Коррупцию в России нужно делить на четыре

Столько ее разновидностей насчитал Генпрокурор

24 сентября 2008 в 17:17, просмотров: 459

— Уровень коррупции в нашей стране сегодня зашкаливает! Наши нынешние действия — это не просто намерения или попытки. Отступать нам некуда, борьба с коррупцией становится ключевым вопросом нашей жизни. Поэтому мы должны действовать решительно, без каких-либо проволочек, — с этого начал свое выступление глава Администрации Президента РФ Сергей Нарышкин на координационном совещании руководителей правоохранительных органов, которое прошло в Генпрокуратуре в среду.

Нарышкин заявил, что к уголовной ответственности в России сегодня привлекаются лишь немногие высокопоставленные коррупционеры: “Вызывает тревогу тот факт, что до суда доходят в основном очевидные и несложные дела. Но даже здесь возникают проблемы с качеством собранных доказательств”, — посетовал глава президентской администрации.

Генпрокурор Юрий Чайка, выступавший с основным докладом, был весьма резок:

— Качество борьбы с коррупцией не отвечает ее масштабам. За первое полугодие текущего года в России было выявлено более 28 тысяч преступлений коррупционной направленности, почти на 9% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Однако это несравнимо с размахом коррупции. Согласно соцопросам, значительной части российского общества проще заплатить недобросовестному чиновнику, чем жить и поступать по закону.

Генпрокурор выделил четыре основных разновидности коррупции в нашей стране: бытовая коррупция, коррупция в органах госуправления, коррупция в судебно-правовых и контролирующих органах, а также коррупция среди представителей органов власти. Простые люди ощущают коррупционное давление в здравоохранении, образовании и жилищно-коммунальном хозяйстве. А коррупция на бытовом уровне формирует негативное отношение людей к власти.

— Мы используем все возможности для отыскания за рубежом имущества, нажитого незаконным путем. Даже если оно записано на других лиц. Для этой работы будет привлечена Служба внешней разведки, — пообещал генпрокурор.

Глава МВД Рашид Нургалиев отметил, что ущерб, наносимый экономике страны в результате коррупционных преступлений, по некоторым оценкам, составляет более $20 млрд. долларов ежегодно. Но реальных цифр не знает никто. Вместе с тем, по данным парламентской комиссии по борьбе с коррупцией, ущерб оценивается в сумму порядка 40 млрд. рублей. И отношение в обществе к коррупции достигло “критической массы”.

Несколько неожиданно выступил глава Счетной палаты Сергей Степашин. Он считает, что ситуация с коррупцией тяжелая, но не настолько критичная. “Разве коррупции нет в европейских странах? Что, она только в России?” По его мнению, необходимо менять Закон о госзакупках, который содержит коррупционные риски. Особого контроля требует и закупка военной техники.

Затем Степашин вдруг перекинулся на другую тему: “Каждый из сидящих за этим столом испытал на себе, что такое информатака и дискредитация. Не надо стесняться бороться с информтеррористами. Мне на встрече в Европе сказали, что на взятки в России идет $300 млрд. Я спрашиваю: откуда такие данные? Мне ответили: из вашей прессы и выступлений чиновников. С этим тоже нужно бороться. Пусть отвечают за сказанное!” (На днях на одном из интернет-ресурсов появился компромат на главу Счетной палаты, что, возможно, и вывело его из равновесия.)



    Партнеры