Вечного МУРа в Москве не будет

Монумент работникам столичного угрозыска решили не ставить

14 сентября 2008 в 18:17, просмотров: 542

Говорят, лучше не видеть, как делают колбасу и законы. Заодно лучше не слышать, как в столице решают судьбу памятников. Последнее заседание городской комиссии по монументальному искусству выдалось на редкость эмоциональным. Но эксперты все же придумали, как не обидеть дагестанский народ и утереть нос милиции.

Против памятного знака, посвященного жертвам теракта в Беслане, никто возражать не посмел. Он появится на Солянке, вблизи храма Пресвятой Богородицы на Кулишках (это Аланское подворье). Известно, что профинансирует его Республика Северная Осетия — Алания, а вот как он будет выглядеть — неясно. Будет ли это скульптура, обелиск, стела или мемориальная доска — решится по итогам конкурса.

Тем временем идея возведения памятника Расулу Гамзатову вызвала споры. Точнее, эксперты деликатно заметили, что памятный знак в честь великого дагестанского поэта нужен Москве непременно. Но ведь скоро на Тверской появится его мемориальная доска! Поэтому с памятником следует повременить. “Надо дорасти до роли и места Гамзатова на территории Москвы”, — сообщил один эксперт. Но некая дама из комиссии ужаснулась: “Если мы откажем, это будет большая обида гордому народу!” Вывернулись ловко, выяснив, что место для этого памятника пока не найдено. И отложили вопрос.

А вот с местом для памятника создателю танка “Т-34” Кошкину наконец-то определились — с 4-го раза! В итоге члены комиссии даже съездили на 37-й километр Дмитровского шоссе, где находится музей легендарной боевой машины. И решили, что там Кошкину — самое место.

Зато памятнику героям-муровцам в Москве места не найдется. Эксперты заметили, что в милиции полно подразделений. А если гаишники тоже захотят себе памятник? Тем более на Трубной площади уже есть монумент солдатам правопорядка, погибшим при исполнении. Правда, один эксперт все же возразил, что МУР — особое подразделение и скоро ему исполняется 90 лет. Но комиссия проголосовала против. На что ее глава Лев Лавренов пошутил: “Вас всех надо расстрелять!”

Иначе эксперты отнеслись к идее установки памятника великому реставратору, спасшему много памятников архитектуры, включая собор Василия Блаженного, Петру Барановскому. Появилась даже идея поставить Барановского на Воробьевых горах — чтоб гений видел спасенные собою произведения архитектуры. “Да чтоб Барановский смотрел на то, что натворили с Москвой! Никогда!” — спустил коллег с гор на землю эксперт Петров. И те поняли, что лучшее место для реставратора — вход в музей “Коломенское”, который тот и основал.

— И наконец самое главное, — торжественно заявил на исходе второго часа обсуждений г-н Лавренов. Последним на повестке дня стояло предложение москвички, которая забросала комиссию своими письмами. Идея-фикс дамы — убрать от храма Христа Спасителя памятник развратнику и двоеженцу Александру II. “Мы же не комиссия нравов…” — сконфуженно заметили эксперты. И убирать памятник не стали.



Партнеры