Подайте на пропивание

Как столичные студенты эксплуатируют на паперти чувство юмора

31 августа 2008 в 17:14, просмотров: 571

“Хочу грудь, как у Анны Семенович. Подайте на операцию” — картонка с надписью прикрывала верхнюю часть тела стройной девушки. “Капусту ешь!” — хохотнула хором стайка студенток.

Их ровесники мужского пола щедро ссыпали в корзинку для подаяний десятки, полтинники и даже сотни с написанными на них номерами телефонов: “Когда накачаешь, позвони”.

Среди московской молодежи стало модно собирать деньги подобным способом: встать со смешной табличкой посреди улицы или в подземном переходе.

И чем забавнее надпись, тем выше “гонорары”.

А яйца где? В гнезде…

Сидя на куче веток, два молодых человека внимательно наблюдали за спешившими домой москвичами. Большинство пробегало мимо, но тех, кто, прочитав “Высиживаем яйца, помогите прокормить цыплят”, бросал в коробку денежки, тоже было немало. “Спасибо”, — с искренней улыбкой сказали ребята, когда мы подали им десять рублей.

— А яйца где?

— В гнезде, — указывая на груду веток, ответили мальчишки.

Виталий Шаркаев и Ярослав Антонов сидят на улице каждые выходные. В “копилке” сегодня лежит около трехсот рублей. “День неурожайный, — признается Виталий. — Мы уж думали, что до вечера необходимую сумму соберем и уйдем. Но, видно, еще в следующий уик-энд посидеть придется”. 18-летним “наседкам” позарез нужна новая бас-гитара.

Чтобы на нее заработать, юные участники панк-группы, закончив в этом году школу и поступив в институт, пошли работать курьерами. Первой зарплаты на инструмент не хватило, пришлось в свободное от работы время промышлять на паперти.

— Если просто так просить денег, то нам никто не подаст, — рассказывает Ярослав. — Здесь нужно соригинальничать.

Идею “гнезда” молодые музыканты подсмотрели на молодежной фотовыставке. На одном из снимков герои точно так же сидели на куче веток с табличкой “Тише, идет эксперимент”. Парни с упоением начали описывать лучшие фотографии с биеннале и доказывать, что в России очень талантливая молодежь, которой надо помогать. Им самим на финансовую подмогу рассчитывать не приходится, никто не хочет вкладывать средства в одаренных панков, поэтому и пришлось обратиться к “добрым людям”.

В этот момент к самодельному насесту подошла старушка.

— Ну чего вы тут сидите, заработок у нормальных попрошаек отбираете! Тьфу! — бабуля прошаркала мимо, все еще ворча под нос, что “молодые совсем распустились”. Дальше, видимо, последовало: “Сталина на них нет!”, но этого мы уже не слышали, потому что Виталик начал рассказывать, как часто прохожие читают им лекции на тему: “Стыдно в таком возрасте дурью маяться”.

— А в каком же тогда можно?! — возмущается Виталик. — Раньше родители контролировали, потом проблемы жизненные начнутся…

Свои лучшие годы Ярослав и Виталик хотят потратить на то, чтобы ни им, ни окружающим не было скучно.

— Ведь мы не просто деньги собираем. Мимо проходят сотни мрачных людей, но как прочитают про цыплят — улыбнутся.

Из дорогой машины вышел мужчина и кинул ребятам полтинник. “Обычно я не подаю никому, но тут не удержался”, — смеясь, пояснил бизнесмен Анатолий.

Ребята жалуются, что чувство юмора у нашего народа страдает. Иногда сердобольные старушки и наивные девочки, принимая розыгрыш за правду, советуют сдать бедных цыплят на птицефабрику или, на худой конец, отвезти в деревню. А однажды вместо денег в коробку положили пакет пшена на корм птичкам.

— Мы из него потом две недели кашу варили. Здорово!

Панки против понтов

— По-хорошему тебе говорим — убери картонку! Она призывает к насилию, а это запрещено! — люди в погонах уже в который раз подходят к Стасу Шкелю, держащему в руках табличку “Помогите панкам на убийство Тимати”.

Стас покорно сворачивается и переходит в другое место. Привлечь его могут максимум за “хулиганку”, но, как признается сам “агрессивный панк”, связываться неохота. На вопрос, чем ему не угодил российский рэпер, Стас отвечает, что конкретно Тимати ему “по барабану” и “мочить” он никого не собирается. А надпись — это протест против всей “фанерной” эстрады. В стаканчике молодого правдоруба значительная кучка денег — получается, что бороться с системой выгоднее, чем просить, к примеру, на операцию для мифического младшего брата. “Мне много не надо, — признается неформальный попрошайка, — подсобрать бы деньги на бутылку воды — и хорошо, а то жарко очень”. Если посчитать подаяния за день, то к воде можно будет добавить даже бутерброд с икрой. Но Стас с насиженного места сходить не собирается: “Чем дольше просижу, тем больше людей мою табличку увидят. А я ведь не один такой по Москве! Вот потихоньку и вдалбливаем в головы населения, что уважающие себя люди не должны слушать такую музыку. Может, лет через 5—10 все изменится”.

Юная девушка дает в руки Стасу 20 рублей. Говорит, что парень понравился — симпатичный очень. “Я вообще-то только музыкантам подаю, считаю, что они заслужили. Но этот очаровашка тоже ведь старался, надпись забавную придумал”, — признается абитуриентка Юлия.

Вновь появившиеся милиционеры энтузиазма Юли не разделили. Пришлось Станиславу снова менять место дислокации. “Так часто гоняют, потому что имя рэпера им знакомо”, — хмурится панк. Знакомый Стаса как-то сидел в центре города с табличкой “Помогите на киллера для эмо”, так к нему стражи порядка подходили только за тем, чтобы узнать, кто такой Эмо и почему его обязательно нужно убить.

Хроника дня попрошайки

Корреспонденты “МК” тоже заготовили несколько табличек со смешными просьбами. Какая из них “сработает” лучше, мы решили проверить на улицах Москвы.

12.08, подземный переход возле станции метро “Улица 1905 года”.

Зачем могут быть нужны деньги молодым девушкам с приятной внешностью? Вспомнив об обидной “тройке” по литературе в конце года, аккуратным почерком вывели на картонке надпись: “Подайте на новые мозги”. Уже через пять минут в неизменном атрибуте попрошайки — пластиковом стаканчике — лежали первые десять рублей. Дядечка в очках — сразу видно, что очень умный, — кинул купюру и пожелал удачи. “Если бы было возможно, я бы своими мозгами поделился, но увы… Поэтому возьмите деньги”, — на прощанье сказал он.

Когда к нам подошел молодой человек и спросил, сколько удалось заработать, мы напряглись. Оказалось, “коллега” — едет к памятнику Пушкина клянчить на пиво. Он-то и дал нам “профессиональный” совет: десятки нужно спрятать, оставив в стаканчике только мелочь, — подавать будут лучше.

Милая старушка, шевеля губами, несколько раз прочитала надпись на картонке. Смысл слов до нее доходил долго. “А что вы будете делать со своим настоящим мозгом?!” — наконец возмутилась она. “Заменим жесткий диск и увеличим оперативную память”, — вежливо объяснили мы бабушке. Добрая улыбка на лице погасла. “Чаво?” — спросила женщина и поспешно ретировалась.

Спустя час наша “добыча” равнялась 56 рублям и 3 копейкам.

14.46, старый Арбат — “хлебное” место для всех попрошаек Москвы.

На этот раз решено было “тюнинговать” внешность. “Слава Дженнифер Лопес не дает покоя. Подайте на операцию по увеличению попы”, — взывали мы к прохожим. Несмотря на то что большинство граждан праздно прогуливалось и никуда не торопилось, внимания на нас обращали мало. Как ни оригинальничай, попрошайки на Арбате — привычная картина. Только две добрые женщины остановились, но вместо денег преподали урок — рассказали о вреде силикона и заверили, что филейная часть у нас ничуть не хуже.

Девушка весом в центнер молча протянула шоколадку. “Вырастет”, — через плечо бросила она. А вдруг не в том месте вырастет? Плитка отправилась в рюкзак — отнесем коллегам.

Вдруг от толпы отделилась колоритная парочка: подвыпившие и неделю не мывшиеся существа среднего пола мутными глазами посмотрели на табличку и истерически расхохотались. Пошарив в карманах, бросили в стаканчик горстку монет.

К сожалению, это были первые и последние заработанные на Арбате деньги: пока прохожие нас игнорировали, остальные “бывалые” попрошайки терпели “несанкционированное” присутствие конкурентов. Но как только в “копилке” зазвенели первые подаяния, на нас обрушился праведный гнев “коллег”. Удирали мы дворами, бросив ненужную картонку в ближайшей урне.

Через 20 минут “работы” мы унесли 75 копеек и плитку шоколада.

16.23, угол дома №9 на Тверской.

“Подайте на билет до Голливуда” — гласила наша табличка. “А че не на Канары? Ха, только б не на нары!” — упивается своим “потрясающим” чувством юмора мужик с выбитым передним зубом. “Ишь какая, в Голливуд захотела!” — бурчит под нос обиженная дамочка. То ли на Тверской люди более внимательные, то ли надпись “цепляла”, но реагировали на нас бурно. Проходящие мимо бабушки бросались непечатными словами, одна даже грозилась вызвать бригаду из Кащенко для “оказания экстренной помощи”. Женщины морщили носы, и никто из них так и не кинул ни одной монетки. Мужики были более щедрыми: если не одаривали купюрами, то звали с собой и в Канны, и в Сочи, и даже в Магадан. Кто-то предлагал помочь пробиться на большую сцену здесь в Москве, кто-то советовал собирать деньги на пляже или в аэропорту “Шереметьево” — шансов подзаработать больше.

— Слушай, милая, ну хватит уже гнать, пошли лучше с тобой в ресторан, — предлагает мужчина в спортивном костюме.
Выслушав категорический отказ: “Извините, я не могу, я зарабатываю на билет!”, гражданин отвернулся и… пошел дальше, так и не положив в стаканчик денежку. Похожая история повторилась не раз. На вопрос, почему же не подали, мужчины объясняли, что не хотят “отпускать такую красивую девушку из Москвы”.

— А вы не подскажете, где здесь американское посольство? — спрашивает пожилая пара. Первая мысль: пошутили, поэтому мы обиженно молчим. Оказалось, им действительно нужно в посольство, и раз уж мы просим милостыню на билет до Калифорнии, то наверняка знаем, где эта контора находится.

— Вы английский-то знаете, а? — усмехается парень в деловом костюме.

— Yes, of course. We speak English perfectly (“Да, конечно. Мы владеем английским в совершенстве”), — отвечаем мы.

— С такими-то мозгами… и на Тверской! Ужас! — бросает молодой человек и уходит.

Вдруг в нашу сторону чинным шагом направляется группа милиционеров. Судорожно прятать табличку глупо — уже заметили. Поэтому стоим и улыбаемся во все тридцать два зуба. “Совсем уже обнаглели! Раньше хоть картонки прятали”, — ругаются люди в погонах, но не останавливаются.

За два часа на Тверской мы заработали 218 рублей и 1 английский цент. А еще говорят, что москвичи черствые и жадные…



Партнеры