Генпрокурор попал в карцер

Юрий Чайка увидел, что творится за решеткой на самом деле

4 сентября 2008 в 17:48, просмотров: 563

— Здравствуйте, я — Генеральный прокурор России, — заявил Юрий Чайка замершим от шока контролерам на входе в СИЗО №1 в Ногинске. И прошел на территорию. Так началась, пожалуй, первая в новейшей истории действительно внезапная проверка учреждений ФСИН. По итогам визита генпрокурор сказал, что это одно из худших заведений уголовно-исполнительной системы страны.

Проверка готовилась тщательно и в полном секрете. Даже в самой прокуратуре единицы знали о том, куда собирается генпрокурор. Что уж говорить о Ногинске! И внезапное появление Юрия Чайки дало результат.

Похоже, что и сам генпрокурор был в шоке от увиденного. Он зашел в две мужские камеры и две женские, осмотрел карцер и прогулочный дворик, пообщался с сотрудниками СИЗО. Выводы были неутешительны. Вместо положенных 4 метров на человека в камерах СИЗО на каждого подследственного приходится максимум 2,6 м. А в некоторых женских камерах — чуть больше метра. Люди, попавшие в СИЗО впервые, сидят вместе с теми, кто находится в камере во второй и в третий раз, что тоже является нарушением. СИЗО переполнен. Вместо 208 “положенных” в камерах ютятся 268 человек. В некоторых “квартирах” нет воды, бетонные полы, белье ветхое, в коридорах в жутком состоянии проводка, свисающая с потолка. Пахнет краской и затхлостью. И этот список можно продолжать еще долго.

Правда, в присутствии начальника СИЗО сидельцы не стали жаловаться генпрокурору. Только по поводу воды и еды посетовали.

СИЗО построен в 1841 году. И капитального ремонта давно не было. Рядом строят новый СИЗО, но аж с 1985 года достроить не могут.

Впрочем, врио начальника СИЗО подполковника внутренней службы Дмитрия Вдовина тоже особо не обвинишь в бездействии. Он назначен на должность всего три месяца назад. А зама по режиму нет уже полтора года. Нет и зама по тылу. Среди контролеров большая текучка. На ремонт у начальника есть всего 200 тысяч рублей. Хотя, по его скромным подсчетам, нужно не менее 3 млн. рублей, что вызвало у Юрия Чайки большой скепсис.

Пример с Ногинском показателен, но отнюдь не единичен.

— На сегодня суды фактически полностью удовлетворяют все ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Таким образом, мы только создаем условия для профессиональной преступности, — заявил Чайка. — За последний период наметилась тенденция к увеличению числа лиц, находящихся в местах лишения свободы, — с 750 тысяч до почти 900 тысяч в этом году. По нашим данным, 30% из числа отбывающих наказание в исправительных учреждениях совершили преступления небольшой и средней тяжести.

Чайка считает, что необходимо изменить уголовную политику, поскольку “в последний период наметился крен в сторону репрессивной практики”.



    Партнеры