Осетинский бумеранг

В Цхинвале возобновляется выпуск газет

4 сентября 2008 в 18:12, просмотров: 344

Вчера в редакции “МК” прошла встреча главного редактора газеты “Южная Осетия” Залины Цховребовой и редактора информационного отдела при государственном Комитете по информации и печати Южной Осетии Ланы Парастаевой с Председателем комиссии Общественной палаты по СМИ, главным редактором “МК” Павлом Гусевым. Как работали журналисты в осажденном Цхинвале и почему Грузия била нас на информационном фронте, рассказали южноосетинские коллеги.

Залина Цховребова:

— Первая кровь пролилась первого августа, и к началу войны в городе уже находились российские журналисты, НТВ, Первый канал. Для них была создана хоть какая-то защищенность в штабе миротворцев. А южноосетинские журналисты были полностью лишены защиты, и единственное, что спасало, — то, что, прожив 19 лет в зоне конфликта, они знали, откуда стреляют, из какого оружия и что следует делать в той или иной ситуации.

Когда начался обстрел, не было возможности даже зарядить мобильный, я знаю журналистов, которые погибли по дороге в госпиталь, где от генератора можно было зарядить телефон, чтобы передать информацию. Пострадало много тележурналистов, они, рискуя жизнью, выходили на передовую.

— Сейчас выпуск газеты налажен?

— Много технических проблем. Типография выведена из строя, один снаряд упал в цех, где хранилась бумага, и долго ее не могли вытащить из-под завалов. Потом была разграблена редакция. На сегодняшний день мы выпустили только четыре номера.

— До этого как-то удавалось информировать людей?

Лана Парастаева:

— 13-го числа был налажен выпуск листовки “Бумеранг”, в ней появлялась первая информация. 5 выпусков тиражом около 400 экземпляров, но это хоть как-то заполнило информационный вакуум. Люди их очень ждали. Ведь никто ничего не знал, даже после бомбежек некоторые боялись выходить из подвалов. Когда в центре города появились грузинские танки, многие вышли встречать их, приняв за русские. И поплатились за это жизнью. Потом, конечно, боялись.

— С 8 по 12 августа люди оказались вообще без всякого доступа к СМИ?

Залина Цховребова:

— Информационную войну мы проиграли. Я, когда находилась в подвале, слышала по старому транзистору только грузинские радиоканалы. По ним к нам обращались на грузинском языке, говорили, что город захвачен и что мы должны сдаваться. Наши информационные структуры к таким условиям оказались не готовы.

Я уж не говорю о том, что грузины, когда штурмовали Цхинвал, привезли с собой всех иностранных журналистов, аккредитованных в Грузии…

Лана Парастаева:

— Грузины просто подставляли журналистов! Турецким журналистам сказали в министерстве обороны Грузии, что в Цхинвал можно спокойно ехать, работать, что их жизнь там вне опасности. А в Цхинвале шли бои, в итоге один из этих журналистов был тяжело ранен в голову, другой — в руку. Был ранен американский журналист.

P.S. На встрече были намечены перспективы творческого сотрудничества, поддержки и помощи журналистам Цхинвала со стороны российских коллег и Общественной палаты РФ.



Партнеры