ФСБ реабилитировала Солженицына

Книгу про президента написали под чаек

3 сентября 2008 в 18:47, просмотров: 647

ВВЦ превратился в бушующий муравейник. Нынешнюю книжную ярмарку Михаил Сеславинский назвал “саммитом”, а президент Дмитрий Медведев в приветственном письме — “сентябрьским собранием сочинений”. День первый — самый государственный и лирически-печальный. Здесь и президент Медведев, правда, в книжном варианте, и лично присутствующие вдовы писателей — Солженицына и Приставкина.

Событие государственное. Презентация книги Николая и Марины Сванидзе под лирическим названием “Медведев”.

— У нас было 8 встреч, 8 бесед в его резиденции до выборов и в другой резиденции — после, — сказал Сванидзе. — Под чаек, под виниловые пластинки с записями тяжелого рока. Не было никаких рамок, ограничителей, просьб с его стороны — “на эту тему я не хотел бы говорить…”

— Неужели все так гладко? Даже скучно.

— Ну разве только раза два Дмитрий Анатольевич сказал: “Мне не хотелось бы, но я отвечу…” Вообще, задачи такой — узнать его характер — не было. Другая задача стояла — чтобы на бумаге осталось то, что он говорит, и наши впечатления, вписывающие его в исторический контекст России.

— Вы спрашивали, есть ли у нашего президента исторические кумиры?

— Грозного и Сталина он не называл. Столыпин, Витте… Но кумиров у него нет.

Как сказал Сванидзе, президенту книга понравилась.

Событие поминальное. Оно началось еще до официального открытия ярмарки. Презентацию последней книги покойного Анатолия Приставкина “Король Монпасье Мармелажка Первый” проводила его супруга Марина, которая рассказала “МК”, что рукопись была сдана в печать через три дня после похорон, и за 40 дней, “пока его душа еще была с нами, получилась книга”.

Торжественное открытие было более чем торжественным, маршировали соблазнительные барабанщицы, летало конфетти…

Событие мемориальное. Наталья Дмитриевна Солженицына с Михаилом Сеславинским посетили стенд памяти Александра Исаевича. Она в черном, но глаза светятся, как и всегда.

— Одно и то же лицо, — говорит она, глядя на портреты мужа в детстве и в молодости, — пока без бороды — одно и то же лицо…

Сеславинский сообщил супруге великого писателя, что вскоре ФСБ вернет ей вещи Солженицына, взятые при аресте: военный билет, удостоверение личности, отзыв Лавренева о его творчестве.

— Это хорошо, спасибо, но все это касается капитана Солженицына, а не писателя. Он считал, что главное — книгу написать и издать.





Партнеры