Друг мой койка

В Москве развивается аренда спальных мест

7 сентября 2008 в 16:00, просмотров: 879

Снимать квартиру в столице накладно — это ни для кого не секрет. Самую задрипанную “однушку” на рабочей окраине вряд ли сыщешь дешевле чем за 20 тысяч рублей. Но ушлый провинциальный народ понял, как можно устроиться в Москве практически на халяву. И не в спальном районе, не за МКАДом, а поближе к центру. В последнее время эксперты рынка недвижимости отмечают всплеск спроса на т.н. групповую аренду. Заселение квартир “шведскими семьями” неумолимо отбрасывает столицу назад — к эре коммуналок.

На самом деле групповая аренда в Москве — явление вполне закономерное. Снять квартиру сейчас по средствам лишь обеспеченным людям, а жить в столице хочется не только им. И вот буквально в июне московские агентства недвижимости запестрили информацией о сдаче в аренду койко-мест. А объявления в газетах и Интернете “Ищу соседей для аренды двух- или трехкомнатной квартиры” стали делом привычным.

Оказывается, истоки групповой аренды в Москве уходят корнями в историю. Еще в позапрошлом веке, в 1898 году, было проведено обследование жилого фонда столицы. Оно показало: из миллиона числившихся на тот момент горожан 200 тысяч проживали в т.н. “коечно-каморочных квартирах”. Существовали койко-места и в советские времена. В 1971 году в Банном переулке работал стихийный пункт по сдаче-съему жилья: койко-место там продавалось по рублю за ночь. В 1983 году они поднялись в цене до трешки, а в начале XXI века бабульки на вокзалах торговали койко-местами по 400—500 рублей за ночь. Теперь все встало на официальные рельсы: койко-места ныне предлагают не на вокзалах, а через риелторские конторы.

В среднем аренда койко-места обойдется сегодня в 3—6 тысяч рублей в месяц. Правда, при этом следует смириться с тем, что в “однушке” кроме вас может проживать бабулька, или женщина с ребенком, или девушка-студентка, а то и все сразу. Зато — рядом с метро и недалеко от центра.

Кто чаще всего селится групповым образом? Прежде всего неприхотливые бедные студенты. Во-вторых, гастарбайтеры. В-третьих, семейные пары, приезжающие в столицу на заработки (в основном рыночные торговцы и строители). Есть, правда, еще и четвертая категория — геи. Они с удовольствием сдают квартиры “молодым и симпатичным” за 6—7 тысяч в месяц. Интим-услуги, понятно, подразумеваются.

Как правило, студенты селятся по 3—5 человек в “однушках” или “двушках”. Как живут гастарбайтеры (по 20 человек, включая спальные места на потолке), известно всем. Ну а пары чаще всего арендуют двухкомнатные “апартаменты” на две семьи. Или две-три приличные семьи снимают 3—4-комнатную квартиру, что выгоднее, чем снимать на каждую семью отдельную “двушку”. Правда, бывает и так. Хозяин сдает квартиру какому-нибудь “россиянину без вредных привычек”, а тот, в свою очередь, сдает углы налево и направо.

— Ни один человек, сдающий квартиру в аренду, не может застраховать себя от такого развития событий, — рассказала “МК” одна пострадавшая москвичка. — В моей квартире в итоге поселился целый аул, и я просто не знаю, что с этим делать.

Отчаянные домохозяева

“Дешево” — единственное преимущество групповой аренды, говорят эксперты рынка недвижимости. Все остальные прелести этого быта укладываются в определение “сердито”.

— Сегодня койко-места сдают с целью получения дополнительного дохода, — говорит первый замдиректора компании недвижимости Мария Жукова.

По словам г-жи Жуковой, средняя цена койко-места — 4 тысячи рублей в месяц. Искать койко-места, по мнению Жуковой, лучше самостоятельно, так как приличные агентства такими сделками заниматься не станут по причине большого числа проблем и маленькой финансовой отдачи.

— Серьезные затруднения возникают и при составлении договора аренды, заключать который, по сути, нет особых оснований. Можно лишь подписать соглашение с хозяином, как абсурдно это ни звучит, на право находиться на арендуемой койке. При этом, на мой взгляд, аренда койко-места вполне законна, — продолжает Жукова.

К минусам групповой аренды относится, конечно, вопрос уживания с соседями. При этом многие отчаянные домохозяева понимают, что “шведская семья” легко может превратить их квартиру в хлев. Поэтому часто выдвигают обязательные условия в виде найма уборщицы или увеличения арендной платы. Впрочем, и сами жильцы, снимающие квартиры группами, понимают, что их жилье чаще всего — всего лишь место для ночевки (ибо с утра до вечера они все равно работают). Поэтому в отношении бытовых условий они не очень требовательны.

— Это явление, возникшее в последнее время, я бы не назвал положительным, — говорит руководитель аналитического центра IRN Олег Репченко. — Фактически Москва возвращается к коммуналкам, с которыми так боролась. За последние 17 лет большую часть коммуналок в столице расселили, а теперь, получается, они появляются вновь в виде таких вот квартир. В мире придуман более цивилизованный путь аренды мест в недорогих гостиницах. Куда целесообразнее было бы развивать рынок недорогих современных гостиниц, по 20—30 долларов в сутки, или еще более дешевых апартаментов без уборки и кормежки. Но с гостиницами эконом-класса в Москве серьезные проблемы.

Впрочем, появление таких гостиниц в столице пока кажется утопией. А вот в том, что рынок групповой аренды, возвращающий нас в эру коммуналок, будет расти и развиваться, эксперты ничуть не сомневаются.

Трудности аренды

Мы решили сами отыскать койко-место и его обитателей. С корреспондентом “МК” связалась женщина, собирающаяся сдавать угол. Место оказалось хоть и не на окраине, но поискать его пришлось. Северный округ, от метро минут 20 пешком. Дверь открывает Анна, мать-одиночка, воспитывающая двоих детей 2 и 5 лет от роду. Анна показывает мне сдаваемую площадь. Попутно интересуюсь мотивами столь радикальной аренды.

— Детей поднимать надо, а я второго родила так, что даже под “материнский капитал” умудрилась не попасть. Жить на что-то надо, вот нашла работу на заводе за 25 тысяч, а с младшим кто сидеть будет? Отыскалась женщина, которая согласилась сидеть с ним за 10 тысяч неполный день. Ну вот я и решилась. За койку буду брать 6 тысяч, на заводе получать 25…

Такое решение далось Анне непросто. Впрочем, непросто придется и ее постояльцу — вернее, постоялице. Потому как сдавать Анна свое койко-место собирается только женщине. Той придется приходить вечером (желательно до 22 часов) и уходить рано утром на работу. Услуга не предусматривает нахождения жильца вблизи койко-места в дневное время. Спать предстоит в довольно древней раскладной постели. Впрочем, и вся обстановка в Анниной квартире роскошью не отличается.

Зато у другого счастливого владельца жилплощади в Москве требования к квартиранту оказались самые минимальные. Главное — чтобы деньги платил. А куда их потратить, Василий знает загодя. Даже из корреспондента “МК” он умудрился выудить толику средств “на поправку” пошатнувшегося здоровья.

— А так — 5 тыщ, и ты дома. За свет я плачу сам. Твое дело в мои дела не лезть, — сообщил обрадованный арендодатель.

Но даже самого небрежного взгляда на Василия хватило, чтобы понять: скорее его дела будут вмешиваться в существование постояльца. Койко-мест в его “однушке” два. Одно — диван без ножек у окошка — занимает сам Василий. Другое, в углу — “убитая” кушетка. На нее и присесть-то страшно. Последний штрих — повсеместно валяющиеся опустошенные бутылки. Впрочем, хозяин тут может не задержаться. Как пояснил старший по дому, за квартиру он давно не платит, и если власти пойдут на принцип, то его могут и выселить: “У него задолженность под 100 тысяч. Не работает. Пускает к себе жить таких же, как он. Удивляюсь, как не сгорел еще по пьянке!”

А кто же снимает койко-места? 45-летняя Надежда приехала в Москву довольно давно из Украины. Сначала снимала квартиру, потом цена за “однушку” зашкалила за двадцать тысяч, и она перебралась в коммуналку. Но и за комнату надо ежемесячно выкладывать по 15 тысяч. Вот ищет угол, дала объявление в газету. Пока предложений не очень много. Один раз позвонил мужчина, узнал Надин возраст и передумал сдавать койко-место. А еще звонили и предлагали койко-место в ЦАО, но за 8 тысяч.

— И зачем мне это надо? Ни серединка, ни половинка. Буду ждать. Еще неделя времени есть. А потом начнутся проблемы, — говорит Надежда.

Если учесть, что зарабатывает Надя чуть больше 20 тысяч, то ее перспективы радужными назвать нельзя.

Так что углы в Москве сдают и снимают чаще всего от сплошной безнадеги. Что само по себе и не ново.



Партнеры