Прощание с юмористом

Невульгарный смех Бориса Брайнина

29 августа 2008 в 15:30, просмотров: 909

Не дожив года до 70, умер Борис Брайнин. Его можно смело назвать классиком юмористики, причем скромным классиком, что не слишком типично для представителей этого любимого народом жанра. Он не предпринимал усилий раздуть свой имидж, не стремился протиснуться в первые ряды, имя его не гремело, однако для знатоков и подлинных ценителей невульгарного смеха оно воспринималось бесспорным камертоном. Бессменный автор знаменитого “Клуба “12 стульев” “Литературной газеты” и лауреат премии “Золотой теленок”, Борис первые свои произведения публиковал в “МК”. Выпустил несколько книг: “Слово предоставляется”, “Прошу высечь”, “Роли исполняют”, “Прибамбасы в шампанском”…

Я побывал у него в начале лета. И, конечно, не думал, что видимся в последний раз. Спросил, каковы творческие успехи. Борис произнес: “Ночью он глядел на звезды и думал: страшно далеки они от народа…” Я расхохотался. В этом смешении, сближении, казалось, несочетаемого был весь Брайнин.
Прощаясь с Борисом Брайниным, перечитаем его “нетленки”, как он сам шутливо называл свои творения.

Борис БРАЙНИН
Вам — перевод

Недавно я прочитал на английском языке нашего “Дядю Степу”. Признаться, я с трудом его узнал. Я перевел этот перевод обратно на русский, и вот что у меня получилось.

В доме восемь дробь один
(Угол пятой авеню)
Жил высокий господин
Со своею инженю.

По фамилии Степанов
И по имени Степан,
Из районных графоманов
Самый главный графоман 1.

Все Степана уважали —
Лишь покажется вдали,
Ребятишки окружали:
— Где достали джинсы “Ли”?

Правда, вот на Общем рынке
Он не смог купить ботинки.
Ведь таких размеров шьет
Только фирма “Скороход”.
Но зато на стадион
Проходил бесплатно он:
Билетерши расступались —
Думали, что он — Кобзон.

И на Н-ской полигон
Приходил свободно он,
Потому что все должны
Видеть армию страны…

От ворот и до ворот
Знал в районе весь народ,
Где работает Степанов,
Где прописан, с кем живет.

В день аванса он в бистро
Выпивал стакан ситро,
Так как пьяных джентльменов
Не пускают на метро…

Что случилось? Что за крик?
Это тонет биржевик.
Помогите человеку —
Он не заплатил по чеку.

На глазах у всех зевак
Вдруг подъехал “Кадиллак”.
Дяде Степе к дню рожденья
Подарил его Третьяк 2.

Для Степа дал сигнал,
Запер дверцы, щетки снял
И в Гудзон легко и просто
Прыгнул с Бруклинского моста.

— Это необыкновенно, —
Все кричат ему с моста. —
Вам, товарищ, до колена
Все опасные места.

Жив, здоров и невредим
Мистер Джимми Болдуин.
Впредь не будет этот сэр
Клеветать на СССР.

Правда, вот от мокрых дел
Дядя Степа приболел:
У него неважный вид —
Голова слегка дрожит,
Кашель, грыжа и чесотка,
Гайморит и менингит…

В процедурной смех и шепот,
Рты, понятно, до ушей —
За стеною дядя Степа
С направленьем от врачей.
Вот снимает от штаны
Небывалой ширины,
Вездеходы-башмаки,
Безразмерные носки,
Галстук-бабочку, подтяжки.
Весь разделся догола.
Остается лишь в рубашке,
Той, в чем мама родила.

В дверь сестра вошла без стука,
Рот раскрылся сам собой,
Вот так номер, вот так штука —
Здесь не справиться одной.

Тут вошли как на подбор
Сразу двадцать медсестер,
Двадцать крепких молодиц
И в руках у каждой шприц 3.

— Сэр, мы просим вас нагнуться.
Встаньте так, как моют пол… —
А о том, что было дальше,
Знает только Интерпол.

1 Непереводимая игра слов. Здесь, видимо, имелось в виду аристократическое происхождение дяди С.
2 А здесь имеется в виду не бывший главком ракетных войск Иван Моисеевич Третьяк, а прославленный хоккеист.
Тоже армеец.
3 Одноразовый (естественно).



    Партнеры