Редкая птица долетела до середины Москвы

Саратовский ТЮЗ стал козырным на столичных театральных подмостках

23 сентября 2008 в 17:11, просмотров: 719

“Синяя птица” из Саратова без проблем преодолела трудности перелета. Два дня подряд первый в мире детский театр — ТЮЗ им. Киселева — играл в Москве спектакль с таким названием. Чем достойно отметил свое грядущее 90-летие.
 
В театре, как известно, легенда важнее документа. Так вот, “Синяя птица” Мориса Метерлинка — самая старая легенда российского театра.

Рождественская притча? Волшебная сказочка? Поучительная история? Все вместе, а главное — необузданность фантазии Метерлинка. Он обнаружил душу буквально у всего живого и неживого, движимого и недвижимого, реального и ирреального. У хлеба, что каждый день подают к столу, у стихий огня и воды, что бывают для человека прекрасными и ужасными. А умершие бабушка с дедушкой? А царство нерожденных детей? Это тоже есть. Но режиссер Александр Пономарев достаточно пиететно обошелся с фантазиями автора.

— У Метерлинка очень много всего, — объясняет Пономарев перед спектаклем за кулисами. Видно, что сам волнуется, волнуются и артисты саратовского ТЮЗа в причудливых костюмах. — Поэтому, например, я часть спектакля вывел в фойе.

Фрагмент про нерожденных детей мы увидим в антракте. Пока же — сцена. Начало бытовое, грустноватое — Тильтиль и Митиль в длинных ночных рубашках всматриваются в зал, как в жизнь. Там дети богатых накануне Рождества кушают пирожные, развлекаются… Дольче вита не для всех — как это сегодня актуально. Вот только у сегодняшних детей нет феи Берилюны, которая даст обруч с алмазом, который, если повернуть… Вот Тильтиль и повернул.

Сцену из бедного быта сменяет волшебный мир грез. Один за другим детям являются души — молока, вылившегося из крынки, и хлеба — из квашни. Изящный сахар ломает прозрачные пальцы и как леденцы дарит детям. Огонь (черные волосы до плеч и алый плащ) мечется вокруг воды в голубом платье. Кошка хочет всех перессорить, и лишь пес называет хозяина “мое маленькое божество”. Маленький человек, возведенный в ранг божества, отправляется в опасное путешествие за синей птицей. Порода представителя пернатых не обозначена у Метерлинка, так же как и у Пономарева. Это символ: счастья, надежды — а уж какого цвета… Кстати, интересно, если бы Метерлинк в свое время назвал ее голубой, красной или зеленой — имела бы она успех?

Но особенно задумываться над поисками слова некогда, потому что опасное путешествие, растянувшееся на три акта с двумя антрактами, продолжается. И не только для героев сказки: художник, взявшийся за столь необычное произведение из позапрошлого века, рискует. Он может не справиться с объемом волшебства или, наоборот, от страха все сделать с перебором. Еще — актуализировать старую вещь так, что мама родная не узнает. Саратовская команда, похоже, выбрала золотую середину, не впала в мистику, но и не ушла от реальности. Последнее можно отнести скорее всего к визуальному ряду спектакля, а точнее, к костюмам.

Начав праздновать юбилей в Москве, ТЮЗ продолжит торжества в Саратове, где на днях открывает один из многих своих фестивалей “От А до Я”.





Партнеры