Книжка про Мишку

Марина Журинская, редактор православного просветительского журнала “Альфа и Омега”: “Мы кота не очеловечивали”

7 сентября 2008 в 14:59, просмотров: 1427

Муркель Муркис де Миша, бонсайный тигр, Мордарий, Михрюндий — далеко не все имена его кошачьего величества. Мишку прославила его хозяйка Марина Журинская, которая стала биографом своего любимца. Причем “Мишка и некоторые другие коты и кошки” — не только жизнеописание конкретного усатого-полосатого, но и ключик к пониманию языка под названием “мяв”.

Книжка уже стала бестселлером. Ее читают и взрослые и дети. Разгадка проста: Мишкины истории непридуманные, все это происходило на самом деле.

— Марина Андреевна, вы ведь не собирались заводить кота, он появился в вашей семье как по волшебству! 

— Однажды темным и вьюжным зимним вечером я приехала к своему знакомому, а у него сидел его друг в состоянии глубокой печали. Не менее расстроенным выглядел и котенок, которого он держал на коленях. Неудивительно: вокруг ходят кот и кошка и на него шипят, напротив сидит собака и рычит. Котенок, специально перевезенный с крайнего севера Москвы на крайний юг, предназначался одной девочке, но в последний момент позвонила ее бабушка: она с внучкой поругалась и запрещает ей брать котенка. Вот и встал вопрос о пристройстве.

Дома я сказала мужу: “Давай возьмем котенка!” Он согласился, но вяло, потому что животное в доме — это ответственность. А на следующий день, это было в среду, ко мне приезжает моя коллега, и вдруг по комнате проходит большая мышь. Нагло пересекает помещение по диагонали, стуча лапами. Я немедленно звоню мужу: “У нас мышь! Наташа свидетель. Давай возьмем котенка!” — “Ну, хорошо, берем”. В четверг приходит он с работы, садится ужинать, и нагло проходит другая мышь. “А может, мы его прямо сейчас возьмем?” — задумчиво говорит муж. В субботу с утра привезли котенка. Он обошел всю квартиру, поспал, а вечером опять совершил обход, проделывая какие-то ритуальные телодвижения на тех местах, где мы видели мышей. И все — мыши больше не появлялись.

— Марина Андреевна, из вашей книжки я узнала, что кошка, оказывается, вовсе не домашнее животное, как нам кажется, а просто дикий зверь!

— Я в этом убеждена, потому что все породы кошек, которые существуют, произошли в качестве спонтанной мутации. Люди только закрепляют полученные таким образом свойства. А так кошки сами по себе, прав Киплинг. Латинское название собаки canis domesticus, то есть пес домашний, даже мышь — mus domesticus, что означает мышь домашняя, а кот — felis catus, как, впрочем, и тигр — felis tigris.

— Но вам все-таки удалось приручить это существо?

— У Льюиса есть такая книжка “Конь и его мальчик”, где говорится, что мальчик может, конечно, сказать, что это его конь, но и конь может то же самое сказать про мальчика. Мишка был нашим котом, а мы — его людьми.

— Многие люди, которые любят животных, считают их членами семьи и обращаются с ними как с маленькими детьми. Вы своего кота не очеловечивали?

— Нет, никаких сыночков и мамочек! Это полное безобразие и поругание образа Божьего, если говорить серьезно. Человек должен уметь жить в мире и находить взаимопонимание со зверем, не делая из него человека. Человек из него получается очень поганый, вспомните хотя бы “Собачье сердце” Булгакова. Какой был чудесный пес, и какой стал омерзительный человек!

— Но Мишка все-таки был необыкновенным котом. Он даже каким-то непостижимым образом различал духовных лиц и мирян.

— Я не могу это объяснить. Коты очень нервно относятся к прикосновению к своему пузу, и Мишка не был исключением. В мирян он вцеплялся всеми своими четырьмя лапами, но для духовных лиц делал исключение.

Однажды один батюшка уже в дверях увидел, что Мишка вышел его проводить, и сказал: “А ну, Мишка, иди сюда, я тебя благословлю!” И кот подошел и подставил головку. А на сектантов, которые вломились ко мне в дом со своей агитацией, он зарычал.

— Студенты Православного университета, которые приходили к вам домой заниматься немецким языком, знали про эту особенность кота?

— Да, и они очень надеялись, что достигли высокой степени духовной возвышенности, и хотели это проверить на Мишке, но справедливо боялись его когтей. Кот у нас назывался “господин инспектор”. Во время занятий он восседал на верхней крышке секретера. Я сидела к нему спиной и удивлялась, что это студенты смирные, как статуэточки. Уроков не делают, а лица внимательные, глазки добродетельные. Потом я обернулась и увидела, что Мишка не сводит с них горящих глаз. Позиция наверху — боевая, засадная, то есть кот в любую минуту может броситься. Студенты понимали, что за нарушение дисциплины “господин инспектор” может покарать когтями и клыками.

— Мишка был любознательным котом, даже телевизор смотрел!

— Иногда, но по большей части он относился к телевизору равнодушно. Однажды шел фильм, в котором залаяли собаки, наш кот брезгливо обернулся и пожал плечами. Но он очень любил фильм “Кавказская пленница” и смотрел его от начала до конца. Очень нервно относился к депутатским дебатам. Если в каком-то углу экрана творилось полное безобразие, депутаты вскакивали и друг на друга орали, кот подходил и лапочкой гладил место, где начиналась очередная заваруха.

— Еще одно ваше открытие: чтобы расположить к себе собаку, надо сказать “хорошая собака”, но чтобы понравиться кошке, следует обратиться к ней со словами “кися бедная”!

— Потому что собака приободряется, когда ей это говорят. А кот себя чувствует в какой-то неуверенности, его надо пожалеть. Однажды в Крыму, гуляя по горным тропкам, я встретилась с дикой собакой, которая страшнее волка, потому что не боится человека. Пес злобно зарычал и оскалился. Я сказала ему: “Ты ведь хорошая собака, значит, умная. А умная собака должна понимать, что Крым — это всесоюзная здравница, здесь отдыхают тысячи человек, всех не перекусаешь”. Пес выслушал меня и ушел.

Моя знакомая рассказывала, что ее мама, прочтя книжку про Мишку, три дня ходила и извинялась перед своим котом. И говорила: “Как я тебя не понимала! Как я перед тобой виновата!” И еще в одном доме книжка принесла пользу коту. Он славился бешеным темпераментом, а потом выяснилось, что над ним все смеются. Коты этого не выносят. При них нельзя смеяться — они воспринимают это на свой счет и обижаются! Кот в душе гордый и свирепый хищник, но при этом беспомощный и зависимый от человека, он даже дверь сам не может открыть.

— Как вы думаете, мы сможем общаться с нашими животными после смерти?

— Говорить они, наверное, не будут, но мы будем их понимать. Есть такая симпатичная теория, что домашние животные — это святые животного мира. Животные — существа совершенно невинные и греха не знают, но все последствия человеческого грехопадения на них свалились. Они страдают из-за человека, но все равно приходят к нему и живут с ним. Вы наверняка не раз видели, как какой-нибудь мерзкий пьяница бьет свою собаку чуть ли не сапогом по морде, а она на него смотрит с обожанием.

— А какому святому можно молиться о кошке в тяжелом случае?

— Самый тяжелый случай — это когда кот пропал. Я знаю одного святого, который неоднократно при этом помогал. Это преподобный Герасим Иорданский, у которого был ручной лев. Святой вытащил занозу из львиной лапы, и зверь при нем остался. А потом жил на его могиле. Мне знакомы как минимум три кота, которые вернулись домой по заступничеству преподобного Герасима.



Партнеры