Франкенштейн свинячьих тушек (ФОТО)

Знаменитый бельгиец Вим Дельвуа показывает Москве свое татуированное искусство

21 сентября 2008 в 19:02, просмотров: 1015

Тату свиней, секс под лучом рентгена, готические бетономешалки... Это не записки сумасшедшего. Это список арт-достижений самого знаменитого бельгийского художника Вима Дельвуа. Ему уже доводилось показывать Москве живых свиней, сплошь покрытых провокационными тату. В этот раз он привез их шкуры. “МК” узнал у художника, как из свиньи сделать искусство.

Мы беседуем в галерее Diehl+Gallery one. На стенах — волосатые шкуры татуированных свиней. На втором этаже галереи — рентгеновские снимки, на которых видны все анатомические подробности. В центре всего — 5-метровая готическая башня...

— Вим, каковы темы ваших арт-тату?

— Это как энциклопедия в мире тату, — живо рассказывает веселый художник. — В искусстве татуировок много повторяющихся тем, привычных людям. Я собираю все классические образцы тату и довожу их до абсурда. Если я наношу свинке рисунок Христа, это не значит, что я в него верю или что она в него поверит. То же с рок-н-роллом и с любой темой. Я показываю тривиальность.

— Татуировка — это больно. Вам не жалко свиней?

— Когда я выбираю свиней, мне жалко тех, которые остаются. Мне бы хотелось взять всех, ведь я очень люблю животных. Когда свинью откармливают для мяса — это намного хуже для животного. Через несколько месяцев усиленного питания они уже не могут стоять на ногах. Кости просто не выдерживают большого веса.

— Но ведь убийство остается убийством...

— У меня свиньи живут намного дольше, чем те, которых выращивают ради мяса. Я, например, вообще вегетарианец. Мои подопечные снимаются в фильмах. Еще двое, Омлет и Гамлет, участвовали в биологических экспериментах. Они до сих пор живы.

— А давно на животных подсели?

— Первый рисунок на коже мертвой свиньи я сделал в 1995—1996 годах. А 1998 году я выставлял уже живых татуированных свиней — четыре штуки. Тогда я еще не мог представить, что буду делать по 20 штук в год. Вначале было сложно собрать необходимый штат людей: врачей, мастеров тату и персонал.

— Спустя десять лет то, что раньше не могли себе представить, превратилось в настоящую индустрию. У вас есть своя ферма в Китае.

— Сначала в 2003 году я просто заплатил китайскому фермеру, чтобы он следил за моими свиньями. Потом собрал команду. Но уже в следующем году решился арендовать ферму. А через год купил ее.

— Как же из обычных свиней сделать высокохудожественных?

— Мы покупаем свиней каждую весну. Когда они достигают веса 30—40 кг, начинаем их татуировать. Свиней можно усыплять только на два часа в неделю, чтобы нанести рисунок. Больше они не выдержат. Нужно начать работать с 20 свиньями в феврале, чтобы к ноябрю они были готовы. Уже к маю свинья весит 100 кг. Тату растягивается. То есть природа сама дорабатывает рисунок.

— В чем смысл “эффекта природы”?

— Ты делаешь рисунок, а все остальное природа делает сама. Цвета светлеют, края расплываются. Изображение сильно меняется. Получается красивая метафора жизни. Это можно сравнить с рынком искусства. Каждый человек, который приобретает картину, рассчитывает, что цена на нее вырастет. Я издеваюсь над этой идеей. Я получаю реальный прирост, природный, в своем искусстве.

— Вы живете в Бельгии. Часто посещаете любимцев?

— До этого года я ездил каждый месяц, чтобы следить за работой. У меня есть три тату-мастера. Но я и сам делаю татуировки.

— А как насчет организаций в защиту животных. Они вас донимают?

— Один раз такой случай был. Одна организация устроила митинг прямо на моей выставке, пока я был в Китае. Они хотели привлечь к себе внимание за счет меня, сделать себе пиар. На самом деле они понимали, что я держу животных в намного лучших условиях, чем кто-либо еще.

— У вас самого есть тату на теле?

— Я же не свинья.

— Тату-свиньи — это не полный список ваших провокационных затей. На ваших рентгеновских снимках видны все подробности сексуальных отношений людей. Как создавалась эта серия?

— Хорошая пара стала ее героями. Они оставляли своих детей с дедушками-бабушками, чтобы прийти ко мне “на рентген”. Я делал снимки прямо в больнице. Я сумасшедший доктор… Доктор Франкенштейн!..

— Смело! Как вам такое разрешили?

— Со мной за стеклом находился профессиональный врач. А я подсказывал влюбленным движения и следил, чтобы они не вылезали за границы рентгена. Сейчас я уже приобрел себе домой рентгеновскую машину.

— Чтобы “нужные части тела” были хорошо видны, вы специально что-то делали?

— Есть специальный напиток, который принимают, чтобы внутри тела органы были хорошо видны. Врачи всегда дают перед рентгеном выпить эту жидкость. Я подумал, а почему бы не намазать “нужные части тела” этой жидкостью. Бариум сульфат называется.

— Фотосессия часто заканчивалась сексом?

— Конечно, бывало. А если у мужчины вдруг не получалось, если он нервничал, то делали укол возбуждающего средства.

— Для здоровья такой арт вреден?

— Мы делали одну пару раз в шесть месяцев. Было много разных пар и много съемок. Так что без потерь.

— После свиней и рентгена что-то новенькое придумалось?

— Готическая архитектура. Я начал работать с этой темой в конце 90-х. Но моя цель сейчас — создать настоящее здание в реальную величину.



Партнеры