Независимость на полном курьезе

“МК” установил отношения с главами самых непризнанных государств в мире

17 сентября 2008 в 16:59, просмотров: 1314

Глобус продолжает меняться. Косово, Южная Осетия, Абхазия — при всей проблематичности их всеобщего признания — будут фигурировать на картах. Из-за их суверенитета ломаются и еще очень долго продолжат ломаться копья.

А еще в мире периодически появляются такие государства, чье рождение, существование и отмирание остаются почти незамеченными. Мировые СМИ сообщают о них разве что как о курьезе. Только в сентябре два эстонских хутора под Нарвой объявили о выходе из состава Эстонии и восстановлении на своей территории советской власти. А жители маленького островка неподалеку от Сардинии провозгласили “независимость” Республики Малу-Венту…

Есть мини-государства — Ватикан, Науру, Сан-Марино, Монако, Андорра... Они признаны другими странами, состоят в ООН и иных солидных организациях.

А есть еще категория образований, которые именуются “микронациями”. Например, княжество Силенд, размещенное на металлической конструкции в Северном море поблизости от британских берегов. Или “фольклорная”, как называют ее местные жители, “Республика Соже” на границе Франции со Швейцарией. Это не считая тех государств, которые существуют в виртуальном пространстве — в воображении их отцов-основателей, в лучшем случае в Интернете.

Создаются “микронации” по разным причинам. Где-то для привлечения туристов, где-то ради удовлетворения тщеславных амбиций, где-то из-за прорех в законодательстве, где-то из чистого хулиганства. У них есть, как правило, очень небольшая территория, гражданство, паспорта, валюта, почтовые марки. Но никто их не воспринимает всерьез. Создателей подобных микрогосударств, впрочем, вопрос признания не очень-то волнует. С представителями некоторых из таких “микронаций” удалось пообщаться “МК”.

“Мы оккупированы Италией”

— Слово “микронации” обычно относится к самопровозглашенным образованиям, как правило, сфабрикованным в Интернете, — заявил “МК” представитель внешнеполитического ведомства Княжества Себорга Жан-Филипп Арнот. — Себорга — очень древнее государство (с 954 года!), которое никогда не прекращало своего существования. Оно не самопровозглашенное государство, а княжество, добивающееся восстановления своей независимости. Так что в Себорге не любят, когда ее называют “микронацией”...

Это микрокняжество, которое даже с микроскопом не найдешь на политической карте мира, тем не менее существует на севере Италии. Вообще Себорга — это небольшой городишко в Лигурии, с населением в три сотни жителей. Итальянское правительство считает Себоргу неотъемлемой частью территории страны. Но сторонники независимости во главе с 62-летним князем Джорджио I (в миру Джорджио Карбоне, бывший когда-то главой кооператива местных цветоводов) считают иначе. На проведенном в 1995 году референдуме жители Себорги 304 голосами “за” при 4 “против” поддержали конституцию княжества и высказались за независимость от Италии. В Риме всерьез этот референдум не восприняли.

С международным признанием дела обстоят тоже не слишком блестяще, хотя в Себорге по этому поводу комплекса неполноценности не испытывают. “У нас есть собственная валюта — луиджино, официально с 1666 года, а фактически примерно с 1630 года”, — с гордостью сообщает Жан-Филипп Арнот. Кстати, эта древняя валюта хоть и ходит лишь в пределах Себорги наряду с евро, зато признана Международным банком. За 1 луиджино дают 153 рубля, так что себоргская валюта считается одной из самых дорогих в мире. От продажи коллекционерам местной монеты, а также почтовых марок идут главные поступления в бюджет Себорги.

— Папское государство признавало Себоргу суверенным государством по крайней мере до 1946 года, — рассказывает г-н Арнот. — Другие государства оказывают нам любезность допущением деятельности наших представительств и консульств, даже без специального разрешения: Франция, Бельгия, Люксембург, Италия... Заметьте, что более старые государства признают государства молодые. А Себорга была суверенной уже в 954 году... Так что Себорга должна признавать Италию, а не наоборот!

— Чувствует ли Себорга давление на свою независимость со стороны Италии?

— Конечно! Мы оккупированы и управляемся Италией, но мы не Италия. И никогда Италией не были. Себорга с 954 г. находилась в зависимости от Папского государства (Ватикана). С 1729 по 1946 г. Себорга была личным протекторатом Савойского дома без включения в состав какого бы то ни было государства.

— А что вы думаете насчет признания Косова, Абхазии и Южной Осетии?

— Мы понимаем точки зрения всех признающих государств и по существу мы поддерживаем все признания, но мы хотим и сохранять добрые отношения с теми странами, которые теряют часть своей территории, мы понимаем также и их точку зрения. Основная проблема в том, что здесь может быть заключен эффект бумеранга для признающих государств! Причем это касается не только других государств на Кавказе и во всем мире, но даже возможности раскола Украины на Запад и Восток. Уже можно представить себе скрытые или явные переговоры между различными государствами типа: “Если вы признаете мое отделение, то я признаю ваше...” И так далее.

Пшеничная война

На западе Австралии, в 517 км от города Перт, на площади в 75 квадратных километров раскинулось княжество Хатт-Ривер, считающее само себя суверенным государством. Оно было основано в апреле 1970 года фермером Леонардом Джорджем Кэсли. Вместе со своими сторонниками он объявил о выходе их фермерских наделов из состава штата Западная Австралия. Теперь 83-летний Кэсли именует себя “Его Королевским Высочеством князем Леонардом I”. В самом княжестве живет всего несколько десятков человек, но по миру насчитывается более 13 тысяч обладателей паспортов княжества Хатт-Ривер. Увы, ездить с такими паспортами по планете не получится.

Что же послужило причиной отделения от Австралии? Об этом “МК” рассказал сам монарх — Леонард Первый, передавший “наши наилучшие пожелания всем в России”.

— В 1969 году правительство штата Западная Австралия выдало фермерам квоты на пшеницу, ограничения по количеству зерна, которое может продать фермер. Мы выращивали в год пшеницы на 13 000 акров. Когда в 1969 году мы высаживали наши сельхозкультуры, нам пришлось сократиться на 10%. Но когда в конце октября 1969 года пришло время уборки урожая, правительство выпустило разрешения — наше было эквивалентно всего лишь 100 акрам. Мы были просто вычеркнуты из этой индустрии.

Когда я стал проверять, то обнаружил, что у правительства нет никакого закона, позволяющего вводить такие квоты. Тогда я обратился с протестом в правительство Австралии. Губернатор Западной Австралии вырвал мое письмо из рук правительства и написал мне, что нет никаких оснований для пересмотра наших квот. Затем ее величество королева Елизавета II приняла закон, оправдывающий наше притеснение, поскольку у губернатора такого закона не было. Тогда я потребовал от Западной Австралии компенсации. Это заставило политическую верхушку штата преподать нам урок и урезать наши земли. Я написал губернатору Западной Австралии, что такое намерение отобрать у нас землю является беззаконным. Права собственности на наши земли — это юридический документ, и в нем сказано, что у нас может быть забрано на любые цели не более 1/20 части наших земель. Когда же губернатор нам не ответил, мы отделились, чтобы остановить отъем наших земель.

После того как мы отделились, меня приглашали во многие университеты Австралии, чтобы выступать на юридических факультетах с приветственными речами и учить их тем законам и правовым принципам, которые мы использовали.

— Оказывает ли Австралия давление на ваше княжество?

— На протяжении 39 лет Австралия многое предпринимала против нашего княжества, чтобы создавать ему помехи и ликвидировать его. 2 сентября наши законные представители из Австралии, Франции и Гааги представили документы Международному суду в Гааге. Мы уверены, что австралийцы не пойдут с нами в этот суд. Они уже отвергли наше право идти в Международный суд и пытаться обратиться к австралийскому суду. Однако то, что сейчас делает премьер-министр Австралии Кевин Радд, вызывает сожаление. Это может позже стать предметом рассмотрения в Международном суде справедливости.

Я писал австралийским министрам и чиновникам, что мне может понадобиться поездка в Международный суд в Гаагу и пользование австралийскими аэропортами и что они должны дать мне право на перемещения. На сегодня было получено абсолютное “нет”. Мне отказывают в праве на свободное перемещение, игнорируют Женевские конвенции и в то же самое время используют муниципальные суды для моего преследования.

— Есть ли у княжества диппредставительства за рубежом?

— В нескольких странах, например в Кот-д’Ивуаре, есть наши консульские учреждения. Также имеются наши спецпредставители в некоторых государствах. Мы подали заявку на получение статуса наблюдателя при ООН.

— Из чего складываются доходы вашего государства?

— Доходы в бюджет поступают от филателистической торговли, продажи автомобильных номеров, регистрации компаний, гражданства и т.д. Каждый год княжество посещает более 30 000 туристов.

Нелегальная “ракушка”

Если за идеей независимости Себорги стоит исторический бэкграунд, а за суверенитетом Хатт-Ривер — борьба австралийских фермеров с несправедливостью, то в американской Флориде самопровозглашенная микронация возникла из чистого шутовства: “Наша декларируемая внешняя политика — смягчение мировой напряженности путем применения юмора”.

В одном из курортных местечек Флориды можно увидеть объявление: “Welcome to the Conch Republic”. Conch по-английски означает “моллюск”, “раковина”. Стало быть, по-русски можно называть это “государство” “Ракушечной республикой”. Четверть века назад несколько жителей Ки-Уэст провозгласили отделение от США. Даже тогда это не было проявлением настоящего сепаратизма, а теперь и подавно все страсти улеглись. Однако “Ракушечная республика” продолжает привлекать к себе туристов. Каждый год в апреле к радости местных жителей и приезжей публики празднуется “день независимости” “Ракушечной республики”.

“Офис генерального секретаря” сэра Питера Андерсона прислал по электронной почте в “МК” изложение событий, приведших к провозглашению этой “республики”. Где там правда, а где шутка, судить читателю.

“Ракушечная республика родилась 23 апреля 1982 года в ответ на блокаду пограничным патрулем Соединенных Штатов Флориды-Кис (цепь островов во Флоридском проливе. — А.Я.). Поскольку правительство США повело себя по отношению к Флорида-Кис как иностранное государство, мэр Ки-Уэста Дэнис Уардлоу отделился от Союза, объявил войну, капитулировал и обратился за иностранной помощью. На протяжении многих лет США никак не реагировали на отделение. Сегодня мы являемся двойными гражданами как США, так и Ракушечной республики”.

На самом деле все обстояло так. В 1982-м американские пограничники установили пункт проверки на дороге, ведущей к Флорида-Кис. Они обыскивали машины на предмет поиска наркотиков и нелегалов. Городской совет Ки-Уэст усмотрел в этом проблемы для туристов и счел меры пограничников вредящими местному туристическому бизнесу. А поскольку федеральные власти остались глухи к требованиям муниципалитета, то мэр Ки-Уэст и пошел на “отделение”.

Что касается объявления войны США, то все было проделано символически: над головой человека, одетого в военно-морскую униформу, сломали кусок черствого хлеба. Через минуту “сепаратисты” сдались тому же человеку в форме. Что касается иностранной помощи, то ее действительно попросили, и немаленькую — миллиард долларов. Все это шутовство, однако, возымело действие. “Ракушечной республике” было обеспечено паблисити, а блокпост и пункт проверки с дороги вскоре убрали.

Из “Ракушечной республики” нам даже прислали форму для заполнения — видимо, на тот случай, если мы захотим прикупить документы гражданина этой республики. Правда, “ракушечники” честно предупреждают: “Ракушечная республика” имеет собственные паспорта, как гражданские, так и дипломатические, которые принимаются более чем тридцатью странами мира... Однако мы не представляем наши паспорта в качестве имеющих силу документов для поездок, и они не дают особых привилегий с точки зрения иммиграционной политики США”.

Несмотря на подобные предупреждения, некоторые люди все-таки покупают краснокожие диппаспорта “Ракушечной республики” в надежде передвигаться при их помощи по миру.

Желающим расстаться с деньгами “Ракушечная республика” предлагает стать ее послом доброй воли (стоит $900), почетным консулом ($1250), генконсулом (от $2500), послом ($10 000). Интересно, есть ли отбой от желающих? А то ведь может оказаться, что создание “микронаций” — дело весьма прибыльное…



Партнеры