Девушка, которая любит “дыню”

Регбистка Наталья Селютина: “Считается, что мы играем агрессивнее ребят…”

16 сентября 2008 в 17:42, просмотров: 1077

Лучшая в России. Одна из лучших в Европе. Начнется скоро в Дубае Кубок мира — Наталья Селютина, мне кажется, и там не затеряется. Очень симпатичная, маленького росточка, худенькая, с элегантным рельефом мышц… Говорит быстро и хорошо.

А главное — правильно! Вот такие у нас регбистки. Если когда-нибудь, дай бог, поедут на Олимпиаду — лично я буду болеть за них особенно.

Вы сейчас, прочитав это интервью, поймете почему…

Наталья, запыхавшись, усаживается за столик.

— Что будет, если ваш вид спорта сделают олимпийским? — спрашиваю.

Хохочет:

— Я, наверное, напьюсь! Это будет мой день… Я пойму, что родилась в то время, в том месте и занимаюсь тем видом спорта, которым должна заниматься. Я хочу на Олимпиаду! Потому что, к сожалению, в легкой атлетике, которой раньше занималась, не добилась больших успехов. Очень тяжелый вид спорта. Я бегала за школу братьев Знаменских. Получила первый взрослый разряд. Чуть-чуть не стала кандидатом в мастера. Но чуть-чуть, понятно, не считается. А в сборную страны попадают лучшие из лучших. Единицы. Надо не просто родиться одаренным, а быть, что называется, со звездой во лбу. Плюс это очень большой труд!

— А какие дистанции бегала?

— 100, 200 метров, эстафеты…

— О! Я теперь понимаю, почему ты стала лучшей нападающей в регби. Твоя стартовая скорость дает очень много…

— Конечно! Но скорость — это врожденное качество. Она либо есть, либо — нет. Ее нельзя развить. Можно усовершенствовать, но не более того. Поэтому мне повезло.

— А почему в регби ушла?

— Я — разумный человек, поняла, что убиваться до 25 лет нет смысла. В легкой атлетике тоже есть травмы, их больше, чем в регби. Потому что в атлетике работаешь на износ. Если в командном виде спорта можно подумать: а там за меня подчистят, там подстрахуют — то если травмируешься в легкой атлетике, то шиповки можно выбрасывать и идти играть в шахматы… Мне, кстати, надо спешить. Скоро поедем в Кузьминки, там у нас тренировочный центр.

— Расскажете поподробнее?

— У нас вообще-то два центра. Один в области, еще строится. Другой — в Москве, в Кузьминках, где уже все готово. Там много-много домиков. Специальные номера сделаны для тренеров, игроков, судей. Условия потрясающие! Плазма огромная, всякие шарики-магнитики… Мы когда первый раз туда приехали — обомлели просто!

— В российском регби это большая редкость?

— Да там просто живешь на поле. Приезжаем в тот же Узбекистан: до поля пока дойдешь — уже устанешь. Приходишь, а там на газоне стекла, камни, какашки всякие… Ходишь, убираешь перед тренировкой. А тут встала, чаю попила, за угол завернула — и уже на отличном поле.

Я вообще считаю, что в России должны быть искусственные поля. Много! Неужели это так сложно? У нас куда ни придешь — везде футболисты. Да я не против! Наверное, это тоже хорошо… Но нам-то надо где-то играть. Тем более нам поле необходимо только для игры. А тренироваться мы можем везде, где есть пространство.

— Как же вы пережили знаменитый марш-бросок до Франции на автобусе, когда на чемпионат Европы ехали?

— Сама не знаю. Я потом долго-долго не могла ездить на автобусах. Но самое интересное, что чем условия лучше, тем хуже мы играем. Как порой бывает? Нет воды, жили в пансионате для инвалидов, душ на этаже один, еще один — в подвале, на завтрак тосты с джемом.

— А говорят, что женское регби за границей развито на уровне…

— И в самом деле так! Это, наоборот, организаторы ЧЕ пошли навстречу малобюджетным командам — предоставили относительно недорогие условия. Я понимаю наше руководство, денег на женское регби трудно найти… Лично я готова жить в любых условиях, лишь бы участвовать в чемпионате Европы. Как играли в советское время? Приезжали на турнир, ставили рядом с полем палатки, никто не жаловался — это было нормой. А сейчас гостиницу, видите ли, подавай…

— Это же какая должна быть преданность своему делу?

— Я знала, что этот чемпионат Европы будет отборочным к Кубку мира. А Кубок мира — это вершина, цель для любого спортсмена. (Ну, Олимпиада — это даже не обсуждается.) Тем более в Дубае будет первый официальный Кубок мира.

— Кстати, о команде… Говорят, по дороге во Францию вы все здорово подружились?

— Да мы и не ругались. У нас и так очень дружный коллектив. Хотя играем за разные клубы, но я могу позвонить и так запросто спросить: Катюха, как дела? Чем занимаешься?

Нас очень мало, и нет смысла показывать свой характер. Если не будет нас, то не будет вообще никого.

— И с этой мыслью вы обыграли сборную Франции, действующего чемпиона Европы.

— Не могу сказать, что не верила в нашу команду. Но мне кажется, никто не ожидал, что мы станем бронзовыми призерами. У нас была задача попасть в шестерку. А там такие гранды играют! В прошлом году той же Франции, абсолютно тому же составу, ни одного человека не поменялось, мы проиграли — 0:45. Англии — 0:50. Было ощущение, что нас кидают под танки. Не то чтобы мы не понимали, как играть, — мы все понимали. Но ничего не могли сделать! Это было как комариное “дзи-и-и-и”… Кто-то из наших мячик получил, а его тут же — бах! Снесли.

— И что же изменилось?

— За этот год мы набрали игрового опыта. Пришел Павел Александрович Барановский. Когда приходит человек абсолютно незнакомый, а он раньше, кажется, в мужском регби работал, тогда и получается то, к чему всегда надо стремиться: дисциплина и четкое выполнение установки. Он не был ни на чьей стороне. Он был ровно посередине, и все были в одинаковых условиях. Поэтому мы, когда выходили на поле, делали то, что говорил тренер: ждали соперника, держали линию и гоняли их то на правый край, то на левый. И соперник просто сам начал ошибаться, в центре защита плотнее была. Ловили на ошибках. Но и это было очень сложно, потому что вот она стоит перед тобой, ну хочется дернуться, захватить ее. Но нельзя! Стояли и смотрели друг за другом, каждый защищал спину партнера. Если кто-то убегает, я встаю на его место.

— Реально было стать чемпионами Европы?

— Мне кажется, нет. Это выше всех наших мечтаний. Но мы не должны были проигрывать Голландии… Как же они меня бесят! Если мы с ними встретимся на Кубке мира, я разорвусь в клочья, но мы у них выиграем. Ну слабее они нас! Просто так попало, что мы с ними играли в период усталости, проиграли из-за собственных ошибок. Обидное поражение. А потом голландки проиграли в финале Англии — 0:50. Мы бы тоже проиграли, но не с таким счетом. Мы бы поборолись…

— Кубок мира пройдет одновременно с мужским. Это как-то скажется на посещаемости женского регби?

— Дубай — это такой город! Я не знаю, откуда там зрители берутся… На запасные поля они не ходят, сидят только на главном, потому что там трибуны большие. Настоящее шоу устраивают! Я каждый раз, как выхожу там играть, — мурашки по коже. Там нет, как в футболе, фанатов. Они просто болеют за регби. Никто не уходит: а, девчонки играют, пойду пивка попью. Наоборот, считается, что девчонки играют намного агрессивнее ребят.

— Сколько еще планируешь играть?

— Я вообще не планирую. Это увлечение, хобби… Хотелось бы поработать на телевидении. Но вообще-то неизвестно, что будет завтра.

P.S. Сегодня у Натальи — день рождения. Отдел спорта “МК” от души поздравляет именинницу и желает ей дальнейших спортивных успехов.



Партнеры