Метро в ритме искусства

Вячеслав Спесивцев сыграл спектакль в столичной подземке

28 сентября 2008 в 17:37, просмотров: 634

Воскресенье стало тяжелым рабочим днем для работников метрополитена и милиции. На всей Филевской линии — от “Арбатской” до “Кунцевской” — пришлось выставлять дополнительный патруль у последнего вагона поезда. Случайные пассажиры глазеют на необычную для метро сумятицу: надо же, до чего додумались… Молодежный театр Вячеслава Спесивцева решил проникнуть в самую гущу жизни москвичей. Спектакль “И выбери жизнь…” по произведениям Михаила Задорнова.

— Действие повести Задорнова “Первый тамбур” происходит в метро, — рассказал “МК” Спесивцев. — Вот мы и подумали с ним: не сыграть ли нам все это в метро? Пошли к начальнику метрополитена Дмитрию Гаеву — он творческий, разносторонний человек.

Итак — метротеатр. Сначала все непонятно. Первые зрители сгрудились у касс “Арбатской” Филевской ветки и ждут. Мимо идут простые пассажиры… До тех пор, пока с высоты лестницы не покажутся актеры. Споют песни Окуджавы, расскажут про жену в роддоме и некачественную сантехнику, будут уборщицы в комбинезонах и сумасшедшая шепелявая теща… Короче, очень жизненно. А главный герой очень напоминает Михалкова в фильме “Я шагаю по Москве”. Простой такой, задушевный парень!

Перемещаемся из вестибюля под землю. Технически все просто: поезд как поезд, а в последний вагон вход только по билетам. И милиция кругом. Сам вагон ширмочкой разделен на две части: надо же куда-то актерам реквизит прятать. Мы едем, едем, едем, у нас тут любовная история завязывается, а за окнами, когда станцию проезжаем, наша милиция нас бережет.

Сюжет. Парень Юра знакомится в метро с девушкой, которая читает книгу. Уже два года он ездит с ней в одном и том же вагоне в одно и то же время. Далее будет любовная история, у девушки обнаружится ухажер, и Юра чуть с метромоста в реку не выбросится, но выберет жизнь… А там и девушка выберет его. Полный хеппи-энд. То же и с побочными персонажами. Журналист, который сначала от неудовлетворенности жизнью эмигрировал, потом в монастырь ушел, потом в рай, а потом успокоился и вернулся на грешную землю. Или сумасшедший писатель, у которого унитаз имеет собственное имя (Андрюша). Будет и иностранец, который все никак на “Кунцевскую” не доедет. Будет и шутка про этих странных русских: “У бабки гуси, собаки такие, никак домой не возвращаются, свиньи”.

Пока поезд едет по поверхности, актеры даже пейзаж обыгрывают: “А в этом пруду я маленьким купался с дядей Колей…” На станциях они выбегают, как будто уходят со сцены. На “Смоленской” даже дуэль с ведрами на головах устроили. Милиционеры, впрочем, уже ничему не удивляются.

— Они уже наши люди, — говорит Спесивцев. — Мы даже расписали машинисту, где с какой скоростью ехать. По метромосту между “Смоленской” и “Киевской” поезд едет 15 км/ч! Мне говорят: почему ты взял именно эту повесть? Она не смешная, без крови, убийств. А меня это не интересует, это все как в кино, а мне хотелось про жизнь. Для нормального человека метро — это часть жизни. И вот герой встречает в вагоне девушку, которая читает. Он ее клеит…

Не важно, где ты встретил свою любовь. Усилие даром не пройдет. Весь вагон наблюдает за тем, как рождается любовь.

Финал происходит там же, где было начало, — в вестибюле станции “Арбатская”. Тут уж зрители перемешиваются с простыми пассажирами. Заключительный поцелуй, последние аккорды песен Окуджавы, аплодисменты, что заглушают шум проходящих поездов… Кстати, на премьере 12 октября в этот театральный вагон заглянет и споет настоящий Иосиф Кобзон.





Партнеры