У российских олимпийцев есть достойные “пара”

Сеодня утром лайнер с российской сборной инвалидов приземлился в столице Олимпийский игр.

29 августа 2008 в 16:32, просмотров: 1177

А накануне паралимпийцев проводили в Китай репортеры “МК”.

Сборная прибыла в Музей Великой Отечественной войны аж за час.

— Мы ведь необычные люди. У одних проблемы с позвоночником, у других — со зрением, рассчитывать время приходится заранее, иначе опоздания не избежать, — объясняет свое раннее появление одна из участниц Паралимпийских игр.

Спортсменов я опознавала по гвоздике — каждому олимпийцу выдавали на входе цветок — и по темно-синему пиджаку с эмблемой. Подхожу к девушке невысокого роста. Интересуюсь, какой вид спорта она представляет.

— Настольный теннис, — ничуть не смущается моей неосведомленности волжанка Наталья Мартьянова. — В детстве я пережила серьезную травму позвоночника. Если бы не спорт, моя жизнь вообще не имела бы смысла. Семь лет назад начала профессионально заниматься настольным теннисом. И вот сегодня меня включили в состав сборной.  

— Вам уже рассказали про условия проживания в Пекине?

— Поселят нас в той же Олимпийской деревне, где жили здоровые олимпийцы. Правда, они занимали три корпуса, а для инвалидов выделили всего один. Лично мне очень хочется оказаться в номере наших теннисисток. Думаю, там должна быть особенная аура. Также для паралимпийцев разработали специальное меню. А еще всем настоятельно рекомендовали не пробовать местную кухню.

— На “золото” рассчитываете?

— Команда по настольному теннису входит в тройку фаворитов. С нами выступает Овчинникова, которая стала третьей на чемпионате Европы.  

— Много врачей с вами едут?

— На одну команду положено всего по одному врачу.

 
— Сколько денег обещали за золотую медаль?

— 100 тысяч долларов. Так что есть за что бороться. Такая огромная сумма является для каждого из нас существенным подспорьем.

Рядом высокая женщина шепчет своей подруге:

— Смотри, вон сидят гребцы из Питера, мы на прошлой Олимпиаде встречались. Отличные парни, так что в Пекине скучать не придется, — улыбается она.

Заметив меня, тут же делает серьезное лицо.

— Нет-нет, мы интервью не даем, — машет руками. — Знаете, дзюдоисты уж больно суеверные. Одна из плохих примет — разговаривать перед выступлением с журналистами.

Однако ее коллега, слабовидящая девушка, отступила от этого правила.

— Я не верю в приметы, — говорит уроженка Екатеринбурга Екатерина Бузмакова. — Ковер — непредсказуемая штука! Здесь никаких гарантий давать нельзя! Если все получится, победу я посвящу полуторагодовалой дочке.  

— А где паралимпийцы планируют отмечать победу? Может, для вас выстроили что-то типа “Русского дома”?

— Честно говоря, я ничего об этом не слышала. Скорее всего, обмывать медали будем в гостиничных номерах.
Пока мы беседовали, в центре внимания оказалась группа колясочников.

— Это наши фехтовальщики, — останавливается рядом со мной тренер Александр Касатов. — На Олимпиаде они выступают впервые. Это их дебют. От нашей сборной едут пять человек. Рейтинг у ребят довольно высокий. Нам прогнозируют 4—5-е место. Я сам понимаю, что выше мы вряд ли поднимемся. В Китае будут выступать такие монстры! Лично я на победу своих не настраиваю. Говорю: покажи что можешь. Ведь никто из наших фехтовальщиков раньше не занимался профессиональным спортом. Например, один паралимпиец получил травму на службе в армии. Теперь передвигается на коляске. До этого юноша собирался поступать на юридический факультет. А вот наша фаворитка в прошлом профессиональная певица.

— Наверное, тяжело работать с непрофессионалами?

— Конечно. Они как дети, которых только привели в спортшколу. Паралимпийцы воспринимают игры как праздник, а не как жестокую борьбу. Также дисциплина у ребят хромает. В отличие от профессиональных спортсменов понятие режима у них отсутствует. Они запросто могут опоздать на тренировку или явиться на стадион в джинсах. Конечно, приходится закрывать на такие мелочи глаза.  



Партнеры