Саакашавили непроизвольно, но тем не менее показал, что такое НАТО. И показал еще до того как Грузия и Украина успели туда вступить. НАТО настолько изменило сознание людей, так подготовило колониальную армию, армию людоедов, которые не считаются ни с чем и хотят, имея деньги и численное преимущество, подчинить себе маленькие народы. Эти показательные действия свидетельствуют о том, что Черноморский флот сейчас — наиважнейший в юго-западном стратегическом направлении. Это было еще в советское время, потому что вопросы геополитики не зависят от власти. Мы всегда были великой морской державой. А Кавказ всегда был российским. Как ни пыталась туда войти Англия, но российские руководители в XIX веке были настолько мудры, что 60 лет боролись за этот регион, неся огромные потери. Но они же не только воевали, они строили дороги, направляли в школы детей, учили горцев земледелию. И с точки зрения геополитики ЧФ принципиально важен для нас, поэтому его нужно усиливать, оснащать. Необходимо глобально изучить обстановку. Сюда должна подключиться наша наука, экономика, чтобы подумать, как это осуществить. 

— Какие недоработки есть в пресловутом Большом договоре и межгосударственных соглашениях по Черноморскому флоту?

— Когда составляли Большой договор, было очень непростое время, и этот договор был нужен в первую очередь Украине. Потому что статья 2 этого договора говорит о незыблемости границ Украины: обе стороны согласны и не имеют территориальных претензий. Этот документ должен был решить проблемы Черноморского флота, так как прямо перед его подписанием были подписаны три базовых соглашения по ЧФ. Но как только Украина получила Большой договор, она сразу же стала его нарушать. Например, статья 6 содержит требования, что ни одна из сторон не может вступать в союз с третьей стороной, усилия которой могут быть направлены против тех, кто подписывает этот договор.

И посмотрите теперь на союз с Грузией, которой Украина продала ракетно-зенитные комплексы. В них сидели украинские наводчики, инструкторы, операторы, которые сбивали российские самолеты. Что же получается? В Большом договоре есть много нюансов, и нечестный партнер может воспользоваться ими против нас.

— Когда есть такие соглашения, имеет ли право Украина делать такие недружественные шаги, как, к примеру, запрет на проведение полноценного военного парада или резкие заявления о том, что корабли, ушедшие во время грузино-осетинского конфликта к берегам Абхазии, не пустят обратно на место стоянки в Севастополь?

— Сразу хочу сказать, что Черноморский флот находится в Севастополе не потому, что того захотел или не захотел Ющенко, а потому, что он находится там исторически. И сейчас он находится там на основании тех норм и соглашений, которые заключаются между цивилизованными государствами. Там причалы, инфраструктура, семьи военных — полная социальная обеспеченность. И эта система имеет большое значение и для самого города и его жителей. Взять хотя бы то внимание, которое российское руководство уделяет Севастополю. Поэтому говорить о том, что кто-то не пустит флот, — значит формировать новый участок напряженности, собирать демонстрации. Никто не позволит, чтобы корабли ЧФ не пустили в Севастополь. Этого по определению не может быть. К искусственной эскалации конфликта относятся и попытки сорвать парад в честь 225-летия основания флота. В таких ситуациях России нужно проявлять большое терпение и спокойствие. Подобные мелкие пакости показывают мелочность партнера, но ни в коем случае не его уровень. Мы знаем украинского президента и знаем, что в большой степени он блефует. Зачем только ему заниматься самовозбуждением, когда в стране столько других проблем? Надо быть снисходительными и к проискам некоторых украинских политиков. 

* * *


— Игорь Владимирович, вы были командующим Черноморским флотом, когда его делили. Напомните как очевидец, как это было? Допустила ли Россия какие-то ошибки при разделе ЧФ и согласовании вопросов по его пребыванию на территории Крыма?

— Все это происходило 16 лет назад, и мало кто помнит, как именно это было. 8 декабря 1991 года случилась Беловежская пуща. А уже 11 декабря тогдашний президент Украины Леонид Кравчук объявил командующим трех округов и мне, как командующему флотом, что мы Москве больше не подчиняемся, а подчиняемся Киеву. Вообще-то все было правильно, потому что восьмого числа было принято политическое решение, как разделить то огромное богатство, которое свалилось на голову этой тройке (Ельцин, Кравчук, Шушкевич. — Е.П.), ну и всем остальным, кто был в составе СССР. Они решили разделить по административным границам и дать суверенитета сколько возьмут. Украина это сделала в первую очередь. Ей достались готовые вооруженные силы, система госбезопасности, космические войска, стратегические войска, ПВО, ВВС и т.д. Ведь на Украине была самая мощнейшая стратегическая группировка первого эшелона — 700 тысяч человек. И все это перешло Украине. Россия со всем согласилась, остался только один маленький штрих — надо было принять украинскую присягу. Все эти войска находились в правовом поле Украины, и никакая другая юрисдикция не действовала. И ни Главный морской штаб, ни Генеральный штаб, ни один политик не подали голоса в защиту хоть какой-то структуры: авиации, РВСН, ВМФ. На тот момент я недавно был назначен командующим Черноморским флотом. Что мне оставалось делать, когда я осознал, что же происходит? Подчиниться, чтобы Россия потеряла Черноморский флот? Ни в коем случае! И я вместо Бориса Николаевича Ельцина принял другое политическое решение — я объявил, что ЧФ российский и что мы подчиняемся министру обороны Шапошникову и Чернавину, главкому ВМФ. После чего дал конкретное указание своим подчиненным — украинскую присягу не принимать.

— Сколько же человек его выполнили?

— Весь флот. Семьдесят тысяч моряков выполнили мой приказ. “Потери” составили 7%. И теперь Россия должна была принять своих сынов обратно. Благодаря средствам массовой информации нам удалось повернуть общественное мнение, и Ельцин почти сдался. Но чтобы ввести ЧФ в правовое поле России, нужно было создать правовую базу, отработать переговорный процесс. Чем я и занимался, хотя надо признаться, что это значительно превышало уровень моих полномочий и возможностей. Но так как мы звонили во все колокола, постепенно дело пошло. Самым главным оппонентом была служба безопасности Украины, бывший КГБ, у которого осталась своя агентура, в том числе и на Черноморском флоте. Флот пытались заморить голодом, лишить денег, лишить призывников. Я был под угрозой суда. Но под суд отдать не могли — я объявил себя российским гражданином. Россия при пассивности того руководства во главе с Борисом Ельциным и при бурной деятельности украинского лобби в Москве, которое готово было отдать и два флота, только бы дружить с Украиной, едва не потеряла ЧФ.

В апреле 92-го Кравчук издает указ о переподчинении ЧФ Украине, и, слава богу, наконец зашевелилась Москва.

Ельцин выдает свой указ о том, что Черноморский флот переходит под юрисдикцию РФ. Интересная ситуация: указ на указ. И какой из указов выполнять, принимал решение я. Естественно, я выбрал российский. Через сутки оба указа были отменены, и начались переговоры. Дагомысское соглашение, подписанное в июне 92-го года Кравчуком и Ельциным, определило, что ЧФ остается в Севастополе. А в Ялтинском соглашении, подписанном 3 августа, Президент России гарантировал нам гражданские, политические, социальные и экономические права. Переговоры шли очень тяжело. Это фантастика, но после распада СССР корабли ЧФ еще пять лет плавали под советским флагом. Не было даже какого-то промежуточного решения. Тогдашние руководители РФ просто не смогли от нас отказаться, мы им себя навязали.

Потому сейчас умалчивается, как было на самом деле. России должно быть стыдно за то, что в 1991-м она сдала Черноморский флот Украине. Давайте вспомним, что во всех коллизиях на Кавказе и на Балканах ЧФ участвовал больше сорока пяти раз! И я горжусь, что флот вернулся в Россию незапятнанным, со своими знаменами, реликвиями и традициями.

* * *

— Как вы считаете, какое будущее ждет Черноморский флот? Что будет с ним после 2017 года, когда закончится срок действия соглашений?

— Дата — 2017 год — больше для политиков, для националистически озабоченных русофобов. ЧФ в Севастополе навсегда, недаром матушка Екатерина II его туда поставила. Другое дело — надо заниматься флотом, укреплять его юридический статус, правовую базу, которая по сей день отработана очень плохо. А в глобальном смысле ЧФ есть и будет. И база его останется в Севастополе, вторую построят в Новороссийске, в Туапсе, а может, и в Сухуми, если появится такая необходимость. И оснащен флот будет современнейшими кораблями и новейшими системами вооружения. Уже приняты кардинальные решения. Во многом благодаря Саакашвили, который, будучи истеричным человеком, всем преподал урок, что такое НАТО. И ЧФ будет тем, чем он должен быть на заре XXI века. Никуда он не уйдет.

— Недавний боевой выход флота к берегам Кавказа поднял дух морякам? Ведь уже столько лет ЧФ ассоциируется только с политикой и попросту стал ее инструментом.

— Нет худа без добра. Конечно, война не основная задача флота. Но черноморцы действительно испытали эмоциональный подъем. Ведение боевых действий показывает работу всех звеньев внутренней государственной системы. Наши руководители приняли самое правильное решение. И дальше все пойдет так, как надо.



Партнеры