Выселенные заживо

Оставить без крыши над головой сегодня можно и жену, и мужа, и ребенка

4 сентября 2008 в 15:03, просмотров: 1550

“И настанет разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух и двое против трех; отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей”.

Так в Евангелии описывается начало конца света в местечке под названием Армагеддон. Наши места называются иначе. Но конец, похоже, будет не лучше.

Ибо хозяин нынче — как никогда барин. На его стороне — закон. Теперь каждый, кому надоела жена, муж или даже ребенок, может выселить их с глаз подальше. И не важно, будет ли при этом у “бывших членов семьи” крыша над головой или нет…

Проще говоря, собственник комнаты, квартиры или дома, согласно Жилищному кодексу, вправе продать или подарить свою недвижимость кому вздумается — вместе со всеми, кто там проживает. Новый владелец, разумеется, домочадцев прежнего хозяина тут же попросит помещение освободить — на кой ему чужие родственники? А некогда всемогущая прописка — она теперь никого не волнует. Хозяин — он на то и хозяин, чтобы прописывать и выписывать, карать и миловать... Даже детей может выставить пинком под зад в никуда — ибо исключений ни для кого данный закон не предусматривает.

Мать против дочери: дом с привидениями

В двухкомнатной квартире дома ЖСК “Пресса” в престижном районе столицы жили-были мама, Нина Георгиевна Горбунова, и ее дочь, Влада Леонова. Были у них, как у всех, и хорошие дни, и плохие.

Черная полоса жизни началась, когда дочь привела домой мужа. Вот что рассказывает Влада, ныне мать троих детей:

— Мама невзлюбила моего избранника по одной причине — он пришел жить в нашу квартиру. По ее мнению, “нормальный” жених должен был обладать собственной жилплощадью. Но ведь не всегда бывает так, как мы того желаем…

Несмотря на мамино недовольство, молодые обосновались в комнате Влады. Вскоре у них родился сын.

— Мне периодически напоминалось, — продолжает Влада Леонова, — что в этом доме единственная хозяйка — моя мать. Постепенно наша совместная жизнь превратилась в настоящий кошмар: мать оскорбляла меня и моего мужа в присутствии сына Артема, провоцировала скандалы, жаловалась на нас соседям… А когда через несколько лет она узнала, что я жду второго ребенка, то буквально накинулась на меня с кулаками! Пока моя старшая дочь Алиса была грудная, кто только в нашей веселенькой квартирке не перебывал: и милиция, и органы опеки, и даже психиатрическая помощь! Куда только мать не обращалась с заявлениями, что мы пьем, дебоширим, издеваемся над ней…

Увы — добрые отношения с самыми близкими людьми складываются далеко не всегда. И не важно, кто тут прав, а кто виноват. В таком случае раньше люди искали способ разъехаться, чтобы прекратить изнурительное совместное существование.

Но теперь все иначе — зачем разъезжаться, когда ненавистных родичей можно просто выгнать к чертовой бабушке?

— В один прекрасный день мы получили пакет документов из суда с иском о выселении моего мужа из нашей квартиры, так как собственник против его пребывания на его площади, — рассказывает Влада. — К иску прилагалась копия оформленного на мою мать свидетельства о собственности на нашу квартиру. Тут и выяснилось, что закон разрешал матери оформить это свидетельство на себя одну, невзирая на меня, прожившую тут всю свою жизнь, и двух моих несовершеннолетних детей, прописанных со мной с рождения!

Муж, разумеется, от семьи никуда не ушел — он и прописан-то был в другом месте. Бои семейного значения между тем продолжались.

— Когда я ждала третьего ребенка, то решила сделать небольшой косметический ремонт — квартира была в ужасном состоянии. Но собственник в лице матери категорически запретил делать что-либо: на каждый забитый нами гвоздь мамой тут же вызывалась милиция. Последние три года мы прожили фактически в антисанитарных условиях…

* * *

Но настоящий гром грянул, когда у Влады родился третий ребенок, дочь Анфиса. Утром 4 мая 2008 года Нина Георгиевна впустила в квартиру каких-то людей, которые в присутствии милиции за час вынесли все ее личные вещи.

Ничего не объясняя дочери, мать отдала ключи от квартиры одному из присутствующих мужчин, оставила в коридоре визитную карточку и ушла. С тех пор Влада ее не видела и не слышала. Зато, позвонив по телефону, указанному в оставленной визитке, узнала: их квартира продана. Теперь она принадлежит некоей Панковой Веронике Евгеньевне, директору агентства по недвижимости “Пенаты”.

— Из разговора с представителем нового собственника я узнала, что Панкова была в курсе, что в приобретаемой ею квартире прописаны еще четыре человека, в том числе трое детей, — недоумевает Влада. — А также то, что моя мать была предупреждена о последствиях сделки — то есть понимала, что в случае перехода права собственности на квартиру к другому лицу ее дочь и внуки останутся в самом прямом смысле на улице…

Также представитель Панковой сообщил ошарашенной женщине, что новая хозяйка квартиры имеет право выселить ее семью по суду без предоставления какой-либо компенсации или жилой площади. Но в случае, если Леонова станет “вести себя хорошо” — то есть не начнет жаловаться и судиться, она даст ей аж 5000 долларов! Другой вариант, предложенный новой собственницей, звучал вообще как издевательство — она предложила Владе выкупить право собственности на квартиру, в которой та прожила более 20 лет, по рыночной стоимости, то есть более чем за 300 тысяч долларов!

— Теперь мы ждем суда. Из-за этого кошмара мой муж оказался с нервным истощением в больнице, я с детьми пока остаюсь в квартире — идти-то мне некуда! Благодаря новому закону мы стали “привидениями” в собственном доме…

Нина Георгиевна Горбунова, мать Влады, заявила, что боится своей дочери, не желает поддерживать с ней никакой связи и очень просит не сообщать ей о своем местонахождении. Единственное, что нам удалось выяснить: передав свою квартиру с нагрузкой из четырех “привидений” в собственность директорши риелторского агентства, Нина Георгиевна получила взамен однокомнатную квартиру в другом районе и денежную доплату, сумму которой назвать не считает нужным…

Муж против жены: призрак ребенка

Как это ни страшно, но примеров “кровной вражды” почти по Евангелию — не один и не два. Скорее имя им — легион. Вот что рассказывает бывшая жительница московского района Тушино Ирина:

— Сразу после развода мой бывший супруг со своей матерью, собственницей квартиры, в которой мы проживали с сыном, подали иск в суд о моем выселении. В иске они подчеркнули, что он не касается их сына и внука. Потому что прекрасно понимали: двухлетний ребенок не сможет оставаться в квартире без матери. А сама я из другого города. Значит, уехав домой, буду вынуждена выписать ребенка и зарегистрировать его по фактическому месту жительства. А как иначе — его же надо поставить на учет в поликлинику, определить в детский сад, затем в школу и пр. Без прописки все это невозможно, ребенок становится призраком. Все время, пока шел судебный процесс по моему выселению, бывший муж и свекровь угрожали мне, что отнимут у меня ребенка, если я немедленно не выпишусь и не уеду из квартиры. Они выселили меня из спальни, которую я занимала вместе с малышом, врезали замки во все комнаты, отключили городской телефон, закрыли всю бытовую технику и даже предметы первой необходимости — посуду, хозяйственные мелочи и пр.

В итоге в октябре 2006 года решением Тушинского районного суда г. Москвы, а именно судьей Григорьевым, было постановлено выселить Ирину из квартиры. Данного судью не напугал ребенок-призрак, и он не задался вопросом — как после выселения матери двухлетний мальчик может проживать в спорной квартире? Мать с сыном уехала в родной городок к своим родителям.

— Я подала кассационную жалобу в Мосгорсуд, — продолжает рассказ о своих злоключениях Ирина. — Там отменили решение о моем выселении и отправили дело снова в Тушинский суд. Но воспользоваться своим правом на судебную защиту мы с сыном не смогли — на визиты в столицу и судебные расходы денег у меня не было. Бывшие родственники, выгнав нас с ребенком из квартиры, потеряли интерес к делу и в суде не появлялись. Поэтому суд оставил иск без рассмотрения. Но даже если бы я боролась и выиграла это дело, закон все равно позволил бы бывшему мужу и свекрови выгнать нас. Они бы продали квартиру, и новые собственники нас с ребенком без помех снова выселили. бы….

Сестра против брата: нехорошая квартира

Прав был булгаковский Воланд: квартирный вопрос испортил москвичей. Но статья 292 часть 2 испортила их еще больше.

Москвичи Павел и Полина с детства жили в небольшой трехкомнатной квартире вместе со своей матерью. В 1994 году, когда ребята подросли, их мать, Людмила Львовна, решила облегчить детям жилищные условия и согласилась переехать жить на дачу в Подмосковье. Павлу мамина идея понравилась, он обустроил скромный “курятник” и превратил его в дом, вполне пригодный для круглогодичного проживания.

Полина тем временем большей частью жила у своего бойфренда. А в 1999 году Паша женился на гражданке Украины Татьяне. Вскоре у них родился сын Дима, спустя еще два года — дочь Леночка, затем, в 2007-м, — второй сын Володя. Молодая семья жила в квартире матери.

Отношения между Татьяной и родственницами Павла, матерью и сестрой, как это часто бывает, не сложились. Кто в этом виноват — не нам судить, да это и не важно. Важно то, что пресловутый закон опять позволил участникам конфликта совершать поступки, противоречащие понятиям о доброте и справедливости.

Летом 2007 года Людмила Львовна составила дарственную на квартиру, собственником которой являлась, на имя Полины. А та, оказавшись единоличной собственницей недвижимости, взяла и в судебном порядке потребовала… выселения из квартиры Пашиной жены Тани как “члена семьи бывшего собственника”.

— В 2002 году у меня трагически погибли родители, — чуть не плачет Татьяна. — Их дом на Украине я продала, и вырученные деньги помогли нам обустроить дачу Людмилы Львовны…

Несмотря на явный абсурд ситуации — как можно выселить мать троих малышей из квартиры, где живут ее дети? — это было сделано. Многодетную мать выписали — в никуда…

Вот что сказал адвокат Татьяны:

— Судью Комкова не смутил тот факт, что фактически без расторжения брака и без лишения родительских прав женщину разлучили с мужем и тремя малолетними детьми и выселили на улицу. Никакого другого жилья у ответчицы нет.

Конечно, у Полины есть свои резоны:

— Я не хочу, чтобы жилищные проблемы семьи брата решались за мой счет! Жена брата приехала с Украины и добилась прописки от моей матери, говоря, что ей это нужно только для получения российского гражданства. А потом мою маму брат с женой просто-напросто выселили в деревню! И меня тоже не пускали в квартиру, где я выросла, и делить ее не хотели, ссылаясь на то, что квартира нехорошая  и оптимального размена не получится (1 этаж, небольшой метраж). Но почему нашим общим жильем должны пользоваться только Павел и его семья?

В сложившейся ситуации квартиру по логике нормального человека надо делить — пусть даже через суд. Но всемогущему Закону логика не нужна — он затвердил лишь грозное слово “собственник”. К собственности, само понятие которой и появилось-то у нас совсем недавно, отношение сверхуважительное. Как на Западе… Вот только в отличие от Запада ни законодатели, ни судьи пока не разобрались, как с этой самой собственностью обращаться. И не хотят учитывать особенности нашей страны, где большинство населения, мягко говоря, не жирует. А о доступности жилья вообще говорить не приходится. И к нему, жилью, как к предмету первейшей необходимости, отношение должно быть особое — иное, чем, скажем, к банковским счетам и долям в бизнесе. Но ни законодателей, ни судей это, похоже, не волнует…

Район Армагеддон: апокалипсис сегодня?


Как-то я наткнулась в Сети на компьютерную игру на тему апокалипсиса. В виртуальном городе было несколько районов, где мирно жили маленькие человечки. И вдруг в одном из районов поселился Демон, переименовал его в Армагеддон и начал планировать конец света. Первым делом он искусил человечков: показал, что силой можно выселять ближних из их домиков и безраздельно завладевать чужим имуществом. Более сильным человечкам понравилось обогащаться и обижать более слабых и маленьких. В виртуальном городе настала всеобщая вражда. Стали рушиться дома и семьи. Повсюду слонялись человечки, оставшиеся без крыши над головой. И там, где еще вчера был смех, стали проливаться горькие слезы. Сделав свое черное дело, Демон-искуситель спокойно отправился дальше — реструктуризировать другие города и веси…

СПРАВКА "МК"

СТАТЬЯ 292 ч. 2 ГК РФ:

“Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом”.

Комментирует адвокат Марина Родман:

— Никогда еще в России не выносилось столько судебных постановлений, нарушающих Конституцию, права человека, основы нравственности, сколько за период, прошедший после появления нового Жилищного кодекса РФ и внесения изменений в Гражданский кодекс РФ. Особенно это касается судебной защиты прав пользователей жилых помещений.

Под лозунгом массового ипотечного кредитования россиян, развития рынка жилья, а также приближения наших норм к западным стандартам законодатели в конце 2004 г. наспех убрали частицу “не” из содержания ч. 2 ст. 292 ГК РФ.

Получилось желаемое: переход права собственности на жилье является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника. Этим и ограничились. Никаких оговорок для тех, кто вселился в жилые помещения в другое время и по другим законам, когда судьбы людей не зависели от смены собственника жилплощади, сделано не было. С тех пор ипотека так и не стала доступной, количество нуждающихся в жилье не уменьшилось, а вот в судебной практике прочное место заняли дела о выселении по сделкам. На улицу. В прежние времена “без предоставления” в порядке исключения выселяли только тех, кто серьезно провинился перед обществом. Оснований для таких санкций было не так уж много. Сегодня даже самый законопослушный, как и самый беззащитный житель России, безо всякой вины может быть лишен крыши над головой и регистрации по месту жительства.

Суды поначалу пытались бороться с пробелами в законе и четко следовали его букве. Но вскоре ситуация резко изменилась в пользу имущих. Несмотря на то что точное прочтение текста ч. 2 ст. 292 ГК РФ исключает прекращение права пользования и соответственно выселение бывших членов семьи прежнего собственника при отчуждении недвижимости, применяется эта норма судами именно к ним. Причем сделки, прикрывающие освобождение жилья от бывших жен, невесток, детей, внуков и других домочадцев, в большинстве своем являются фиктивными. В роли “освободителей” работает множество фирм со штатными покупателями, одаряемыми, представителями в судах и т.д.

Судьи это понимают. Как и то, что на самом деле собственники, не стесняясь, злоупотребляют своим правом собственности с намерением причинить вред другим лицам, что законом не допускается и судебной защите не подлежит. Однако закон этот при рассмотрении дел о выселении пользователей практически не работает. В результате вместе со взрослыми на улице оказываются и дети всех возрастов. Страшно подумать: грубейшее нарушение их прав происходит в судах, то есть там, где эти права должны незыблемо соблюдаться, а нарушители призываться к ответу.

 Не сомневаюсь, что большая часть судейского сообщества испытывает по меньшей мере неловкость, вынося неправосудные решения и превращая одних граждан страны по воле других таких же граждан, но владеющих недвижимостью, в бомжей. Но как применять абсурдную ст. 292 ч. 2 ГК РФ, Верховный суд им до сих пор не разъяснил.



    Партнеры