Сделай это по-легкому

Звезды “королевы спорта”: есть ли жизнь после Пекина?

8 сентября 2008 в 19:18, просмотров: 411

Звезд легкой атлетики много, а турниров, кажется, еще больше. Во всяком случае, после Пекина звезды стартуют без остановки. Между турнирами успевают получать ценные призы за китайские заслуги, встречаться с юными, делать вид, что подготовились к новому турниру, и — на старых дрожжах — блистать вновь перед зрителями. У особо талантливых хватает времени еще и на лекции.

Татьяна Лебедева, победившая в тройном прыжке на “Вызове России” в субботу, призналась, что в Лужники приехала прямо из Дипломатической академии. Попарилась там с английским языком — все-таки отделение международных отношений, затем в прыжковом секторе отчиталась о проделанной за сезон работе перед московскими зрителями. На следующий день рано утром улетела в Италию, где уже днем победила в тройном прыжке, причем оставив позади двукратную олимпийскую чемпионку из Камеруна Франсуазу Мбанго. Вообще-то Татьяна собиралась пропустить этот старт, ее слезно уговорили организаторы, и Лебедева, конечно же, повелась на слова. И не зря она говорит всегда, что любит выступать на стрессе. Эх, была бы возможность хоть раз проверить такой стресс на Играх — прикатить за пару часов до старта и стать наконец олимпийской чемпионкой в тройном прыжке.

За время после Пекина легкая атлетика успела разыграть миллион долларов, наши, правда, не участвовали в процессе. Вот бедолага-то Бланка Власич! Ну за что ей это? Сначала уступила олимпийское “золото” бельгийке Хеллебо, и это при тридцати-то стартах, не проигранных до Игр. Теперь стараниями Ариан Фридрих, которая решила проснуться под конец сезона, хорватка отдала весь миллион бегунье Памело Джелимо. Правда, Джелимо его заслужила как никто: она не проиграла ни одного старта в этом сезоне. Но за Бланку все равно обидно.

А серебряный призер Олимпийских игр в прыжках с шестом Евгений Лукьяненко утверждает, что совсем не обижен, хотя и подошел к Играм не на пике формы. Потому что, во-первых, приобрел необходимый опыт, во-вторых, мог в Китае не взять даже и начальную высоту. “Американец Уокер, который приехал в Пекин лидером сезона, вы помните, в финал вообще не попал. Вот ему, уверен, обидно”.

Женя в Москве встретился с Уокером. Но тот, видимо, решил не изменять уже своим принципам, остановился в Лужниках перед начальной высотой, словно решив показать еще раз — ну не готов я, чего хотите? Сам же Лукьяненко очень хочет выступить под занавес сезона еще и в финале Гран-при в конце недели. Не просто выступить — намерен выиграть.

Ямайская звезда Усейн Болт попрощался со зрителями и отправился своей разболтанной походкой прямиком на Ямайку — танцевать и веселиться. Оставил на дорожке на пару стартов еще своего брата по земле Асафу Пауэлла. С Асафой на пару в Брюсселе Болт вновь устроил бег, которого ждали. Сначала Пауэлл рванул, как на рекорд, потом Болт заклеймил стометровку коронным финишем — 9,77. И если бы не дождь, то… Кто же знает, что от таких спринтеров можно еще ожидать? Может, все дело в наггетсах? Болт, если ему верить, только ими и питается.

…Что еще яркого случилось в легкой атлетике за эти недели? Вышла из тюрьмы американская бегунья Мэрион Джонс, отбывавшая наказание за дачу ложных показаний в суде во время допингового расследования. Пять олимпийских медалей отобраны, честь попрана, присмотр полиции обеспечен после наказания — таков результат показательной порки звезды. Только циник может сказать, что все это она заслужила сполна.
Объявил о завершении карьеры шведский прыгун в высоту Стефан Хольм. Он очень хотел победить в Пекине, но остался вообще за чертой призеров. Еще на четыре года самопожертвования, признается Хольм, не готов. Говорит, что его последним турниром станет финал Гран-при в Штутгарте. Дальше — будет проситься в нормальную жизнь. Как и все звезды Пекина. Только они на время отпусков, а он уже навсегда…




Партнеры