Вторая ударная волна

В Южной Осетии траур

15 сентября 2008 в 19:23, просмотров: 746

Сегодня скорбный день не только в Южной Осетии. На сороковой день поминают и убитых российских миротворцев. Согласно распоряжению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II во всех российских храмах будут отслужены панихиды по жертвам грузинской агрессии. Сегодня гость “МК” — полномочный представитель Южной Осетии в Российской Федерации Дмитрий МЕДОЕВ.

— Вы уже 8 августа были в Цхинвале. Как сегодня вспоминаются те страшные события?

— Разрушенный до основания город мужественно сражался, отчаянно отбивая атаки во много раз превосходящего противника. В этом огненном аду было все: и великая трагедия моего народа, и великий героизм защитников Цхинвала.

Понимание того, что произошло, пришло позже, уже в Москве. Сегодня же, по прошествии 40 дней, я ощущаю боль, незаживающую рану, которая будет кровоточить еще долго. Думаю, что многие мои соотечественники ощущают то же самое. Вспоминая о тех страшных днях и ночах, я до сих пор не могу понять, как такое могло случиться. Только больное воображение и серьезная болезнь могли породить в головах тбилисских правителей решение о начале бомбардировки мирно спящего города. Буквально неделю назад при разборе разрушенного дома было обнаружено тело молодой женщины. Такие страшные находки продолжаются: мужья ищут пропавших жен, жены — мужей, родители — детей, а осиротевшие дети ищут родителей. Чем больше проходит времени со дня трагедии, тем становится больнее. Мы узнаем все больше и больше, поток информации нарастает и порой буквально сбивает с ног.

— Все ли погибшие уже погребены?

— Конечно, нет. В первые дни погибших хоронили сразу же, как только стихали залпы. Это был август — стояла жара, поэтому возникла угроза эпидемии. Хоронили где придется — на огородах, между домами. Но обычай требует, чтобы дорогие нашему сердцу покойники лежали на родовых кладбищах. Поэтому те, кто будет в силах, займутся перезахоронением погибших родственников. Еще не разобраны все завалы в Цхинвале. Кто знает, какие еще страшные находки ждут нас под ними?

— Почему такой разнобой в оценке погибших в этой войне? Следственный комитет Генпрокуратуры называет одни цифры, ваше правительство — другие, а западные наблюдатели — третьи?

— Сегодня еще рано подсчитывать погибших. Мы старались хоронить своих погибших с первого дня войны. Западные корреспонденты, появившиеся в Цхинвале после окончания войны, выходили на улицу только между артобстрелами, когда большая часть погибших была уже погребена. Они видели только малую часть погибших. И сразу же появились “достоверные” цифры... Кто назовет имена погибших в селе Хетагурово, где грузины загнали в сарай 25 человек и заживо сожгли их? Часть выживших была захвачена в плен и уведена в горы Сванетии, где находятся до сих пор. Кому-то удалось сбежать, и от них мы узнали о судьбе угнанных соотечественников. Кто-то обгорел до неузнаваемости. Но поскольку город был обесточен, то их нельзя было отнести в морг. Их тоже хоронили.

Но следствие еще не завершило своей работы, поэтому рано называть точное число погибших. Наше правительство оценивает потери около 1400 человек. Для нашей небольшой республики это огромные невосполнимые потери. Мы скорбим вместе со всеми, кто сегодня солидарен с нами. Хочу выразить особую благодарность гражданам России, всем тем, кто в эти тяжелые для моей родины дни поддерживал наш народ. Всем тем, кто помогал выжившим, больным и раненым. Низкий поклон нашим матерям, чьи сыновья сложили свои головы за свободу и независимость Осетии.



Партнеры