ВИЧная трагедия Джейкоба Лекхето

Уникальный игрок золотого “Локо” скорее всего умер от СПИДа

10 сентября 2008 в 18:51, просмотров: 9571

Болельщики “Локомотива” и вообще люди, близкие к российскому футболу, в трауре: вчера стало известно, что в ЮАР в возрасте 34 лет умер бывший игрок “Локо” Джейкоб Лекхето. Или просто Бобо — так к нему обращались фанаты, одноклубники и главный тренер Юрий Семин. В сезонах-2001—2003 это был один из лучших левых “вингеров” нашей премьер-лиги (сейчас примерно в такой же манере играет армеец Юрий Жирков).

Народное поверье гласит: человек, которого ошибочно зачислили в умершие, будет жить долго. Увы, это не так. Год назад в Интернете появилась информация о гибели Лекхето в автокатастрофе. Народ у нас сразу всполошился, стал проверять по всем каналам. В итоге сайт, опубликовавший “утку”, был вынужден дать опровержение.

Сейчас опровержения не будет. Достоверный источник в ЮАР подтвердил “МК” печальную новость: экс-футболист “Локо” скончался в полдень 8 сентября в Йоханнесбурге.

В таких случаях обычно употребляется формулировка-штамп “после долгой и продолжительной болезни”. На официальном сайте футбольного клуба “Морокка Свеллоуз”, цвета которого Лекхето защищал до переезда в Россию, так и написано. Без диагноза и вообще какой-либо конкретики.

На самом деле, как удалось выяснить “МК”, один из самых ярких легионеров в истории “Локомотива” скорее всего был болен СПИДом. Очевидцы, видевшие южноафриканца прошлой осенью, обратили внимание на его нездоровую худобу и соответствующее выражение лица. Видимо, болезнь уже тогда начала свою страшную работу.

“Коуч, давай на поле! Ты меня там проверишь”

Лекхето покинул Москву в 2004 году, на пике карьеры. По официальной версии, внезапный отъезд был вызван болезнью жены — у нее действительно обнаружили туберкулез. Однако позже в интервью Бобо признался, что причина была в нем самом: “Скажу вам честно: в Москве я жил как король. Но деньги — это еще не все. Мы все умрем — и вы, и я, и они будут не нужны. Я уезжал в Москву, ничего не зная о России, и сделал там такую карьеру, о которой и не мечтал. Спасибо за это Юрию Палычу. Но потом я пришел к выводу, что с меня хватит”.

За три с лишним года, проведенных в России, Лекхето стал богатым человеком. Он обеспечил жильем брата и маму, а для своей семьи (без отца теперь осталась десятилетняя девочка) купил два дома в коттеджном комплексе в Миридэйле, на юге Йоханнесбурга. Забросив футбол, Джейкоб открыл на родине ресторан быстрого питания под “наполовину русским” названием Somashesh Chicken, то есть “Сумасшедший цыпленок”.

Кстати, русский язык хваткий Лекхето выучил буквально за несколько месяцев, чем привел в изумление Юрия Семина. Он-то привык, что легионеры в России без переводчика никуда. В этом смысле уроженец Соуэто (пригород Йоханнесбурга) действительно был уникальным иностранцем в нашем футболе.

Вот еще один фрагмент из последнего интервью Лекхето.

“Я всегда старался относиться к людям с любовью, заводить с ними дружбу, потому ходил в России в ночные клубы. И так далее. Однажды кто-то сказал Юрию Палычу, что я нарушил режим. Он меня вызвал: “Бобо, ты опять был на дискотеке...” А я ему в ответ: “Коуч, давай на поле! Ты меня там проверишь”. В “Локомотиве”, как и в других серьезных клубах, мы не играли в футбол. Все мы были солдатами, которые зарабатывали очень большие деньги. За 90 минут, которые отведены тебе на поле, ты должен был умирать”.

Чемпионский кубок на крыше

Отношения Лекхето с Семиным — это вообще отдельная песня. В сезоне-2002 африканец пообещал тренеру залезть на крышу базы в Баковке, если команда станет чемпионом. Многие тогда решили: пустая болтовня. Но Лекхето оказался человеком слова.

Мне посчастливилось присутствовать на том памятном мероприятии еще в качестве корреспондента “Спорт-Экспресса”. Шесть лет назад 25 ноября в Москве было пасмурно и зябко. Лекхето бодро взбежал по пожарной лестнице на самый верх здания и весело прокричал Семину: “Коуч, ноу телефон” — чтобы тот отвлекся от разговора по мобильнику и лично засвидетельствовал выполнение обещания.

В этот момент находившийся рядом с Бобо на крыше фотограф поскользнулся и едва не упал вниз. “Аккуратно”, — изрек Лекхето и снова поднял над головой чемпионский кубок.

…Мне он запомнится именно таким. А болельщики, не попавшие тогда в Баковку, наверное, никогда не забудут, как морозным вечером после домашней победы над “Брюгге”, давшей команде пропуск во второй этап Лиги чемпионов-2002/2003, Лекхето первым подбежал к фанатской трибуне и швырнул туда свою футболку, хотя на улице было минус 15.

“Хэй, сыграем в футбол!” — так он подбадривал своих партнеров перед каждым матчем. Я же говорю: это был совершенно уникальный легионер.



Партнеры