Секрет безусого няня

Мужской мировой рекорд — четверть века в детском саду

4 сентября 2008 в 15:26, просмотров: 358

Бытует мнение, будто мужчина в детском саду — что женщина в армии: прикольно, но бесполезно. Вынянчив за четверть века более тысячи детей (в том числе троих собственных), Анатолий Колосович имеет полное право опровергнуть поговорку.

Его изнурительный каждодневный труд с малышней начался в “сытые брежневские годы” — и растянулся до наших дней. Изменилась не только эпоха, изменились сами дети. Но что прежние воспитанники, что нынешние, на вопрос, кем вы хотите стать, когда вырастете, отвечают: Колосовичем.

— Сильно изменились дети по сравнению с 80-ми годами? — задаю вопрос “усатому няню”. Правда, похожим на “усатого няня” Анатолий был четверть века назад, когда выпускником факультета дошкольного воспитания пединститута пришел по распределению развивать сеть детсадов в городе Красноармейске. Теперь же Анатолий Александрович больше схож с героем другого фильма — Евгения Леонова из “Джентльменов удачи”. Он безус, солиден и уже совсем не “нянь”, а настоящий директор детского комбината “Солнышко”.

— Вы, наверное, удивитесь: 3—4-летние детсадовцы, работая на компьютере, часто дают фору взрослым! — отвечает Анатолий Александрович. — О том, что они с навороченными мобильниками без труда управляются, вообще молчу…

Директору детского сада, чтобы быть наравне с такими вундеркиндами, приходится постоянно самосовершенствоваться. Появились и другие проблемы. Если в начале 80-х в детсадовских группах напрочь отсутствовало социальное расслоение, то теперь взрослому персоналу детсада то и дело приходится мобилизовывать весь свой такт. Дабы детки, которых мамы привозят и увозят на давно не крашенных велосипедах, не ощущали свою “вторичность” среди сверстников и сверстниц, за которыми приезжают на джипах плечистые охранники…

Колосович, по его словам, с детства мечтал стал воспитателем детского сада. В его семье между тем подрастали трое собственных детей. Супруга, к счастью, не настаивала, чтобы основной кормилец бросал безденежную работу — а в тяжелые 90-е детсадовские труды оплачивались ну совершенно по-детски...

— А как папа относился к собственным детям? — спрашиваю Елену Колосович, дочь директора “Солнышка”. Она работает в этом же учреждении и заочно учится в вузе, как и папа, на факультете дошкольного воспитания.

— Знаете, с собственных детей — и сейчас, и раньше — он требует больше, чем с остальных. Бывает, и голос на меня повысит, если что-то не вовремя выполню…

Как избавить ребенка от “комплекса ушанки”?

В “руководящем” кабинете Анатолий Александрович в течение рабочего дня появляется редко. Потому что, во-первых, детям хочется, чтобы он постоянно был с ними (в качестве “старшего партнера” в подвижных играх), а во-вторых, малышам надо постоянно ненавязчиво указывать “правильный курс”.

— В семье — что 20 лет назад, что теперь — папам просто некогда заниматься собственным чадом. Между тем ребенок очень нуждается в заботе именно со стороны отца, — поясняет Колосович.

От вопроса, не испытывает ли Колосович чувство дискомфорта при встречах с соучениками по институту, благоразумно отказываюсь. Да, на автомобиль, даже плохонький, “безусый нянь” из Красноармейска за 25 лет работы в “Солнышке” так и не заработал. Если требуется что-то срочно подвезти, приходится подключать знакомых и родственников. Родителей своих воспитанников Колосович не напрягает принципиально. Никогда. Тому же учит и детей. Крошечные мальчуганы благодаря созданному Колосовичем кружку “Умелые ручки”, придя домой, без труда отремонтируют любой стул или стол, порадуют маму навыками работы с рубанком. Девочки под руководством того же Колосовича в “Умелых ручках” увлеченно вышивают.

В часы, отведенные распорядком на забавы, Анатолий Александрович успевает поиграть с теми же девочками в их игры. А ребята ждут его за шашечной доской. Или “в засаде” — ибо вот-вот начнется серьезная боевая операция по зачистке местности от террористов...

Конечно, без проблем не обходится. Однажды был случай, когда мальчик из средней группы пришел в садик с игральными картами и принялся обучать сверстников игре в очко.

— Я попробовал поговорить с ним. Ребенок мне отвечает: “Не буду же я с ними в дурачка играть! Это уже давно отстой!” — рассказывает Колосович. Оказалось, папа “игрока” находится на заработках в Подмосковье, колодцы копает на дачах новых русских.

— Был год назад еще один очень сложный случай. Привели к нам мальчугана, который почти месяц не снимал с себя теплую шапку и пальтишко (дело было зимой). Если пытались силой его раздеть, впадал в истерику. Вывести из этого состояния мне помогали все, включая музработника. Которая посредством разучивания специально подобранных песенок постепенно раскомплексовывала ребенка. Для него одежда и головной убор, надетые дома мамой, вероятно, означали “надежную защиту” от окружающего зла...

Вообще, внутренний мир детей в этом возрасте — сложнейший. Внимание, такт с ними просто необходимы. А если в группе есть любимчики и изгои — душевные травмы у последних будут развиваться долгие годы.

— Почему я настаиваю на необходимости принимать на работу в детсады мужчин-воспитателей? Они менее подвержены эмоциям, нежели женщины, не делят детишек на любимых и нелюбимых, для них все равны, — поясняет Колосович.

…Каждый день заведующий красноармейским детсадиком “Солнышко” терпеливо выслушивает все новости из жизни маленьких человечков. И о “трудовых свершениях” пап на стройках Москвы и Питера, и о буднях мам.

“Если ребенок хочет о чем-то рассказать, пусть даже о самом что ни на есть обыденном, — никогда его не перебивайте; наоборот, надо похвалить его за наблюдательность и открытость. На этом держится вся детская педагогика”, — убежден “безусый нянь”.



Партнеры