ЕГЭ рассыпается на части

Власти начали сомневаться в правильности Единого госэкзамена

3 сентября 2008 в 16:56, просмотров: 417

Назначенная на 1 января 2009 года полная и окончательная победа ЕГЭ становится реальностью: с начала учебного года на нее работает вся система образования страны. Однако пугает эта перспектива не только учащихся, родителей и учителей, но, похоже, и образовательных чиновников. Получив ужасающие результаты экзаменационной кампании этого года, власти начали искать пути к отступлению.

Пока тотальный ЕГЭ оставался отдаленной перспективой, игнорировать его слабые стороны и прямые провалы было легко. Но едва дошло до дела и замаячили реальные последствия всеобщей ЕГЭизации, организаторы забеспокоились. И неспроста. Итоги ЕГЭ 2008 года убедительно показали, что в выбранной модели больше минусов, чем плюсов. А с переходом Единого госэкзамена в штатный режим негатив лишь усугубится.

Во-первых, школа окончательно переключится с обучения детей на их подготовку к тестам, после чего на среднем образовании можно будет окончательно поставить крест.

Во-вторых, вузы лишатся возможности самостоятельно набирать талантливых студентов, а значит, высшее образование хоть и чуть позже, но все равно разделит судьбу среднего.

В-третьих, не менее четверти выпускников (по некоторым оценкам, до половины) будут выходить из школы без аттестатов о среднем образовании и без каких бы то ни было жизненных перспектив. А все из-за того, что на ЕГЭ получили два балла. Уже в этом году таких бедолаг было бы около четверти, если бы не правило “плюс один балл”, которое действовало последний раз.

Это уже не просто коллапс системы образования, а заявка на социальный взрыв. И власти начали нащупывать пути к отступлению.

Вначале прекратились разговоры о пользе ЕГЭ для школьников. Оно и понятно: продолжать их, когда выяснилось, что ни коррупция, ни репетиторство, ни экзаменационные стрессы никуда не делись, а количество иногородних студентов увеличилось лишь на несколько процентов, и в самом деле как-то неловко. В итоге официальные достоинства Единого госэкзамена накануне его триумфальной победы свелись лишь к “объективности оценок”. Именно “благодаря ЕГЭ, — подтвердил министр образования и науки Андрей Фурсенко, — мы получили объективную картину: четверть выпускников школы не знают математики и еще столько же русского — государственного языка страны”. Во всем остальном министр согласился с оппонентами нынешней версии ЕГЭ.

Он неожиданно признал, что ЕГЭ в качестве инструмента проверки знаний отнюдь не совершенен, поскольку “выявить очень способного человека не поможет, а способен определить только средний и нижний уровни знаний”.

Кроме того, глава Минобрнауки впервые публично опроверг своих коллег, годами твердивших, что никакой особой подготовки к Единому госэкзамену не требуется и что если кто какой предмет знает, то сдаст его в любом виде. “Ребят стали натаскивать на сдачу ЕГЭ. А ведь главное — не экзамен, а знания, необходимые для дальнейшей жизни”, — констатировал он.

Идею перенести ЕГЭ в 9-й класс, чтобы определить, кому и чем стоит заниматься, идти ли в науку или нет, г-н Фурсенко назвал неплохой, однако все это лишь проекты. Реально же пока сделано только одно: разрешили принимать в вузы через победу в вузовских олимпиадах для школьников. Как уже писал “МК” в номере за 1.09.2008 г., раньше без экзаменов поступали только победители Всероссийской олимпиады школьников.

По некоторым данным, как раз сейчас Минобрнауки изучает предложение экспертов разрешить вузам, кроме рекрутов-олимпийцев, набирать по своему усмотрению еще и талантливых ребят, не запасшихся пятерочными свидетельствами ЕГЭ или дипломами победителей олимпиад. Они могут составить до 5% общего набора. И если это произойдет, то вместе с олимпиадниками таланты-самоходы дадут уже до 20% зачислений. А с учетом узаконенных в некоторых вузах дополнительных испытаний (сейчас Минобрнауки собирает такие заявки и можно не сомневаться, что их подадут все) — от четверти до трети. Таким образом, по крайней мере для высшей школы Единый госэкзамен останется единым только формально.

Что ожидает среднюю школу, предсказать сложнее, и прежде всего из-за неясностей с возможной отменой ЕГЭ по математике. “Отмену ЕГЭ вообще можно только приветствовать, — заявил “МК” зампред московской городской предметной комиссии Андрей Семенов. — А вот идею отмены исключительно экзамена по математике иначе чем бредовой не назовешь. Едва он исчезнет, предмет сразу перестанут изучать, как это случилось с геометрией, не представленной в перечне экзаменов в форме ЕГЭ. А без математики начнется спад по всем дисциплинам, кроме гуманитарных, например по физике и химии”. Хуже того, у детей не будет развиваться умение логически рассуждать, а оно необходимо для построения отношений в любой сфере, включая взаимоотношения с другими людьми”.

“Ненужные” для сдачи в виде ЕГЭ предметы и в самом деле стремительно исчезают из школьной программы. Физики, например, рассказал “МК” директор Московского центра непрерывного математического образования Иван Ященко, реально нет уже в четверти школ. А если исчезнет еще и математика, последствия для страны будут самыми плачевными, и в том числе в вопросах обороноспособности: “Чтобы воевать высокотехнологичным оружием, нужны солдаты, способные прочитать и усвоить инструкцию по его применению. А без знания математики это немыслимо”.

Эксперты не сомневаются: экзамен по математике на выходе из школы необходим. Но совсем не такой, как нынешний ЕГЭ. Одиннадцатиклассники сплошь и рядом не могут решить простую арифметическую задачу типа: “Сколько упаковок йогурта по 6 руб. 60 коп. можно купить на 25 руб.?” А их заставляют сдавать ЕГЭ по алгебре и началам анализа наравне с теми, кто пойдет учиться дальше в технические вузы. Именно это, по словам специалиста, и нужно срочно ломать.

Прежде всего, Минобрнауки должно поменять положение об итоговом экзамене, заменив оторванный от жизни и страдающий завышенными требованиями ЕГЭ по матанализу экзаменом по математике. Его-то в качестве итогового и должны сдавать все выпускники школы. Причем обязательно по разным уровням — базовому и профильному. Задачи профильного уровня, естественно, должны быть сложнее. А вот базовые, предназначенные для гуманитариев и тех, кто не собирается учиться дальше, должны представлять собой простые арифметические задачки. Если школа научит ребят решать задачи своего уровня, ее миссию можно считать выполненной. Впрочем, когда ученик не сомневается в нужности того, чему его учат, выполнить ее будет несложно.

Пойдут ли чиновники на то, чтобы во имя целесообразности подорвать монополию ЕГЭ и в средней школе, сказать трудно. Но разделить с обществом ответственность за перемены они явно не прочь. По словам Фурсенко, вскоре по проблемам образования “пройдет широкое общественное обсуждение. И в том числе — в связи с ЕГЭ по математике. По его итогам и будем решать, как его лучше проводить”.



    Партнеры